Под дождем, или роман о луне луне
дневник заведен 11-02-2004
постоянные читатели [28]
aabp, eroticplanet, Glenn, Grace, Hydralisk, Kristy, loginlogin, MISTIK, Provod, silf, tishina, yamca, асимптота, Букля_, ванимен, Варвара, Джей, калантайй, Лунная Радуга, меЛиссса, ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО, Падшая, ПАРАД УРОДОВ, Польский вопрос, Скромняга-2, ТАРЗАНКА, Таурон, только Миа
закладки:
цитатник:
дневник:
[4] 04-10-2016 18:25

[Print]
Гость
Среда, 16 Мая 2012 г.
09:16 Как дышу. 1-3
1. За миллиард лет

Когда листья под фонарем
были до желтого бЕлы –
ритмично белы: в такт ветру
и твоя щека легла в темную тень под моими пальцами –

один человек
достал с полки глобус
обтер его мягкой зеленой тряпкой,
посадил семена радуги
и тихонько крутнул

Хорошо что взошли они одновременно
Хорошо что у меня есть воздух, которым дышишь ты

2. Пролог

Запотело сегодня мое стекло,
можно всё терять,
я в жизни искал сотни стихов,
оказалось – тебя,

твои губы можно срывать на ветру,
как виноград, как небо – ночью,
а я из звуков тебя леплю,
что фонари мне бормочут,

матовые – через стекло – фонари,
в мелких капельках, уютная погода,
светлая, как слово Подари,
немного тайная походка –

пена шагов. Родилась. Снишься.
Новая влажность дождя.
Присягаю. Переворачиваю страницу.
Заходи. Я тебя ждал.
--
3.

Жена отворила окно. Сырой
ночной воздух приник к изголовью,
в тень лица моего, лизнул руку. Малыш,
ступай же обратно, на другой конец города,
где живет другая, нет не другая –
любимая женщина

я никогда не видел ее спящей
я люблю смотреть как она спит

У нее неширокие мягкие милые губы
(не знаю, но - мягкие милые),
мысок над верхней, спящая, она
вернет мне мелкими - как мотыльки об окна –
и ласковыми выдохами воздух,

если другие - мужские - руки –
отворят ей сегодня окно.
--
Понедельник, 14 Мая 2012 г.
09:31 По Достоевскому. Почти Ставрогин
А когда из подошв ботинок
возвращаясь с собакой с прогулки
ожидая скользящего лифта -
ты вытряхнешь ромбчатый снег

то внезапно вся жизнь пропитой
вдруг покажется, вдрызг прокуренной
нафталиновой-левой-лишней
а бога с десницей
нет
--
Пятница, 11 Мая 2012 г.
20:04
Как хороши твои глаза, как хороши! будто неба глоток в запоздалой белёсой глуши, будто парус и море, и руки для темной души, или крылья для рук, или руки для слова "пиши". Солнце музыкой бродит по клавишам темных ресниц, подымая головки цветов и стаи розовых птиц, поднимая мотив, как впервые намокший цветок или глаз удивлением близко взмахнувший платок. Так спасибо за дикость, за нами несёдланность птиц, за мелодию взгляда, за розовость рифмы "приснись", и лёгких не хватит в тех глаз голубое взглянуть, и хватит ли неба, чтоб вытянуть крылья в длину? Целовать твои руки, и еще - твои - целовать, и губами толкать небольшие большие слова, говорить, говорить, и снова ладони искать, и верить, что это возможно - тебе не солгать. --
Вторник, 8 Мая 2012 г.
00:35 Часы. И музыка. И дробный перестук
Часы. И музыка. И дробный перестук
хрустальных туфелек по долгим коридорам.
смех - колокольчиком.. всё ближе.. Принцы ждут,
переминаются, глядятся, розы мнут..
а мне вот некогда: я - серой тенью, вором -

украсть, и на руки - разматывая вальс,
где удивлением твои глаза - окошки
взметнутся, вскинутся - и с музыкой едва
сливаясь, вытянуться в давние слова..
зачем - часы и стрелки-хромоножки!

какое - в полночь! если тысяч лет
наговориться нам, принцесса, вряд ли хватит:
кружишь и солнечный расплескивая свет
вальсируешь летишь - кометой из комет
в фате и длинном бальном платье
--
Четверг, 3 Мая 2012 г.
19:55 Мосты и мостовые. 4. молитва по памяти
4. Молитва по памяти

Холщовое слово разлука, простое холщовое слово,
Постарели, устали руки и упали простой соломой.

Это чувство шестое наше в излучинах речки кроткой,
Где птицы хватают и тащат наших взглядов редкие крохи.

Это набережных откосы – гранитной плетёной сеткой ,
И еще мостовых оттоки в тромбах тел и брусчатке стенок.

Колются лики соборов черной вьюгой морщин и складок,
Словно верующих слюною истерзаны локти окладов.

Это губы сбежались наши отгореть, постоять с мостами,
Этот город – холщовая насыпь – постарел, беременный нами,

И застыл надболотной выпью, веревкой моей – навечно,
И уходят фонарные зыби лиловеть перекрестком млечным
--
18:53 Мосты и мостовые. 3. фото. закат. силуэты
Я скатился на дождь, а хотел рассказать о театре,
о театре теней, о том, как пульсирует взгляд,
как юбка узка, как сухи вельвета полоски,
я хотел рассказать о глазах, упакованных в гипс.

Нагие ножницы и черный лист бумаги,
на набережной сходка: камни, решетки, шелк,
и воздух ленинградский – лучшая из декораций -
сгрУдились под мостом: вырезывают силуэт,

солнце уселось прямо в бегущий каракуль,
катится стадо, красный прищурен глаз
быстро-быстро лучи – (лиловые замерли, тихо) –
на лицах толкутся, как кончики пальцев слепца.

Ночь накатила, и дрогнули шторки затвора,
тени ворвались, лезвий полоски пошли,
и еженощно клацает нож гильотинный,
профили, шпили роняя, абрисы и кружева

в предрассветный поток. Я забыл о грядущем театре,
заглядедся на слитность, на слепленность милых домов,
как горизонт через ноготь, как некогда бог, разгибает
профиль ангела сверху и ангела профиль внизу.
--
Среда, 2 Мая 2012 г.
14:50 Мосты и мостовые. берег 1. берег 2.
2.1.
Хребта пополам разломив дощатость,
Не дождавшись кивка,
На город, хрипя, навалилась дождями
Косая тоска,

И, как горло – открыт, уродлив, -
Мучает перелом,
Жрет полнеба прямоугольный
Лиловый проём.

Мосты распахнули косые рёбра,
Шпангоуты трахей,
И желтые стрелы им чрево коробят
Никотиновых фонарей.

Мы уйдем, мы пунктир проложим
Бинтами шагов – шин,
Мы уйдем от противоположных
Берегов – к чужим.

С ангиной в квартирные крепкие дали
Безголосо чернеть –
Человек из пары набухших миндалин
И еще один человек.

2.2. Берег 2

Позвонки над Невой разомкнули площадки,
заваливая фонари,
разорвав проводов параллельность, прощаясь,
два лиловых пошли,

два крыла замахнули к невидимым звездам
пожелтевшие острова,
порвались карманы у туч залетных,
расшвыривают товар:

по туманным, больным, закинутым долькам –
россыпью строк,
по чашкам глаз, по босым ладоням –
через борта – росой;

покатились верхушки под грудью мокрой,
шумом пошли листы,
я скатился на дождь, я уткнул подбородок:
кричат и хлопают мосты;
.
как песок у глаз, в горстях, покачает
морской прибой,
и восторг предвенчальный на лицах играет
перед новой, тугой…

--
11:44 Мосты и мостовые. 1. Письмо к другому веку
вновь, заочная бумажная радость,
мы живем на разных островах,
между нами – мостки радуг
и стихов стоустые рукава

что целуют сонные подошвы
мостовых - капилляров встреч,
между - русла ненужных подобий,
что затачивают всё острей

клетки плеч, подпирающих остров,
оползая в граните щёк
солью слёз и соленым потом,
что морщинят холста кусок -

старых перьев выцветшая правда,
неуклюжий сентиментальный дневник,
отражения стекол без радуг -
мой раскинувший руки двойник...

новой смолой я смолил мазок,
ступай же к другим, ялик -
новый парус, предвестник, зрачок -
по серой влаге соленых яблок
--
Вторник, 1 Мая 2012 г.
02:21
Подобия

Свет ловок и удивительно быстр,
бесплодная раковина как безъязыкий,
есть люди : их не касается свет.

Я всегда чувствовал сгустки ее
и разреженности, темнота
податлива и матова, порочна
и камерна – для каждого своя,
игры с ней заманчивы:
затягивает, как звездное небо,
оправленное колодезной рамой.

Это- зыбь на море,
здесь только что – перед – был парус,
нет паруса - неважно:
осталась тень, треугольная тень от крыла.

Или – натюрморт: створчатая раковина
раскрыта и уродливо пуста,
и зев оползающих перчаток, не успевших осесть -
мать из семьи.

Еще лучше – слово в красном углу,
холодные, прекрасно жёсткие доски
для коленей, я поклоняюсь Слову,
я поклоняюсь,
поклоняюсь
я,

и губы уже, производящие
двойной рифмованный выдох,
по-лермонтовски влажный
двойного Ю,
похожи на перламутровую сферическую пустоту-
отпечаток капли.
--
02:15 Я так люблю тебя в лиловом
Я тАк люблю тебя в лиловом,
этот цвет символичен -
это цвет
смерти,
дО смерти новых,
сходящих к пальцам на нет

линий, роющих мглу ладоней,
цвет вынутых из моря уст,
а еше - обогащенных кислородом,
возвращающих кровь русл:

Ядом взводится устье сердца.
В кулаке ли курку коптеть?
Сводит линии жизни и смерти
на ладонном пятаке,

и - в ключицы,
в лобных долей заторы,
пузырями лопаясь
и теребя
губы,
рванёт фонтаном аорта:
люблю!
люблю!
я тАк люблю тебя!
--
Понедельник, 30 Апреля 2012 г.
05:58 еше апрель
сегодня, после стольких лет
висячей мути,
кошачий глаз потяжелел
и в шар стянулся

то выглянет из облаков желтеть,
как грудь кормящей,
то цепкость пробует когтей,
ошалело кошачий,

а небо к заждавшимся то спиной
приваливается, то боком,
апрель, пронзительно больной
позванивает, как под током..

и слова дотянутся дальше Люб-,
и смешаются синий с желтым,
ну, а пока – поэт, катализатор, школьник -
весенний воздух
трётся возле губ
--
Суббота, 28 Апреля 2012 г.
08:50 Мартина. Ящерка. Лифт.
- Мартина. ящерка -

если войти в кабинку лифта с надписанным "непременно_ты»
и нажать кнопку нужного (можно сказать «желанного»?) этажа
и скользнуть-соскользнуть. И глаза. Двинуться внутрь мечты,
будто рука говорит перчатке, как это близко: кожа-рука-пожар,

как это близко: ролики, шум, вентиляторный шорох, шерсть,
переживание зелени, двоечка, заплетающееся существо,
одновременность движения, так все снежиночьих шесть
лучей ложатся одно к одному, так рыбий улыбчивый створ

надвигает древнее, темное, а у лифта скорость в ушах
«нажми здесь, пониже, не бойся» – шепот из самых низин,
и выталкиваем умытым вселенское - космос уже из жабр
туда - в заоконье, в чужое, покуда в горизонтальном скользим

лифте - надежная двоечка: катамараном хищны прыжки
сдвоенным парусом-сцепкой над гладью, над темной водой кровей,
быстрый воздух и жмурки,
девочка.. ну, а теперь поспи,
нам далеко еще, ящерка, нам происхождать людей
--
05:56 Кора, чешуя, кожа. Старые.
1. Кора, чешуя, кожа..
Дерево схоже с человеком: оба - из воды с цилиндрической поверхностью - как море, плещущее в кожаных берегах; есть еще - в море - парус; Дерево обычно весной ловит ветер, ловит весной ветер, парус хлопает и стучит, человек же умеет покорять природу (сейчас, правда, когда пишу, небо хлещет через окоём - не об этом, не буду: благодарность моя коже, удерживающей на мачте кровь)
--
2. Кожа, кора, нежность.. О ветках. Известно, цилиндр - с отростками, иначе - не плодоносит и отвергаем Христом, известно - давление в ветках выше, чем Уже - тем выше, пальцы начинены давлением, а сирень о пяти лепестках вообще приводит в восторг разглядывающих - не надо смотреть, зажмурься, биение- оно не обманет (барабанов, обтянутых кожей, продажный грохот в ночи - все отвернулись, сочувствуя, тебе одной стало страшно - ритм мой, восторг, кровь моя, кожа..)
--
3. Рифм нет, как копий не бывает, есть только отзвуки, созвучья, отголоски. Природа не похожа на людей, и люди не похожи тоже, но все мы там- за окнами - где души, там, где деревья воздух пьют ветвями, корнями-землю, ветер же - листом, где Пётр иззябший тянется к костру, как к грУди женщины, и в первый раз - своё - слагают губы, криво, в плаче - слово.. (тольколюбила-завтранелюбит, толькочтобыли-завтранебудем, былилюди, назавтра - муляжи - страшно!) Сегодняшний мир - всего лишь клетка пальцев, и не больше, я присягаю дню, хоть понимаю, как это даётся: звериная вдруг радость скользнет как ящерка как ласковые руки , лови ее в разлуке -
больную ласточку что сгинет
в синеве
--
Пятница, 27 Апреля 2012 г.
20:30 2 осенних ленинградских. Переписываю
1. Оркестр

Я попал в бабье лето,
под ливень и град,
под балет ленинградских хрустящих горошин,
в этот город, взорвавшийся тысячью гамм,
и под ласку автобусных желтых коробок.

Охрой льются асфальты, и листьям ли греть?,
город - лира, губами припавшая к морю,
всеми струнами пушкинский юный багрец
чуть грустя, провожает
и никак не надышится
мокрым,

пропитавшимся солью
и слияньем варяжских имен,
растворившим в себе
небывалое слово Сегодня,
голубым, и высоким, и большим, как ладонь на ладонь,
небом, небом, невиданным небом симфоний!
--
2. Кора

Я в отскоках танцующих градин
в промежутках гранитных морщин
всё разыскивал твой, ленинградский,
до запястья знакомый мотив -
в мешанине деревьев и чаек,
в тесной лепке карнизов и крыш,
в невозможности окончанья
кружевной переулков игры:
я от крон до корней ощущаю
сердцевинную сущность коры.

До руки. Будто на руку кожа
с детства слепком знакомым, поверь.
До локтей. Мои локти, похоже,
уж давно утонули в Неве.
И в неведомом медленном танце
с музыкальной листвою кружа,
повторяя ладонную тайну,
переплётами линий дыша,
вырастает и снова врастает
годовою спиралью душа
--
01:15 Яблоко в ладони (Русский музей на ремонте). старое
Непривычно растрёпан сад,
шуршат малолюдные капли,
и дворца желто-белые камни
юные прячут леса.

Там сотни лиц, холсты, образа,
сухое шарканье портретов
и регулярностью – с портретов –
остановленные глаза.

Он вышколен, злащенный храм,
он немотствует, как натюрморты,
и шевелится тел дремота
в присутствии закрытых рам,

и, этих замкнутых окон канон
раздирая, рассказываю: зелень
люблю, и этот задник музея
с примыкающим граем ворон,

один, или как нынче – вдвоём
приходил, подныривая под канаты,
и трогал кукольность канавки -
необходимый для рифм водоем.

Сегодня броуновский беспорядок
напал на миниатюрный Эдем,
капюшоны зонтов распоясал
и дождем колясок загудел.

Сегодня – странная примета –
намок цветами чугун,
и рядом пьют, захлебываясь, лето
будто рыбки, раковинки губ,

как мне – если не в красках, как
сохранить?– жаль, не художник –
этот ворох, ворожбу, рассказ,
шевеление смутно-хороших..

Стара история : запретный сад
и скупо дождь отсчитывает доли
нам в зонтик,
дворец в лесах,
и яблоко уже в ладони
--
Четверг, 26 Апреля 2012 г.
11:57 О соединительных союзах (из первых стишков)
Какая радость - узнавать
узором, выбитым в ладони
узор щеки, и удивлённо
судьбой скрещенья называть,
и править линий разный лад
непринуждённо

но нежность кончится, как всё,
как всё кончается в апреле -
и неба с небом же боренье,
и рук нечаянный костёр,
воздетых на руки, и стон
стихотворенья

Не накренятся - ночи вспять
домов гигантских силуэты,
и вряд ли выйдет тот, к Джульетте,
против Монтекки восставать,
пойдут из рельсов высекать
искру кареты,

сух и убийственен подсчет
союзов, неразрывных прежде
соединительных: инежность
ведь было? было - иещё?

прост и бесшумен переход:
незрелость - зрелость - одиночка -
и-точка,
а зола - не в счет
--
Среда, 25 Апреля 2012 г.
19:31 Первая почва
мне приснилось что мы умели находить друг друга в темноте
мне приснилось что мы умели не стыдясь прикасаться к цветам
мы как руки творили не вооружаясь словами

так до будущего сна – мне приснилось - мы были вместе
попирая вскормившую почву – тело - не отрываясь
рук плоды и законы сердца – были мы – прижимаясь к ступням

дело рук – созидать ощущенья – белая роза алая роза
дело сердца – смаргивать кровь – распустились на чайном кусте
так шипы с лепестками небо с землей – соседи -

так по гигантской земле мы ступали – первопричина
всех последовавших падений и любвей – как еще назовут?
слов мы не знали еще – наши руки знали слова

так - до будущего сна - приколол себе алую дьявол
и христос протянулся с белой розой на мертвых устах
будто тело одно расщепили будто нет ни деревьев ни птиц
--
07:46 Витраж
пойми, мне необходимо писать
тебе, кому- нибудь, лучше- тебе,
не важно: стихи ли, слова искать,
как мундштук, как мелодию на трубе

ненужной, пойми, это лучше : к ветрам
ты сама паруса подберешь
и ступеньки. Пускай не картина - витраж,
мир не прямоугольной хорош

рамой. Пусть рвАны края у стихов,
без души твоей - что они есть:
рой осиных набросков, цветное стекло,
им из горсти бы меду..
--
06:14 Фома
в хрустальных венчиках, в хрустальных вЕнках – просто
остановиться, лучше стать как все,
а не взлетать, как будто бы апостол,
бегущий по разбуженной росе

куда как ласково ей, ох как справедливо
валиться наискось под топчущей стопой,
и разрываться - пополамной сливой,
визжать порезом пред перстами: стой!,

не угоди в чудовищную мякоть,
не там, не ранить, не судьба, не жизнь:
так слишком просто было бы – поплакать,
вонзать в существование ножи

а перед тем
над ним кружила птица
нет, не клюющая - зовущая как перст,
чтоб, перед тем как на цветы осесть -
в предутреннем остановиться
--

(ничего не могу изменить. почти.)
Вторник, 24 Апреля 2012 г.
20:17 Про первородный грех
- про первородный грех -

в лежащем навзничь воздухе
там где его голова
роились мысли красные, зеленые, синие
красивые мысли весёлые -
о птицах цветах и о море -
смешно было смотреть как они появляются :
птицы цветы и море

дерево сзывает их ветками,
звери нагнулись к цветам,
девочка разделась и нырнула.

Пришел человек -
он не встал на колени, не полетел,
он даже не снял с себя одежды -
сказал: выдумано.

Прошло время, и в лежащем навзничь воздухе
там где его голова
проявились новые краски -
страшно было смотреть:
крылатые хищные ветви созвездий
черная бездна моря
жутью манящие пики гор
и жаркие жаркие губы женщины -

так родилось счастье
мечтать
--
123...12