Сказки Меррикэт
дневник заведен 22-12-2003
постоянные читатели [31]
Bars@, brownie, chum, CurlyZu, Darth Schturmer, Dr N, Elven Skyer, Hydralisk, joker, Megadest, Night Lynx, pomponaz, poncha, Postman, shmel, Summerly, sushka, trogvar, Ttei, Whim, Wohltat, x:]], Без слез, Камрад П, КатКа, Кисик, Риска, Фелли, Флейта, Эль, Юна
закладки:
цитатник:
дневник:
Четверг, 19 Мая 2005 г.
12:42 Сказки циклом,
как из и следует читать.
В комментах.
Понедельник, 21 Февраля 2005 г.
16:02 Шумная сказка
В одном телефоне жил Брррпщщщ!. Его туда случайно положили при сборке.

Сначала Брррпщщщ! был маленький и всего пугался. Если говорившие по телефону повышали голос, он начинал шипеть и трещать. Чем громче они кричали - тем сильнее он шипел. Вообще-то он просто пытался отпугнуть крикунов. А то мало ли что они с ним сделают!

Довольно часто это помогало. Иногда ругавшиеся, устав от шума, бросали трубки. А если перезванивали - Брррпщщщ! не дремал и не давал им сказать ни слова, пока не перестанут злиться. И только тем, кому действительно надо было сказать что-то важное, он позволял поговорить.

Когда Брррпщщщ! подрос, он придумал увлекательную игру. С тех пор, как он ее придумал, в треск в телефоне почти пропал, но зато перестали слышаться некоторые слова. Они были нужны для игры - эти слова Брррпщщщ! утаскивал из разговоров и потом вставлял в паузы в других разговорах. Получалось замечательно.

- А потом мы пошли в бассейн... Брррпщщщ! за рыбой.
- Да что ты говоришь?!
- А что тут такого? Туда сейчас все ходят, кто заботится о здоровье... Брррпщщщ! котов.
- Ну-ну. А я слышала, что рыба котам совсем неполезна. Особенно котам, кошкам еще ничего...
- А при чем здесь коты?
- А при чем здесь рыба?
- Какая рыба? Слушай, ты что там, телевизор смотришь? Или с кем-то еще разговариваешь?
- Нет, я сейчас только с тобой говорю. И именно ты мне про рыбу и сказал.
- Да?.. Ну, может быть. Но я вообще-то про другое хотел сказать. Но это лучше не по телефону. Давай встретимся где обычно в семь...Брррпщщщ! девятнадцать?
- Но почему именно в это время?!
- Так будет лучше.

И действительно, так вышло лучше. Девушка пришла на место ровно в 19 минут восьмого, а молодой человек, предлагавший встретиться ровно в семь, не расстроился, потому что все равно предполагал, что она опоздает. Итак, они встретились, поговорили без помех и, представьте себе, вскоре поженились и стали жить вместе. А телефон, в котором жил Брррпщщщ!, достался родителям девушки. Которые не любили говорить по телефону.

Тогда Брррпщщщ! отчаянно заскучал и решил найти себе другое место. Он подался было в студию звукозаписи, но там его немилосердно подавляли. Тогда он улизнул на радио, но и там не задержался. Зато сумел свести знакомство с изготовителями рекламных роликов и понял, что ему ужасно нравится придумывать для них слоганы. А если некоторые из них и выходили не вполне понятными, то Брррпщщщ! уповал на звучность и на многозначность слов. И в большинстве случаев этого хватало.

- Покупайте березовый сок (Брррпщщщ!) с мякотью! Соки линии "Родная земля" придадут вам сил!

О, этот ролик крутили на всех телеканалах, сопровождая его очень романтическим видео. И Брррпщщщ! был счастлив, хотя все рекламщики объединились, чтобы найти того, кто перебивал им клиентов. Ведь Брррпщщщ! предлагал свои слоганы бесплатно.

Он звонил производителям продукции по телефону и говорил, что представляет компанию "Меткое слово", занимающуюся рекламой. И что в качестве рекламной же акции компания предлагает даром несколько рекламных слоганов. А потом, мол, если производители товаров захотят, смогут заключить с "Метким словом" договор на дальнейшие услуги. Это не могло не встревожить рекламщиков.

"Чего доброго - поймают и побьют!" - решил Брррпщщщ! и переключился на создание шлягеров для эстрады. Но и там царила жесткая конкуренция.

Брррпщщщ! расстроился и решил навестить свой старый телефон. Он пробрался туда и услышал:
- Мам, а папа дома?
- Брррпщщщ! Брррпщщщ! Брррпщщщ! Брррпщщщ!
- Ну, вот, сама слышишь! Спит он и храпит на всю комнату.
- Ой. Ну ладно, не буди его. Я завтра позвоню. Целую!
- Хорошо. А то он до утра телевизор смотрел и недавно только заснул. Ну, счастливо!
- Брррпщщщ! Брррпщщщ! Брррпщщщ!
- Пока!

- Как это - спит? - удивился Брррпщщщ!. - Так что же я, просто храп?

Тут спящий перевернулся на бок и стало тихо. Брррпщщщ! исчез.
16:00 Акварельная сказка
Однажды одна фея решила научиться рисовать. Она взяла волшебную бумагу, волшебную акварель и обычные кисточки. Потому что, как вы понимаете, волшебные кисточки рисовали сами. Потом она принесла воды, обмакнула кисточку в самую яркую желтую краску и стала трудиться.

Волшебные краски были такими красивыми, что от них не хотелось отрываться. И фея нарисовала целую желтую страну. А потом на другом листке - красную. А потом черную. А потом белую, а потом еще, и еще страны. А потом устала и пошла пить чай. А рисунки со странами остались сохнуть.

А в черной стране жили черная мышь и черный кролик. Мыши жилось хорошо, а кролику плохо. Мышь грызла черные сухарики и дикий черный рис. А кролику есть было нечего. И решил кролик махнуть за границу - в белую страну.

В белой стране водилась сочная белая капуста и полярные волки. К тому же там все было покрыто снегом, и ноги у кролика мерзли, а следы его было видно издалека. И кролик пустился бежать, чтобы не быть съеденным. И быстро оказался в красной стране.

А тем временем мышь соскучилась по кролику. Она собрала черные сухарики, завязала в тряпочку горстку черного риса и пошла в белую страну. И не успела доесть свои припасы, как дошла.

В белой стране она нашла белые сухарики. Очень вкусные. А еще там был сахар, белейший, настоящий рафинад. И были отпечатки лап кролика. Который, если судить по следам, несся во всю прыть. И мышь, прихватив запас еды, отправилась за ним.

А в красной стране кролик тем временем нашел красную морковку! Она так понравилась ему, что он забыл об осторожности и хрумкал на всю округу. И чуть не попался в зубы красной лисе. Еле-еле успел удрать и уж потом бежал без оглядки до самой желтой страны.

В желтой стране кролика поджидали репа и львы. А еще пустыня - много-много песка и солнца, так что можно было изжариться! Там его и нагнала мышь, попробовавшая в красной стране красной фасоли и даже яблоко. Ничего была фасоль, приятная, но мышь долго над ней не рассиживалась - покидала в мешочек запас и в желтую страну подалась. Где кроме кролика она нашла и сыр.

Уходить от сыра ей не хотелось, но ради кролика мышь решилась идти. Дальше лежали зеленая и синяя страны. В первой кролик наелся травы, но чуть не утонул в болоте, а мышь попробовала стручки горошка. А во второй стране было много разной воды, сладкой и соленой. И мышь напилась вволю, а кролик свалился в море и едва вылез на камешек.

Оттуда они побрели, куда глаза глядят. Там ничего не было, но идти было трудно - словно все время в гору лезешь. На вершине этой незаметной горы мышь остановилась и сказала:

- Надо что-то делать. Я этого так не оставлю!

И она уселась над незаметной пропастью и зарыдала в три ручья.

И рыдала так громко, что ее услышала фея, которая на кухне пила чай с прилетевшей в гости совой. Фея вошла в комнату и увидела, что на подставке лампы сидит мокрый черный кролик и очень заплаканная мышь. А через все рисунки протекает река мышиных слез. И краски на рисунках расплылись, так что страны кое-где покрасились друг об друга.

- Ах вы бедные! - сказала фея. - Ну, я сейчас все поправлю.

И она отнесла мышь и кролика на кухню и дала им чаю с молоком, сахаром и яблоками. А еще бутерброды с сыром. И пучок зелени для кролика. И пока сова занимала зверей разговором, вернулась в комнату, взяла краски и сделала все страны по-настоящему разноцветными.

А потом сова подхватила обоих грызунов, понесла над новыми краями и опустила там, где им больше всего понравилось. И за это фея дала сове кусок шоколадного торта, а потом, подумав, отрезала кусок и себе.

- Я ведь научилась рисовать, а это можно и отпраздновать! - объяснила она.
14:53
Главный вопрос, который сейчас меня мучает - так это стоит ли сюда повторять сказки, которые были в двненике? круг ПЧ почти тот же.
Вторник, 12 Октября 2004 г.
10:35
Жил на свете мышонок по имени Аззи. Не подумайте чего дурного, назвали его в честь азбуки. Ибо была у мышиного народа традиция называть детей в честь того, что первым попадется родителям на глаза после появления отпрысков на свет.

Мера эта была вынужденная, так как обычно у мышей рождалось великое множество деток. Аззи был 18-м. До него у мышиной четы родились Кора (названа в честь корочки сыра, ловко похищенной главой семьи из мышеловки), Харик (в честь сухарика), Сал (ну, вы сами понимаете), Стальные Челюсти (в честь той самой мышеловки) - и еще с десяток превосходных мышат.

Аззи рано научился читать и считать - не зря же он был 18-м. Кроме того, бабушка Аззи справедливо считала, что держать дома непрочтенные книги было непозволительной роскошью. Прочитанные книги было не жалко съесть, съедая же непрочитанные, старшие мыши чувствовали, что лишают своих детей возможности получить образование.

В результате у Аззи рано развился вкус к хорошей литературе. Впрочем, не брезговал он и детективами, и справочниками, и учебниками, и даже атласами. Часто мышонок целыми днями сидел за книгами, разбирая слова и цифры. Бабушка Аззи считала это пустой тратой времени, но держала свое мнение при себе.

Бабушка ничего не сказала и тогда, когда Аззи свел знакомство с крысами. Да с какими! Самыми отпетыми портовыми! Чему хорошему они могли научить порядочного мыша? Однако бабушка Аззи придерживалась того мнения, что внук в состоянии сам выбирать себе подходящую компанию и не подпасть под дурное влияние.

А между тем портовые крысы познакомили Аззи с крысами с большого корабля - и он, не долго думая, уговорился с ними и уплыл в дальние страны. Крысы обещали не трогать его и показать, где можно укрыться от судового кота, если он застигнет мышонка, а Аззи за это всю дорогу рассказывал им увлекательные истории. И так они и плыли тихо-мирно, пока не приблизились к далекому южному порту. Вот там-то, когда матросы сошли на берег, Аззи и оказал корабельным крысам самую большую услугу.

Случилось так, что самый главный и находчивый судовой крыс зазевался, проделывая дырку в мешке с сухарями, и был схвачен котом. Кот не стал сразу душить пленника, а отнес его к трапу и начал с ним играть. А Аззи, который как раз готовился сойти на берег вслед за матросами, обнаружил, что дорога ему закрыта - если только он не хочет повергнуть себя смертельной опасности.

"Послушай, кот! - сказал тогда Аззи строгим голосом из-за кошачьей спины. - Ты это плохо придумал - ловить крыс именно сейчас!" "Кто это со мной говорит? - удивился кот, привыкший к полной бессловесности крыс. - И где ты?" "Стыдись, кот! - грозно и укоризненно сказал Аззи, укрывшись понадежнее. - Стыдись, ты ведь только что чуть не совершил самого тяжелого преступления в своей жизни! Это говорю тебе я, твоя совесть!"

"Какая совесть? - кот заозирался по сторонам. - Я никогда никакой совести не видел! Покажись!" "Стыдись, кот! - сказал Аззи их крошечной щелочки самым страшным голосом. - Ты хочешь обмануть меня, свою совесть! Ты думаешь, что сможешь выманить меня на палубу и сожрать! А ведь мне известно все, что ты делаешь. Я знаю, что это ты обгрыз унесенный на камбуз сыр! Я знаю, что это ты изорвал зубами книгу боцмана! А когда во всем этом обвинили крыс - скажи мне, кто притворялся неповинным в этом и терся боцману о ноги?"

Кот смутился - страшный голос говорил правду. "Но что такого я сделал сейчас?" - спросил он в сомнении. "Ты навлек опасность на весь корабль! - заявил Аззи. - Ведь крыса, что попалась тебе в лапы - это та самая, которая решает, когда надо бежать с корабля, указывая матросам, что судно тонет и пора спасаться в шлюпках. Но нет, тебе все равно, пусть даже погибнет весь экипаж - лишь бы мог ловить крыс, когда тебе вздумается! Пусть так, но как тебе понравится, если вместе с кораблем пойдешь ко дну и ты?"

Коту это вовсе не понравилось. Он посмотрел на палубу, давно ставшую ему родным домом, и отпустил крыса. Тот, почти не хромая, кинулся наутек и исчез за мешками. "Что ж, ты правильно рассудил! - сказал Аззи чуть менее сурово. - Но не думай, что этого достаточно! Если ты не исправишься, я не дам тебе покою и буду преследовать тебя всюду. Я заставлю тебя самого рассказать и боцману, и коку, и даже капитану, кто на самом деле добрался до сыра и книги. И будь уверен, капитан не станет долго терпеть тебя на этом судне!"

"Да отстань ты от меня! Я ведь отпустил эту крысу, чего еще ты от меня хочешь? Уйди, не ругайся!" - не выдержал кот. "Ни за что! - ответил Аззи, повышая голос и вылезая из укрытия. - Я буду являться тебе каждый день как привидение - в память всех убитых тобой крыс!" "Уйди, ну прошу же тебя, уйди! - зашипел кот. - Сейчас сюда придет капитан!" "Хорошо же, - сказал Аззи, - я уйду, так и быть. Но если ты за все плавание позволишь себе поймать больше двух крыс... И если снова будешь воровать... То смотри у меня, я вернусь!" И Аззи торжественно сошел на берег.

А в той заморской стране процветали два мышиных царства. Да-да, представьте себе, сразу два. И одно из них к прибытию Аззи было погружено в глубокий траур - правитель этого царства, не оставив наследника престола, буквально накануне прибытия корабля Аззи попался в мышеловку.

Мышеловку эту еще не проверили, и подданные мышиного правителя, заливаясь слезами, приходили попрощаться со своим королем. А тот, несмотря на страшные обстоятельства, сохранял присутствие духа и держался величаво.

Это, как и оказанное подданными несчастного короля гостеприимство, очень тронуло Аззи, и он заявил, что специально прибыл из-за моря, чтобы засвидетельствовать королю свое почтение. Уважая просьбу чужеземца, мыши отвели его к королю и злосчастной мышеловке.

Увидев ловушку, Аззи даже подпрыгнул от радости: среди изученных им дома книг была книжка с картинками, в которой объяснялось, как установить и открыть такую мышеловку! Он тут же принялся объяснять мышам, что нужно сделать, и вскоре мышеловка была открыта. К восторгу мышей, их король, хотя и изрядно помятый, выбрался наружу. Подданные внесли его во дворец, и он распорядился закатить пир на весь мир. И если вы думаете, что он не сделал Аззи наследником престола, то вы очень ошибаетесь!

В сущности, на этом история Аззи и заканчивается. С тех пор, как старый мышиный король удалился от дел, Аззи взошел на трон и принял имя Разгрызателя Оков.

Говорят, будто потом он сумел убедить заморских котов, лис и волков в необходимости беречь мышей и будто мыши обоих царств расплодились страшно. И будто потом прибыл в те края какой-то глуховатый кот, на которого пламенные мышиные речи не производили никакого действия, и начал снова ловить мышей. И будто бы все прочие коты и иные хищники после этого словно опомнились и последовали примеру того кота. И мыши снова научились жить тихо-тихо, не проповедуя мышиных истин - а один мышь, самый грамотный, сделался летописцем и записал эту историю возвышения и падения мышиных царств. И еще говорят, будто бы этого летописца знали под именем Аззи - но это, конечно, очень маловероятно.
Вторник, 24 Августа 2004 г.
15:23 Сказка из кусочков
По улице летал тополиный пух. Заглядывал прохожим в лица. С этим пухом всегда какое-то хулиганство выходит: вот однажды он так же летал-летал - да и стало ему скучно, так скучно, что на землю лечь потянуло. Лечь - и ничего не делать.

1. А прослышал он, что есть на свете волшебная птица Сирин, и все-то она веселится и смеется. И решил он ее найти для увеселения. Попросил пух ветер:
- Ветер-ветер, найди мне птицу Сирин!
- А что мне за это будет?
- А я буду играть с тобой и летать еще лучше!
- А что тебе от птицы нужно?
- А она меня развеселит - и я снова летать научусь!

Согласился ветер.

2. Полетел ветер по свету искать веселую птицу Сирин. Птица Сирин же так спряталась, что ветер ее не нашел. И решил тогда ветер, что где-нибудь во тьме не увидел этой птицы. И попросил он ночь:
- Ночь, ночь, темноты хозяйка! Найди мне птицу Сирин!
- А что мне за это будет?
- А я за это все звездочки в небесах почищу и будешь ты красивее белого дня!
- А тебе птица на что?
- А мне ее надо найти, чтоб тополиный пух развеселить.

И ночь согласилась.

3. Обняла ночь землю и воду, темнотой укрыла - но найти птицу Сирин и она не смогла! Подвинулась на другие земли и воды - и там птицы Сирин нету! Призадумалась ночь: да полно, точно ли есть на свете птица Сирин? И попросила она сны помочь ей.
- Сны, легкие сны! Помогите наяву мне сыскать птицу Сирин!
- А что нам за это будет?
- А я вас за это сделаю такими яркими, что вы не уступите яви!
- А зачем тебе птица Сирин?
- Ветер ищет ее, чтобы тополиный пух развеселить.

И сны согласились помочь.

4. Прошлись сны по городам и весям, поискали птицу Сирин. Не нашли птицы! Тогда уговорились они между собою и, подкараулив момент, один за одним пролезли тихонько в голову одному человеку. Вот проснулся человек и мается: что снилось - помнит плохо, а покою нет. "Сделаю-ка я птицу Сирин!" - сказал себе человек. Сны довольно захихикали, а он пошел делать.

Два дня думал он, думал - наконец стал делать птицу Сирин. А птица Сирин - та, что спряталась от всех - и говорит себе: "Эге, да так скоро вместо меня другая птица будет!" И решила притвориться той, игрушечной.

5. Вот изготовил человек птицу Сирин - на удивление ладную! И крылья ей сделал такие темные, мягкие. Настоящей птице, что за ним подсматривала, очень эти крылья понравились. "Дай-ка я, - думает, - полетаю на этих мягких крыльях!" И превратилась в ту, игруешчную птицу, и взвилась игрушка со стола, кувырк в окно - и полетела. Над столом только перо одно обронила. Плохо закрепленное.

Пожал плечами человек, подобрал перо, положил на стол у дивана. Пришли ночью сны, схватили перо, давай его просить:
- Перо, птицы Сирина перо! Помоги нам найти птицу Сирин!
- А что мне за это будет?
- А мы тебя за это раскрасим не хуже павлиньего!
- А зачем вам птица?
- А ночь ее ищет, чтоб ветру передать, чтоб тот отнес птицу Сирин к тополиному пуху - чтоб она развеселила тот пух.
- А как же вы птицу поймаете, если ее даже ветру не догнать?
- А уж это ты что-нибудь придумай. Песенку ей спой или сказку расскажи. Но только дай нам время незаметно вокруг птицы собраться!

И перо согласилось.

6. Только сказок перо рассказывать раньше еще не пробовало. Вот нашло тогда перо листок бумаги и давай строчить такое:

7. Жила-была на свете одна флейта. И так она была устроена, что вместо песенок сказки мурлыкала! И такие - что всем было интересно. Вот эта-то Флейта могла рассказать сказку хоть и для птицы Сирин! Вот и говорит птичье перо ей:
- Флейта, а флейта! Расскажи сказку, чтоб прилетела птица Сирин!
- А что мне за это будет?
- А птицу Сирин увидишь! - ляпнуло перо.

Но флейта только засмеялась в ответ.
- На что мне смотреть на птицу Сирин? Да и не буду я на самом деле сказки рассказывать, это ты, перо, плохо выдумало!
- А что же делать? - растерялось перо. - Ведь это я не себе, мне эта птица давно надоела!
- А кому?
- А снам, а те обещали найти птицу для ночи; а та обещала указать на нее ветру; а тот собирался птицу доставить к тополиному пуху, чтобы она пух смогла развеселить! Ты уж помоги!

И флейта согласилась помочь.

8. Только вместо сказок решила она выдуть мыльный пузырь.

Набрала флейта побольше особенного мыльного раствора - и стала выдувать. Ветер дыхание затаил, чтоб пузырь не испортить, ночь спряталась за дверь, чтоб пузырь не затмевать, а сны сбежались поближе - посмотреть на пузырь, да и птицу ловить. А флейта все старается, а мыльный пузырь все растет и растет - а в пузыре не просто солнце отражается, а прямо целые картинки видны!

Вот видно какую-то полянку, над ней солнышко блестит, а в траве медвежонок сидит. А стоит перед медвежонком молоденькая ведьма, коробочку какую-то маленькую в руке трясет, а медвежонок смотрит на нее - и от смеха фыркает.

- И ничего смешного! - фыркает в ответ ведьма и ногой топает. А медвежонок еще пуще веселится, хотя уже и дождик в пузыре льет.

А потом в пузыре появилась радуга. И смотрят все: стоит под радугой ведьма и хохочет. А в радуге, в красной ее полоске, сидит медвежонок и блестит, как лаковый. И видно, что очень ему его новый цвет шерсти нравится.

9. И медвежонок хлопает в ладошки и приговаривает:
- Здесь ли радуга, не здесь -
Пусть такой и будет шерсть! - и раз! перекатился через голову и попал в зеленую полоску радуги. Но остался темно-красным!

А ведьма из-под радуги закивала и заулыбалась. И человек тоже заулыбался.

10. А флейта перестала дуть и стала любоваться результатом. А птица Сирин села сторонке и засмеялась, защелкала клювом.

11. А сны обступили пузырь и стали его легонько, как воздушный шарик, подталкивать вверх. И он взлетел, а ночь подложила под него кусочек темноты - чтобы пузырь стал основательнее.

12. А ветер подхватил пузырь и понес показать тополиному пуху. Пузырь тихо приземлился и тут же лопнул, как только любопытный пух потянулся к нему.

13.
- Апчхи!! - чихнула ведьма, почувствовав, что пух лезет ей в нос. - Апчхи! Пчхи!!

И весь пух взлетел.
Пятница, 13 Августа 2004 г.
17:24 Про рассеянного.:)
Жил-был на свете рассеянный волшебник.

Он был очень способным волшебником, вот только часто отвлекался и забывал, что хотел сделать. А потому предпочитал вести самую тихую и неволшебную жизнь. Ну, насколько это было возможно.

Получалось это у него плохо. Живя в обычном доме в преобычном городе он, тем не менее, так и не мог запомнить, как и что нужно делать. Он часто забывал купить себе продуктов, а потому ему приходилось наколдовывать себе завтраки. Купить продуктов на ужин он тоже забывал - но к вечеру, случалось, забывал и о том, что это вообще нужно - ужинать. А по ночам часами вертелся в постели, позабыв, что собирался спать.

Устав бороться с бытом, волшебник решил отдохнуть. Он перечитал скопившиеся в почтовом ящике рекламные буклеты, приглашающие побывать в Турции, Египте и Греции и подумал, что в таких поездках, наверно, нет ничего интересного - всюду те же толпы и те же правила, что и тут. "Отчего бы мне не выбраться куда-нибудь "дикарем", как это люди называют? Куда-нибудь в лес. Я бы прекрасно отдохнул в одиночестве!" - сказал себе волшебник.

Сказано - сделано. Волшебник сосредоточился и купил себе рюкзак. В него он положил хорошо упакованный хлеб, соль в пластиковом пузырьке (так как не раз слышал, что соль всегда забывают), пару носков, небольшой пушистый коврик и еще всякие мелочи - и как-то незаметно рюкзак набрался полнешенек. Волшебник закинул его за плечи, взял газету - от комаров отмахиваться - и перенесся в лес, подальше от людей.

В лесу, хотя в городе все давно просохло, еще лежал снег. "И как же это я забыл, что сейчас только март!" - удивился волшебник и наколдовал себе лето. А потом вытащил из рюкзака коврик, сел на него с полчаса смотрел, как просыпаются и впопыхах выбрасывают листья внезапно разбуженные деревья и как расталкивают землю трава, цветы и мелкие кусточки. Наконец в воздухе совсем потеплело, вовсю запели птицы и появились долгожданные комары.

Волшебник замахал на комаров газетой - но они казались равнодушными к его усилиям. Целое облако комаров окружило его. "Ах, ну погодите!" - заворчал волшебник и полез в рюкзак за репеллентом. Но средства от комаров там, конечно, не оказалось - он забыл его дома. Или, если подумать, забыл еще в магазине. А на газету, как он ею ни размахивал, комары не обращали никакого внимания.

Тогда, почесав немного в затылке, он наколдовал комарам страсть к печатному слову. Это подействовало. Газету волшебнику, правда, пришлось бросить - потому что комары вцепились в нее всей толпой и принялись с наслаждением читать ее вслух. "Ззззза посследние дни в ссстоличном ззззоопарке родилиссссь... - отчетливо различал волшебник в их писке. - Ззздорово! Летим в ззззоопарк!"

Тут комариное облако поднялось и полетело в сторону города, волоча за собой газету. А волшебник свернул коврик, убрал в рюкзак и отправился гулять по лесу. Никакой опасности для города в комарином стаде он не видел, понимая, что комары по дороге попадут прямо в март и все позасыпают.

Весь долгий летний день волшебник бродил по лесу и с непривычки очень устал. Поэтому вечером он, не долго думая, положил свой коврик под ближайший кустик, рюкзак под голову - и уснул. А проснулся уже в сумерках - таким бодрым, что ему захотелось еще погулять. Быстренько собрав вещи, он наколдовал себе большого светлячка и зашагал, куда глаза глядят.

Впрочем, глядели они все больше по сторонам, так что время от времени волшебник спотыкался, а один раз даже скатился в овраг. Это не испортило ему настроения, но показало, что светлячкового света становится недостаточно. Тогда он наколдовал себе фонарик и стал выбирать дорогу внимательней. И вскоре ясно увидел, что заблудился.

Тогда волшебник сосредоточился и стал вспоминать, что положено делать заблудившимся. Все известные ему книжки для туристов советовали определить стороны света - и идти, следя за направлением, чтоб не начать кружить по лесу. Для очистки совести он немного порылся в рюкзаке - и убедился, что компас он забыл дома. Или, опять-таки, еще в магазине. Делать было нечего - и он наколдовал себе компас.

Однако компас ровным счетом никуда не показывал. Нет-нет, наколдован он был правильно - вот только волшебник вполне был в силах наколдовать себе север где ему пожелается. А потому компас не мог сориентироваться. Поняв это, волшебник снова разложил коврик, сел на него и загрустил. Он сидел, пялился в сгущающуюся темноту и время от времени бросал в нее шишки. И тут из этой темноты к нему вышел медведь-шатун.

Волшебник ужасно обрадовался: какая-никакая, а все-таки компания! Потому что вообще-то он успел соскучиться по обществу... Даже по своим городским соседям, представьте! А тут - целый медведь! И волшебник тотчас наколдовал ему речь.

- А Вы здесь откуда? - степенно начал медведь, разгребая лапой шишки.
- Из города, - легко признался волшебник. - А что?
Медведь покрутил носом:
- Видел я этих, из города. У них костер бывает. А Вы в темноте сидите.
- Ах, костер! Костер я сейчас сделаю, конечно! - засуетился волшебник, поняв, чего ему не хватало. И наколдовал костер. А потом полез в рюкзак и, в порыве благодарности, предложил медведю принесенный с собою хлеб.

Медведь огня не очень испугался. А хлеб, понюхав, взял и философски заметил:
- Вот ведь как бывает: везет мне сегодня. Утром еще снег повсюду был, а сейчас - тепло, грибы и ягоды всюду, рыбы в реке полно. А тут еще и угощают!
- По правде говоря, - слегка смутился волшебник, - это я лето сделал. Я, понимаете, пошел в лес - а там снег, зима почти. Ну, вот и пришлось делать лето, чтоб не мерзнуть.

Медведь одобрительно кивнул.
- И правильно. А то я проснулся рано, еще с неделю назад. А есть-то нечего было... Так проголодался, что на кого угодно готов был напасть.

Тут волшебник, слегка занервничав, решил дать медведю еще хлеба, но зачем-то подсунул спички. Тот обнюхал коробок и заинтересовался:
- А это для чего?
- А! - хлопнул себя волшебник по лбу. - Выходит, их я все-таки взял... Я, видите ли, все забываю. Так это - это чтобы костры разводить. Вот посмотрите - и он чиркнул спичкой и уставился на маленький огонек.

- И так может каждый? - поразился медведь.
- Ну конечно. Надо только держать их сухими. Но что ж Вы хлеб-то не едите?
- Да я уж сыт, - сказал медведь. - А вот Вы почему не едите?
- Да я как-то... - растерялся волшебник. - Я как-то и забыл, что нужно поесть.
Медведь снова кивнул:
- Конечно, нужно! Как же без этого.

И волшебник, повеселев, наколдовал себе и медведю целый пир. И хотя медведь действительно был сыт, кое-что - и даже очень многое, если честно - он сумел проглотить. А волшебник тоже основательно наелся за компанию.

А потом они еще долго сидели у костра и болтали. И медведь научился зажигать спички, а потом убедил волшебника, что ночевать в лесу совершенно безопасно. И тот, окончательно разнежившись, наколдовал себе подушку и одеяло и крепко заснул. А наутро, увидев, что волшебник и в самом деле ужасно рассеян, медведь напомнил ему, что обычно люди в лесах не живут, а только гуляют. А выбираются из леса по тропинкам.

И они пошли искать какую-нибудь тропинку, а потом, когда оба нагулялись до легкого одурения - и им надоело искать то, чего там сроду не было, - волшебник наколдовал отличную тропинку. Идти по ней было - одно удовольствие. К тому же, как всякая с умом придуманная тропинка, она выводила к большой и ровной дороге.

Там, у дороги, медведь простился с волшебником и напоследок напомнил ему, что люди обычно путешествуют по дорогам на каком-нибудь транспорте. Волшебник от души поблагодарил медведя за заботу, а потом заставил свой коврик взлететь и отправился на нем домой.

"Какое приятное знакомство! - думал он, летя над лесом. - И отдых удался. Я всегда говорил, что для отдыха нет ничего важнее хорошей компании!" И чувством глубокого довольства он высадился на своем балконе.
15:59 Псевдосказка.
История о рае дошла до нас в искаженном виде. Правда как-то затерялась в веках. Словом, дело-то было вовсе не в яблоке.

А росло в райском саду мандариновое дерево, на котором раз в неделю вызревали плоды. Плодоносило это дерево постоянно, но созревал обычно ровно килограмм мандаринов. Редко когда доходило до полутора. И Господь заповедал первым людям не съедать разом весь мандариновый килограмм. "От всякого дерева можете есть сколько пожелаете, только от этого нельзя много", - сказал Он. А потом, поняв, что Адам и Ева у него получились существами увлекающимися, на всякий случай посоветовал им вовсе не есть с того дерева.

Однако в райском саду водился хитроумный змей - большой охотник до мандариновых корочек. Не умея сам добыть их, он стал упрашивать первую женщину сорвать и почистить ему хотя бы один мандаринчик. Куда бы женщина ни пошла - всюду пожидал ее змей. "Мне не нужен этот плод, делай с ним что захочешь, только отдай мне эту его рыжую кожуру", - ныл он без умолку. И она наконец, устав от его нытья, согласилась. Увы, она пожелела выбрасывать очищенный от корочек оранжевый плод! И съела его.

За первым мандарином незаметно последовал второй и третий. Потом на запах пришел Адам. Он тоже не видел беды в том, чтобы поделиться корочками со змеем - и толку в том, чтобы выбрасывать очищенный мандарин. И как-то незаметно мандарины съелись все.

Отдохнув, Адам и Ева поглядели друг на друга - и увидели, что их тела и лица покрылись некрасивыми красными пятнами. И пятна эти отчего-то чесались. Услышав голос Бога, люди немедленно попытались спрятаться. "Почему ты прячешься от меня, Адам?" - спросил Господь, в удивлении бродя по саду. "Мне стыдно, что я голый", - впервые соврал первый мужчина, ища, чем бы прикрыть уличающие его следы диатеза. Тем временем первая женщина быстро пудрила себе лицо и шею тончайшей белой пылью, лежавшей на садовых дорожках.

И Господь понял, что произошло, а увидев пятнистых Адама и Еву, расстроился сказал: "Вас погубил не мой запрет, а ваша жадность. Так вам с ней и бороться. я не хочу вас такими видеть." И первые люди ушли из рая, обдумывая фасоны одежды, причесок, способы нанесения макияжа и возможные средства борьбы с аллергией. А мандариновое дерево, в напоминание об их несовершенстве, тоже было отправлено из рая вон - следом за ними. Там оно, конечно, уже плодоносило не каждую неделю.

Но до сих пор, когда приходит сезон созревания мандаринов, в тех местах, где они растут, прекращаются все конфликты, и недавние враги сообща собирают плоды. Правда-правда, жители Абхазии это подтверждали.
Среда, 28 Июля 2004 г.
17:51 Неумные мысли :
Однажды днем в голову человечку по имени А. пришла мысль.
- Я не помешаю? - вежливо спросила она, заходя.
- Нет-нет, что ты, - отозвался А. слегка фальшиво.
- А ты не очень-то торопилась, - выскочила навстречу первой мысли вторая.
- И какая-то ты слишком уж обычная, - вклинилась в разговор третья.
- Я могу уйти! - обиделась первая мысль.
- Нет, не надо, - урезонивал ее человечек.
- Пусть уходит, нам такие не нужны! Полный ноль, а туда же, невесть что о себе воображает! - запела третья мысль.

- Она не виновата, что такой родилась, - вступилась за первую мысль вторая. - Ну да, она по нашим меркам отсталая. Но зато честная!
- Ну и что, что честная? - пропищала откуда-то со стороны четвертая мысль. - Проку нам от ее честности! Вот если б она была поинтересней - мы бы стали с нею играть!

Бедная первая мысль только успевала поворачиваться во все стороны, а отвечать даже не пыталась. А. даже стало ее жалко.
- А ну, тихо! - прикрикнул он на галдящие мысли. - Вот возьму и напьюсь - и вас как ветром сдует!
Мысли присмирели, а первая все топталась перед ними. И, пожалуй, была не так плоха, как сперва показалась.

- Вот если бы ее немножко украсить, а, подружки? - снова подала голос четвертая. - Мне кажется, она небезнадежна! Давайте ей поможем?

И они обступили мысль, оглядывая ее со всех сторон, так что она даже стала стесняться своих недостатков. А недостатки были налицо: во-первых, мысль была простовата. Во-вторых - мелковата. А в-третьих, не предполагала интересного продолжения.

- Экая прямолинейная, как палка! Но если во-о-оот тут чуточку задрапировать... И тут этакий шлейфик типа хвостика сочинить! То выйдет очень даже ничего, - приговаривали мысли, кружа вокруг пришелицы и что-то на ней подправляя и прикалывая.

И, наконец, они отступили и начали критически, но не без удовольствия рассматривать результаты своих трудов. Рассматривал ее и А. - в остолбенении.

Больше всего пришедшая ему в голову мысль теперь напоминала какого-то шипастого динозавра. И вид у этого динозавра был самый что ни на есть кокетливый.
- Ну как? - спосила мысль, притопывая ножищей. - Хороша я? - и она повернулась, едва не сметя хвостом вторую и третью мысль.
- Пожалуй, неплохо, что она не шустрая, - шепнула своим подругам вторая мысль. И все они попятились.

- Хороша, вижу по вашим лицам, что теперь хороша! - гудела между тем шипастая и хвостатая мысль, все больше раздуваясь от гордости. - Ах, как же мне самой нравится всем нравиться! - и она захихикала басом.

- Но у тебя усталый вид. - твердо сказал А. - Может быть, ты хочешь пройтись, освежиться?
- А что, могу и пройтись! Но я скоро вернусь, не скучайте! - сказала мысль и тут же скрылась из виду.

Вернулась она в самом деле скоро - и не одна, а во главе целого стада мыслей-чудовищ. И как А. ни возражал, все они живенько пришли ему в голову и устроили там страшный татарам. И никакие увещевания и угрозы против них не помогали.

А когда А., устав бороться с чудовищами, напился - они принялись пьяно буянить и пугать его воплями и горящими глазами изо всех темных углов. А когда обессиленный А. заснул, они еще долго с топотом плясали в его голове, так что спал он тяжело, с кошмарами, а проснулся поздно и с ужасающей головной болью.

"Наверно, купил вчера фальшивой водки", - вот и все, что пришло ему на ум к середине дня.
- Не очень-то оригинальная мысль, а? - робко отозвалось что-то в его голове.
16:55 Кое-что о сене
Жила-была на свете зебра. Жила она в зоопарке. Большая была модница! Каждый день она в элегантном полосатом костюме прогуливалась по своему вольеру. Каждый день у вольера толпились восхищенные дети - зебра пританцовывала, выгибала шею и всячески красовалась перед ними.

Были у зебры две подружки: ежиха из соседней клетки и ворона, которая вообще-то была сама по себе, но считала себя даже более важным обитателем зоопарка, чем, скажем, слон. Этот слон, недавно появившийся в зоопарке, поселился через дорожку от зебры. И ничего не делал, чтобы привлечь публику - просто скучно стоял в углу. "Вот уж глупый! - говорила зебре ворона. - Такой большой зверь - и не может ничем привлечь публику! То ли дело ты, милочка!" И зебра на эти слова милостиво кивала и чувствовала себя замечательно.

Как-то раз зебра надумала заказать себе новый костюм. Ежиха взялась его сшить в несколько дней. А чтобы шить было не скучно - и чтобы учесть все новые пожелания зебры - она стала каждый вечер приходить к той в гости с шитьем. Сюда же прилетала ворона, и подружки прекрасно проводили время: ежиха шила, ворона болтала о разных разностях, а зебра тихонечко жевала сено. И всем было очень уютно. А из вольера через дорожку за ними молча наблюдал глупый слон.

Так мирно проходил вечер за вечером, но однажды ворона, взлетевшая во время разговора на вершину ограждения зебриной вольеры, вдруг прервала сама себя громким карканьем. Она увидела, как к воротам зоопарка подъехал ветеринар. "Пррививки, прррививки! Вам будут делать пррививки!" - заорала она. От неожиданности зебра едва не поперхнулась, а ежиха выронила иголку - прямо в зебрину кормушку. И как ни искала ее - не смогла найти. А потому зебра осталась без ужина.

Как есть сено с иголкой, она не придумала, ни утром, ни днем. Ближе к вечеру смотритель зоопарка заметил, что зебра не съела ни травинки и, встревожившись, позвал ветеринара. Тот заявил, что животное совершенно здорово и просто капризничает. "Ах, вот оно как! - сказал зебре смотритель. - Ну, подожди же, я ничего не положу в твою кормушку, пока ты это не съешь!" И нового сена зебре не дали.

"Представляете, ничего мне не дал! А я хочу есть!" - жаловалась зебра вечером подружкам. "Кошмаррр, позоррр! Бессеррррдечный!" - возмущалась ворона. А ежиха качало головой: "Надо нам что-то придумать. А то так ты похудеешь - и новый костюм придется тебе не в пору!" Тут зебра ни на шутку встревожилась и стала умолять подруг что-то придумать.

- Позвольте мне вам помочь? - услышали они вдруг из слоновьей клетки.
- Спасибо, но что Вы сможете сделать! - пожала плечами зебра.
- Я смогу избавить Вас от этой иголки, - уверенно сказал слон. И попросил всех троих обйти подальше от ограждения. А потом просунул хобот через решетку и сильно-пресильно подул. Все сено, разумеется, вылетело из кормушки, а иголка упала на самое дно. Ежиха радостно подхватила ее и воткнула в шитье, ворона закричала "Уррра!", а зебра поклонилась слону и принялась жевать сено.

На следующий день она, в новом изящном костюме, вышагивала по своей вольере. И каждый раз, поворачиваясь лицом к слону, пританцовывала. А слон кивал ей в ответ.

Все.
16:54 Джи и зонтики
Однажды джинн по имени Джи проспал чужой день рождения. Вся беда была в том, что ему этот день рождения был не совсем чужим. Напротив, он был знакомым днем рождения, и Джи собирался на него пойти! Но проспал.

Что, вообще говоря, можно было считать большим успехом. Потому что джинны не спят - такова уж их природа. В чем Джи уже имел несчатье убедиться. Но в тот день от твердо решил достичь невозможного - понять, как же именно ему не спится. И сам не заметил, как заснул.

А когда проснулся, была уже глухая ночь и знакомый день рождения кончился.

Джи тут же вскочил, как встрепанный, и помчался вон из дома. В прихожей он... Ну да, конечно, Джи жил в бутылке. Но если бы это был настоящий домик, у него непременно была прихожая! Так вот, в прихожей (которая преотлично помешалась в бутылке, так как это все-таки была прихожая джинна) Джи впопыхах наткнулся на стойку с зонтиками и опрокинул ее. Стойка стукнула его в ответ и загородила дорогу, а зонтики попадали на пол.

"Это знак, - сказал сам себе Джи, потирая ушибленное плечо. - И я буду не я, если не пойму, что он значит!" И он сел на пол между зонтиками и стал думать. И понял со всей несомненностью, что нужный день уже прошел. А на дне рождения его не дождались. И ему страшно захотелось вернуть этот день.

Между тем на улице запахло сыростью и стало шумно - начался дождь. Джи выглянул наружу: с неба лилось, как из ведра. Перед входом в бутылку уже красовалась огромная лужа, и в ней плясали пузыри. А вскоре лужа разрослась - и вдруг устремилась куда-то вбок и превратилась в ручеек. "Наверно, он впадет в какую-нибудь реку," - решил джинн. И тут его осенило: ему тоже нужна река! Но не какая-нибудь - а одна особенная.

Джинну нужна была река, по которой можно было бы добраться до прошедшего и даже забытого. Люди называли ее рекой, текущей в царство мертвых, но это слово Джи не очень нравилось. "Мне нужна река, текущая во вчера. Ничего страшного, - подбадривал себя он, - мне там ничего не грозит. Говорят, там бывали даже люди - и потом возвращались живехоньки."

На самом деле он даже не очень боялся - потому что джиннам не так-то легко умереть. "А уж пытаться сделать это из принципа я точно не буду! Я лучше устрою из этого пушетествия что-нибудь интересное!" - решил Джи и тут же придумал, как добраться до реки.

Он подобрал зонтики, вышел и раскрыл над собой большой черный. А когда тот намок, перевернул его вверх ногами, положил в ручеек и сел внутрь, как в лодочку. А сверху накрылся пестрым.

Дождь идет, как из ведра -
Тащит зонтик во вчера! -

сказал джинн, и зонтик-лодочку подхватило и понесло в ручей, в реку, в другую реку - и, наконец, ту самую, нужную.

Нужная река текла куда-то мглу, и все вокруг по мере продвижения по ней сделалось серым. Джинн поежился - тут даже цветной зонтик не очень-то помогал. Наконец его зонтик-лодочка ткнулся в берег. Джи вылез из него, зfкрыл оба зонтика и огляделся. Неподалеку маячило что-то серое. Видимо, это и был пропущенный день рождения. Джи кинулся туда - но серый день рождения вдруг подхватилсz и начал удаляться.

"Э, нет! Так не пойдет, так я его не догоню, - признал джинн после небольшой погони. - Да и как я его повезу обратно, если он так и норовит сбежать! Вот если бы он подошел ко мне сам!" Тут Джи догадался раскрыть и покрутить цветной зонтик.

С каждым оборотом зонтик становился все ярче и ярче, а серый день рождения хоть и медленно - но подходил все ближе. А когда подошел совсем близко, джинн опустил цветной зонтик на воду, как лодочку и приглашающе помахал рукой. И день, помявшись, осторожно залез в яркую лодочку. Джи схватил поудобнее черный зонтик и полез было следом.

- Ах ты, наглец, ты что это тут воруешь! - гаркнул вдруг кто-то над его ухом, и джинна схватили за шиворот. Услышав этот голос, пропущенный день рождения скукожился в зонтике. "Ничего со мной может не случится!" - напомнил себе Джи и начал обиваться черным зонтиком. И, видимо, в кого-то попал - раздался ох, и джинна отпустили.

Не мешкая, он прыгнул в скачущий в прибрежной волне пестрый зонтик и произнес:

- Пляшет в речке зонт цветной,
Возвращается домой! -

и раскрыл над собой и днем рождения черный зонт. И все плавсредство сразу же стало почти незаметным на серой реке, и быстро понеслось против течения. В последнюю минуту, уже на границе обычной реки, Джи спохватился и вылез набрать цветущих во вчера цветов. А потом пестрый зонтик-лодочка благополучно причалил к краю лужи перед домом джинна.

Джи вытащил из него день рождения и цветы, отнес их домой и пораскрашивал немножко. Совсем чуть-чуть - потому что они и сами по себе с каждой минутой становились все ярче. А еще день рождения рос! И, наконец, стал таким большим, что Джи выпустил его из бутылки, взял цветы и, сочинив подходящее поздравление, вышел из дома - прямо в день рождения.

- Я не опоздал? - интриги ради поинтересовался он, появляясь среди первых гостей.
16:54 Про другого единорога
Однажды поздним, но теплым сентябрьским вечером к драконьей маме пришел Серый Кот. Он потребовал, чтобы она срочно отправилась с ним. Вид у кота был смешной - взъерошенный, а на шее, как медаль за экстерьер, болтался фонарик. Но выражение кошачьего лица было таково, что драконья мама не стала спорить. Она поручила самых мелких своих приемных детей присмотру старших, которые кувыркались в воздухе, как голуби-турманы, и пошла. Было уже почти темно, так что драконы время от времени развлечения ради выпускали клубы огня, и тогда становились отчетливо видны.

А в лесочке, куда тащил драконью маму кот, было окончательно темно. В редких полосах света под деревьями кошачьи глаза сверкали светло-зеленым светом. Драконья мама споткнулась, и кот включил фонарик и передал ей. "Тут близко, - пробурчал он. - Но идемте скорее, пока никто его не увидел!" "Кого не увидел? Можно же, наконец, сказать!" - возмутилась наконец драконья мама, когда кот потащил ее с тропинки к кусту. Она выставила вперед фонарик - и тут же увидела мертвого единорога. Он лежал под кустом.

- Этого не может быть! - сказала она, разглядывая животное. - Я никогда не думала, что единорога может кто-то убить или что с ним может что-то случиться.
- Этого не может быть, - подтвердил кот мрачно. - Я уже лет триста живу тут, и еще никогда не видел умерших единорогов. Тут что-то не так.
- Надо его спрятать и позвать фею, - решила драконья мама. - Где она?

Фея в тот вечер была у саламандр. Кот сказал, что пробовал обратиться к ним, но толку не было. "Они слишком другие, - пояснил он. - Они не станут внимательно слушать тех, кто на них не похож. Может быть, кто-нибудь из драконов мог бы с ними поговорить? Они же все-таки огнедышащие." И драконья мама позвала свою приемную дочку, Серебряную Тучку.

Тучка - серебристая драконица-подросток - нашла их быстро. Она вызвалась оттащить мертвого единорога подальше от тропинки, чтобы никто его не увидел. Но вдруг кот засомневался, можно ли его передвигать. Поэтому Тучка была отряжена говорить с саламандрами, а драконья мама и кот забросали тело единорога ветками и травой и приготовились ждать. И едва они успели спрятать мертвого единорога, как Тучка вернулась - и вслед за нею появилась фея.

- А я догадалась, что можно не лететь к феиной печке, а просто поговорить со своим огнем! - тихонько похвасталась драконица.
- Ты умница! - похвалила ее мама.
- Ты молодец! - подтвердила фея, зажигая маленький огонек и обходя тело единорога. Потом они все вместе принялись разглядывать зверя. К облегчению кота и драконьей мамы, это оказался совершенно незнакомый единорог.

Он был серым, с темными ногами и хвостом. А еще - был ужасно грязным. И очень поджарым, но все же никак не походил на умершее от истощения животное. Фея задумчиво потрогала его. Единорог, оказалось, был уже каменно-твердым.

- Этого не может быть! - сказала она.
- Я и говорю, этого не может быть! - воскликнул кот, переступая с лапы на лапу. - Единороги не умирают!

Фея покачала головой:
- Единороги могут не умирать, потому что у них нет разделения на тело и душу. Но если очень захотят, то могут и умереть. Только они тогда просто исчезают. Ну, становятся как будто туманом, а потом потихоньку развеиваются. А умереть как все, сбросить тело - на это они не способны. Потому-то никто никогда и не видел мертвых единорогов...
- Что же тогда случилось с этим? - спросила драконья мама.

Фея еще раз осмотрела ноги, шею и морду единорога.
- По-моему, - сказала она, - он очень долго и быстро бежал. Возможно, куда-то отчаянно спешил. И понял, что не успевает. И тогда он мог попробовать сделать одну вещь...

Она прервала сама себя и обратилась к Коту:
- Ведь это ты его нашел, да? А над телом ты ничего не заметил?
- Над телом ничего не было. Вообще лес как будто вымер - ни птица не пролетала, ни мышь не пробегала. Только на опушке мне попались на глаза какие-то бледные ночные мотыльки. А еще -возле дома я услышал, как летела стая птиц. А тут не было ничего.

- Ну-ка, скорее давайте сюда мой фонарь! - потребовала вдруг фея. - Скорее! Тот, что стоит на каминной полке в нашей гостиной! - а на предложение воспользоваться электрическим фонариком, который кот принес для драконьей мамы, она только отмахнулась - мол, этот не годится. И Кот с помощью волшебной палочки тут же смотался за фонарем, а Серебряная Тучка зажгла его. Тогда фея подула на огонек в фонаре, потом бросила на одно из стекол земли с травой и сказала: "Смотрите!"

Стекло сделалось темным, и вдруг на нем проступили сверкающие точки и оно показалось коту и драконьей маме совершенным подобием неба. И по этому небу летела стая птиц - кажется, гусей. А возле одной из птиц кружило бледно-сиреневое пятнышко, ночной мотылек. Но птица его как будто не замечала.

- Это он? - спросила шепотом драконья мама, кивая на единорога.
- Да, он, он. И еще не поздно позвать его обратно, - и фея снова приподняла стекло и подула на огонек фонаря. - Возвращайся, лети сюда. Возвращайся скорее!

Фонарь мигнул и засветился ровным зеленоватым светом. И мотылек вдруг захлопал крыльями чаще, заметался - и вдруг повернул назад. Через несколько минут сиреневое пятнышко показалось над тропинкой - и мотылек сел на феину ладонь.

- Говори. - сказала она.
- Я не хочу возвращаться, - зазвучал не подходящий мотылькам голос.- Зачем вы меня звали? Я не хочу обратно. Я хочу быть при них.
- Ты сделался таким ради кого-то них?
- Я последовал за той, которая мне нравится. Никто не может мне запретить быть возле тех, кто мне нравится. А они собрались улетать. Я пытался догнать их, но они летят слишком быстро.
- И вот теперь ты их догнал, ведь так?
- Да! Зачем вы меня позвали?
- Чтобы спросить, видит ли она тебя.

Мотылек несколько раз хлопнул крыльями. Повел усиками.
- Нет.
- И больше не увидит, если ты не станешь прежним.
- Прежним я ее не догоню. А так я смогу всегда ее видеть, - сказал он.
- Но не сможешь ей помочь ничем, даже советом, как бы ей ни была нужна помощь. Или она вообще не считает, что ты нужен?

На это мотылек не ответил.
- Ну, так она и не станет про тебя думать, если никогда тебя не увидит.

Молчание.
- Решит, что ты ее забыл и убрел куда-нибудь.

Мотылек посидел с минуту, а потом спорхнул с феиной руки и сел на морду единорога. И исчез. Единорог поднял голову, перевернулся и осторожно поднялся на ноги.

- Но она улетела. - сказал он своим немотыльковым голосом.
- Гуси всегда улетают осенью. А весной возвращаются, - утешила его драконья мама.
- Но она ничего не делает так, как все. Она ни на кого не похожа.
- Значит, она вернется раньше, не дожидаясь весны - сказала фея.
- Тогда она замерзнет.
- Мы пустим ее к нам в дом, - пообещал кот. - Мы всегда хорошо топим!
- Все равно, что ей тут будет за жизнь... Она будет мучиться от того, что ей не с кем летать.
- Я с удовольствием буду летать с твоей подругой! - сказала Серебряная Тучка.

Единорог оглядел их всех.
- Не волнуйся, мои детки все с радостью полетают с ней, - подтвердила драконья мама.
- А дома у нас хватило бы места и для всей гусиной стаи, - улыбнулась фея.
- И мы знаем, чем угощать единорогов, - добавил кот. - И ты сможешь у нас вымыть ноги.
- Пойдемте все пить чай? - предложила фея.

И они пошли. И единорог тоже пошел.

После чаю он проспал всю ночь и половину следующего дня. А ближе к вечеру над феиным домом захлопали серые крылья.
16:53 Самый
веселый в мире человек родился в рыбачьей хижине на небольшом островке в Желтом море. Когда он появился на воздушной Голубой горе, откуда всем мамам приносят младенцев аисты, то сразу заулыбался. И тотчас развеселил аиста, которому положено было младенца нести.

Такой уж это был младенец - что всем вокруг него сразу становилось весело.

Зато оказалось, что аист не в состоянии отнести ребенка - рядом с младенцем он начинал радостно щелкать клювом, смеяться, опускал крылья и лететь никак не мог. А вскоре вокруг вселилась уже целая толпа разных птиц. Младенец же счастливо улыбался и был всем очень доволен.

Однако доставить его будущей матери было все-таки нужно, и сделать это поручили страусу. Но у того от смеха уже подгибались ноги, и бежать с Голубой горы с младенцем ему не разрешили - чего доброго, еще упадут и расшибутся оба. Тогда страус, чтобы соблюсти видимость приличий, сунул голову в голубой песок - и вылез только когда отсмеялся.

Отнести младенца матери взялся пеликан. Чтобы не поддаваться общему веселью, он поскорее положил младенца в мешок под клювом и отправился в путь.

Пеликан был полностью поглощен тем, чтобы как можно скорее долететь до города, где предстояло родиться младенцу. Младенец же вел себя на удивление смирно - не кричал, не брыкался, а как будто что-то важное себе думал.

Птица прислушалась как следует и услышала, что тот думал. И это оказалось так комично, что пеликан не выдержал и расхохотался в голос. Ребенок выпал из его клюва и провалился сквозь покрытую листьями крышу рыбачьей хижины, стоявшей на островке в Желтом море.

Вот так и вышло, что самый веселый в мире человек родился среди никому не известных рыбаков. А так как обитатели этого острова вели жизнь самую уединенную, никто об этом человеке так никогда и не узнал. Только птицы, летающие по всему свету, смеясь, пересказывают друг другу его шутки.
Четверг, 27 Мая 2004 г.
13:22 История одного горя
Вы сильно-то не расстраивайтесь. А слушайте вот что:

В одном маленьком теплом море жил Морской Змей. Может быть, даже Великий Морской Змей. Но не из величайших. И было ему в этом море плохо и тесно.

И не только ему - там и для мелкой живности было тесновато. Но мелкая живность как-то обходилась, уворачивалась, охотилась, спасалась от хищников, играла, плодилась, погибала - словом, жила трудной из-за тесноты, но полной впечатлений жизнью. А Змей лежал на самом дне моря совершенно неподвижно, ибо каждое его движение приводило все море в содрогание, а морских жителей в ужас.

От долгого лежания в неподвижности Змей устал и начал сердиться. Он прекрасно пронимал, что если б он мог позволить себе небольшую прогулку... слегка поиграть с кем-то, например! погоняться за кораблем хотя бы! - то все его раздражение и усталость как волной бы смыло.

Однако поиграть было не с кем, а поплавать - негде. А прорыть канал к другому морю сил у Змея не хватило бы, и он это знал. Так что Змей, каково бы ни было его самообладание, рано или поздно должен был совершенно скиснуть. И скис.

Целыми днями он лежал теперь на дне, жалея себя. Жизнь явно не удалась, и при мысли об этом слезы сами собой наворачивались ему на глаза. И сколько вокруг ни носилось ярких рыбок, как ни цвели подводные растения - Змей и ухом не вел, валялся себе и тихонько плакал, плакал, плакал -

пока не устал и не обнаружил, что рыб вокруг стало существенно меньше. "Кто бы это мог их съесть в таком количестве? - удивился Змей. - И как же я никого не заметил?" Он огляделся, но истребителя рыб вокруг не было видно. И тогда он, движимый любопытством, поплыл на поиски этого неведомого чудища.

Он плыл и плыл, а морю все конца не было - от его слез оно увеличилось вдвое и теперь имело выход в океан. И туда, вслед за косяками рыб, двинулся и Морской Змей. Хотя с непривычки ему и было страшновато. "Не знаю, как это получилось и может ли быть так, чтобы это сделал я, - говорил он себе, - но теперь путь открыт, и нельзя им не воспользоваться".

И был прав - было совершенно неясно, как он мог это сделать. Ведь Морские Змеи не плачут.
Вторник, 18 Мая 2004 г.
18:57 О неумении жить богато.:)
Жил да был на свете царь Кощей. И решил он однажды скопить много денег. Раз уж царь, то без денег нельзя, ведь правда? И стал копить.

Параллельно Кощей занимался другими царскими делами, требовавшими безотлагательного решения, как-то:
- изданием указов о своевременной замене зимы на лето и саней на телеги,
- заслушиванием докладов лазутчиков и
- составлением на их основе междуцарственных договоров, имевших своей целью благо Отчизны. В том числе материальное.

Причем сумел повести дело так, что его царство, не участвуя ни в одной войне, получало с проигравших войны контрибуцию. И, следовательно, богатело. И царь богател.

И вот однажды он обнаружил, что как ни хорошо умел считать, накопилось у него столько денег, что счесть их уже не удавалось. Не одну ночь он провел, пересчитывая личное состояние. И было так: вот-вот уже, кажется, сочтет - и тут вдруг новые деньги приносят! А то и приводят на подводах. "Ага, - решил Кощей, - теперь денег у меня бессчетно. Выходит, мечту я свою выполнил. А раз так - то теперь и помирать не стоит!" И стал бессмертным.

Вот жил он себе, и жил спокойно - и тут приезжает торговец заморскими книгами и приходит какую-то, где написано про него, царя Кощея. Якобы он все дни над златом чахнет. А он и не думал чахнуть! Вот как нехорошо вышло.

Что же делать? Положение обязывает - пришлось царю начать чахнуть.

На свою беду, уродился он здоровым. Чахнет-чахнет - а не чахнется. Он голову рукой подопрет, повздыхает, кликнет слуг, чтоб книжку принесли. Те несут, а в книжке все то же - чахнет, и все тут!

Вот чах он так, чах, параллельно занимаясь государственными делами... Не век и не два чах - и все без толку: царство процветает, а он все живет. И стало ему скучно. "А почему, собственно, я должен над златом чахнуть? - подумал царь, зайдя в сокровищницу. - Что в нем такого ужасного? Больно уж глупое это занятие - чахнуть по таким пустякам! Больно уж уморительное!" И Кощей, уставившись на монетки, лежавшие перед ним, захихикал.

Денег вокруг царя лежало бессчетно, и, глядя на них, он хихикал и хихикал, все громче и сильнее, просто хохотал во весь голос без остановки. И умер со смеху.

Так закончилось царствие благословенного Кощея Первого и на трон взошел его сын, Кощей Второй. Наученный горьким отцовским опытом общения со златом, он решил обратиться за помощью к самым светлым умам царства. И первой советчицей выбрал Василису Премудрую, каковую незамедлительно доставили во дворец. Но это уже другая сказка.
Понедельник, 17 Мая 2004 г.
18:36 Сказка из очага
Жил-был на свете серый кот. Он появился на свет из кучки пушистой золы. Просто взял - да однажды и слепился из нее, грудку пеплом выбелил, а глаза из желтеньких огоньков сделал. И стал жить-поживать.

Был кот лучшим в округе охотником, ибо кто еще умеет быть таким неслышным и терпеливым, как кучка золы? А еще он, как всякий намек на очаг и уют, очень нравился людям. В общем, кота вокруг все любили.

Но характер у кота был не самым мягким. Если кто его обидит - он спуску не даст. Уж не знаю, из чего кот сделал себе когти, а только удались они на славу - белые, острые, пребольшие! И кот, обидевшись, не задумываясь пускал их в ход. И лучше всех других это знали некоторые окрестные собаки, которым приходило в голову погонять серого кота.

Однажды пострадавшие от кошачьих когтей собаки сговорились сообща проучить кота. Они задумали заманить его в ловушку и долго выжидали момент и готовились. И вот приступили к делу - мелкие стали кота ругательски ругать и подбираться ближе и ближе, а крупные заранее попрятались в кустах и всяких укромных заколулках, старясь ни одним движением не выдать своего присутствия.

Кот, осердясь, шипел на ругающихся, но в нападение не переходил. Он прекрасно слышал тихое ворчание в кустах и шорохи за домами, где укрылись большие собаки.

Понемногу запал лающих стал иссякать. Тогда самый крупный пес, не снеся позора от провала их плана, выскочил из укрытия и понесся к коту. За ним кинулись и другие собаки.

Кот выгнул спину, испустил боевой клич и - подпрыгнул и рассыпался в воздухе кучкой золы, запорошив набежавшим глаза. Тут началась страшная собачья куча мала и все перемешалось. Мелкие собаки визжали, крупные рычали, те, кто подбежал первым и оказался внизу кучи, скулили - и все без исключения в ужасе трясли головами, отчаянно чихали и пытались поскорее убраться прочь.

Наконец куча мала расползлась, все так же чихая, проливая слезы и мысленно зарекаясь связываться с котами. А кот слепился из кучки золы заново и, победно задрав хвост, проследовал домой.
Среда, 12 Мая 2004 г.
16:11 Сказка о неизвестно ком
Жил-был Кот, который думал, что он солнце. Но когда солнце всходило на небе , кот расстраивался - потому что понимал, что хотя он тоже рыжий и круглый, так светить у него не хватает сил.

Тогда Кот подумал, что он - луна! Но птом все же понял, что это не так. И когда Кот видел на небе луну, он тоже очень расстраивался. Луна была тоже круглая и рыжая, но очень уж холодная. А Кот был очень теплым.

И светила луна, не спрашивая его. А иногда, не спрашивая, не светила! И тогда Кот стал думать, что он - лампа. И приобрел привычку сидеть на столе, хотя никто этой привычки не поощрял.

Но когда любимая хозяйкина лампа упала и разбилась, хозяйка просто купила новую... А Кота светить не просила! И тут Коту стало очень тоскливо и он понял, что он у себя совсем один. И, не долго думая, Кот ушел из дома.

Он бродил повсюду в поисках себя, но, разумеется, нигде себя не находил. Потому что не умел быть нигде, кроме как внутри своей шкуры, и не мог взглянуть на себя со стороны. Ведь в зеркало коты не смотрятся - прихорашиваются так, не глядя.

В конце концов он пошел на реку. Не знаю точно, зачем. В принципе, после долгих дней поисков себя он уже не возражал и против утопления. Ибо никакого себя так и не нашел.

А в реке отражалось солнце, - оно как раз вылезло в небо, то ли просто так, то ли посмотреть на наивного Кота, думавшего прежде, что он и есть солнце. А вдоль набережной как раз шла безутешная хозяйка, обегавшая весь город в поисках Кота.

Кот заглянул в воду и, прижмуриваясь от блеска, не увидел ничего, кроме отражения солнца.

- О. Так я все-таки солнце! - сказал он себе в изумлении.
- Ох, Котичек мой милый, ну наконец-то! - воскликнула хозяйка, хватая Кота на руки. - Кот мой ненаглядный, солнце мое! Нашелся, мой самый лучший Кот!

И понесла Кота домой.

Так Кот и не понял, кто он. Но жизнь определенно стала лучше.
Вторник, 27 Апреля 2004 г.
12:22 Жума и козырек
Уже читавшим на днях - не читать! Это та же самая редакция, нового тут ничего нет.
Так, для коллекции положила. Чтоб не потерялась. А то я все это забываю.


Так вот, жила на свете одна жумыртка. Ну, такое существо, которое иногда кошка. А иногда - совсем человек, только с кошачьим хвостом. И была эта жумыртка рыжая-прерыжая, как мелкие огоньки в печке, и очень непоседливая. Кстати, звали ее Жумыртка. Ну, или еще близкие знакомые называли ее Жума.

Жумыртка жила на окраине довольно большого города. Она родилась в апреле и очень любила весеннее солнышко. Когда она была человеком - всегда, гуляя, подставляла солнцу нос, а когда кошкой - грела спинку, валяясь на газоне. Впрочем, кошкой она чаще всюду лазила, чем валялась на газонах. Уж очень много вокруг было интересного! А просто жариться на солнце Жума не любила.

Как раз в солнечный апрельский денек Жума вышла погулять. Любопытство толкало ее в спину и вскоре она забралась на совершенно незнакомые улицы. Здесь окрестности выглядели уже совсем не городскими, да и пахло вокруг в основном травой и нагретой землей, а не асфальтом и машинами. А потом Жума увидела самый что ни на есть деревенский домик - деревянный, одноэтажный, с двускатной крышей и даже - с коньком на крыше! Тут Жумыртка мигом превратилась в кошку и побежала осматривать дом.

Пробравшись внутрь, Жума обнаружила, что в доме очень чисто. А еще - все в нем было старым и, что ей очень понравилось, старинным на вид. Она даже вспрыгнула на кресло-качалку и от души посидела в нем. А потом, оглядев все комнаты (их и было-то всего три), поднялась на чердак и посмотрела в окошко. За окном было очень солнечно, а в доме - все-таки темновато и сыровато. Жумыртка решила, что пора выбираться наружу. Тут она заметила старую шапочку с целлулоидным козырьком.

"Интересно, видно ли что-нибудь сквозь этот козырек?" - подумала Жумыртка и решила проверить. Она выбросила шапочку наружу через слуховое окно и в виде кошки выбралась следом. А на земле превратилась в человека и, отряхнув свою находку, поднесла к глазам. Козырек казался полупрозрачным, а если взглянуть в сторону солнца...

А если взглянуть сквозь него в сторону солнца, можно было увидеть огромную прозрачную голубую рыбу, плывущую по небу! А через полнеба к ней навстречу плыла вторая рыба. Отчетливо было видно, как они взмахивают плавниками, бьют хвостами и шевелят губами. Жумыртке показалось даже, что они ругаются. Она опустила руку с шапочкой - и не увидела в небе ничего.

Тогда она тотчас нахлобучила шапочку и уставилась через козырек вверх. Рыбы были уже рядом, они кружились над недалеко стоящими домами и действительно ссорились. Жума вдруг обнаружила, что слышит их - рыбы ругались на разные голоса, и очень музыкально! Как будто кто-то пытался изобразить ссору в виде оперы или смеси отрывков из опер и оперетт.

Голоса становились все выше, кружение все быстрее - и наконец началась драка. Рыбы сталкивались бесшумно, но не без вреда для себя - с них дождем сыпались голубые чешуйки. Наконец одна из рыб сдалась и бросилась наутек. Вторая с криками и каким-то звоном кинулась следом, и они быстро исчезли из виду.

Жумыртка поглядела в сторону домов, над которыми дрались музыкальные рыбы. Потом сняла шапочку и поглядела еще раз. Там на земле лежало что-то ярко-голубое. Чешуйки! Жума побежала туда.

Это оказались пластинки - старые пластинки, которые слушают на проигрывателе. И все разные! Жума схватила их несколько штук. Тут немного потемнело, и она уставилась на небо. На нем откуда ни возьмись появилась большая темная туча. "Это не рыбы, их не было видно без шапочки! - соображала Жумыртка. - Это какой-то другой зверь!" И она снова надела шапочку и увидела в небе пребольшого серо-бурого и полупрозрачного крокодила. И крокодил этот быстро приближался - а потом вдруг рванулся вперед и... "Солнце проглотил!" - ахнула Жумыртка, вспоминая детские книжки.

Она стянула шапочку. Солнца действительно не было - в одну минуту небо затянуло почти черными тучами. Крокодила среди них не было видно, но вокруг стало как-то неуютно и, пожалуй, страшновато. Жумыртка подумала, что если сейчас пойдет дождь - это будет тот самый дождь, под который ей меньше всего на свете хотелось бы попасть, хоть кошкой, хоть человеком. На всякий случай она снова напялила шапочку.

Крокодил был здесь и смотрел почти что прямо на нее. Лицо у него было неприятное, челюсти устращающие, а в глотке что-то смутно рокотало.

От испуга Жумыртка присела. Руки ее сами нашарили камень. А потом, ощутив, что ждать пока крокодил ее заметит и что-нибудь предпримет, ей совершенно не хочется, она распрямилась и швырнула камень в склонившую грязно-серую морду.

Баммм! - зазвенело у нее в ушах. Крокодил содрогнулся, из глаз его хлынули слезы. А из пасти выскочило солнце. Он сердито шлепнул хвостом и, оседлав ветер, понесся прочь и проскочил под аркой радуги. А Жумыртка, сняла шапочку, полюбовалась на радугу и, подумав, отнесла шапочку обратно на чердак деревянного домика. И пообещала себе забыть, где этот домик стоит.

Что оказалось не так уж трудно сделать - ведь она вышла туда случайно, а ей всегда повсюду попадалось много интересного.

А пластинки она взяла с собой. И иногда слушала.
Понедельник, 5 Апреля 2004 г.
16:53 Жила-была на свете
любопытная улитка. Жила она в большом саду, где к самому высокому дереву был прибит большой скворечник. Улитка обнаружила его однажды весной и тут же захотела туда залезть. Два дня она лежала в засаде и убедилась, что в скворечнике никто не живет. Тогда она двинулась в путь и через неделю достигла цели.

Проползая в круглое отверстие, она вдруг подскользнулась и полетела внутрь скворечника. Голова у нее закружилась - и пол оказался гораздо ближе, чем она ожидала. А в полупирались две птичьи лапы. Улитка пошевелила чем-то, что показалось ей птичьми крыльями - и поняла, что она превратилась в скворца. От изумления она защелкала клювом и забормотала птичьим голосом. А потом выпорхнула наружу.

Оказалось, что скворец, некогда занимавший скворечник, оставил там свое умение летать. Видимо, запасное умение, думала улитка, летя на садом. С непривычки сокрость полета казалась ей очень неприятной. "И ничего так не посомтришь - все мелькает перед глазами!" - бормотала недовольная улитка, пытаясь лететь помедленнее. Но помедленнее никак не летелось! И на забором сада она стала снижаться, а потом с облегчением зашагала пешком.