Сбежавшие заметки
Miremis
дневник заведен 25-06-2004
постоянные читатели [11]
Brodja, Chiyuko, Helen, Hostage, Lilichka, MISTIK, бешеная мамочка, Библиотека, Виктор, ПАРАД УРОДОВ, Скромняга-2
закладки:
цитатник:
дневник:
местожительство:
Москва
интересы [4]
05-01-2006 04:16 Атч0т по следам на снегу...
Собственно, чем дольше ходить вокруг да около, тем больше будут растекаться впечатления, а прелесть их, несомненно, в кристальной льдистости, твердости и белизне. Точнее незамутненности.
Это типа было вступление.
Теперь попробую изобразить прелюдию после увертюры, ну и дальше, насколько сольфеджио в экстраполяции на последовательную связность постновогоднего отчета вспомню. (Отить бальзам как пробирает, еще не начала, а уже порю чушь и словоблудство).

Итак. Недельки за 2-3 до НГ мой старый добрый друг ненароком предложил мне поучаствовать в "очаровательной лесной сказке" под смысловым рабочим названием "Новый год в лесу в палатках". В подтверждение был дан потрясающие жизнерадостный искрометный и тёплый отчетик о подобном варианте НГ -2005 теперь уже нашей общей знакомой (PR-щиков из таких людей только и надо делать!). Я, в целом, понимала, что ввязываюсь в авантюру мне не очень свойственную, но если найдется на этом свете человек, который скажет, что я когда либо отказывалась от манящего духа авантюры из опасений ли, чувства осторожности, самосохранения ли или тем паче по благоразумию, пусть первый кинет в меня камень. Собственно, закон привлечения Мирки в сообщество гласит, что, чем безумней идея, тем легче меня уговорить. Тут и уговаривать не пришлось, благо Женин литературный талант сыграл решающую роль.
Долго ли коротко ли, дотикало время до 2-3-х дней до НГ. Тут, как из рога изобилия, посыпались предложения и идеи совместного времяпрепровождения в процессе встречания, но с образностью Жениного отчета и моего предвкушения уже ничего не могло сравниться. Более всего поколебали меня родные Стерви, но поелику в Стервейской колоде наблюдался некомплект, да и предвкушение мое уже зашкаливало все мыслимые нормы, решение бодренькой рысцой отскакало в пользу палаток, костра, снега-по-пояс и т.д. Родня вводилась в заблуждение изощрённой неопределённостью моих планов до последнего момента и богатством выбора, среди которого сабжевый вариант несомненно был озвучен (а кому нужна валерьянка в маминых руках на НГ??). Друзья, в общем, тоже до конца не верили (ну да, на тот момент я была еще не настолько отморожена, насколько полагала о себе, однако, более отморожена, чем все полагали обо мне, а ведь должны бы меня были знать получше некоторые ). В непосредственной близости от дня Х, Y и вообще события завертелись с ужасающей быстротой, в которой сменялись корпоративки, вечеринки, сбор вещмешка и выдвижение к точке сбора. Я опущу суматошно-приподнятый процесс скорого знакомства, перепаковки и бега до липиздричек, и даже 1,5-часовое ожидание нужной. Суматоха и нервное напряжение последних дней и, особенно, месяца давали себя знать - очень хотелось забиться в угол теплой электрички и заснуть. В этот момент как нельзя более кстати пришлось замечание Дрона о том, что я вымерзну аки мамонт, судя по моей экипировке. Сонный мозг встрепенулся, обиделся и постановил, что я не вымерзну назло всем морозам и, вообще, назло всему. Однако, спать больше не хотелось. Мысль "поспать" утрамбовала манатки и свалила до лучших времен, сдавленно бухтя о безрассудстве, безмозглости и еще чего-то там безз...
Выгрузились на станции "Подосинки", в названии которой весьма символичным образом отвалились буквы "С" и "И", что было первым знаком, под которым долженствовало проходить наше с позволения сказать "празднование". На станции я еще раз выслушала жизнерадостное предречение о мамонтах, после чего мозг окончательно взял в руки организм, и тумблер переключился - городская деффачка свалила наффик спать, как и хотела.
Когда пересчитались и убедились, что нас действительно девять, тут же принялись делить всех на Гендальфов, хоббитов и прочих из Братства. Поскольку хоббитами отказались быть все и сразу, настроение сказочности не прижилось, что немедленно заменилось песней не очень цензурного содержания, но при этом с упоминанием Рождества. (По приезде мне подумалось, что назовись мы зондер-командой назгулов, возражений бы не возникло). Бодренький марш по темной дороге и через деревню и первая остановка у ворот кладбища. Не стоило нам у тех ворот заводить разговор о бананах, но что было делать еще на зимнем ветерке в чистом поле в темноте у ворот кладбища, как ни говорить о бананах. Результат нам икался потом все последующие 2 дня, в смысле, хохотали до икоты. Таким образом, беспардонно перебудив половину нечисти и перекурив, отправились мы дальше. Метров 200 по целине, потом через трассу и, наконец, углубились в лес. Еще через 200 метров, я поклялась, что в жизни не засижусь больше за компом позже 10-ти вечера (ну да, поторопилась я), потому что дорогу-то оно конечно было видно, и даже колею в дороге тоже, а уж лес кругом ну просто сказочно было видно, что не мешало из колеи с завидной регулярностью попадать в целину. В результате, со стороны это, наверно смотрелось, как попытки студента двоечника с актерского факультета изобразить на экзамене пьяного. Но ритм есть ритм, когда надо идти в ногу, какую хочешь колею под себя подстроишь, к тому же преодолев пару заград валов мы выбрались на на удивление накатанный тракт. Еще одна остановка на перекур позволила поднять голову, и привыкшие к темноте глаза разглядели если не все, то многие оттенки теней ночного леса и звезды! Потрясающие россыпи звезд, не затмеваемые ни единым огоньком, ибо даже фонарика у нас не было. И вообще, волшебно было идти в полной темноте по ночному лесу , ощущая что вместе с освещенным миром остается на границах деревни всякая память о Городе и его проблемах. Мы входили в Волшебство ночного зимнего новогоднего леса. Ну сказки сказками, но в какой-то момент предводитель остановил отряд, круто развернулся и направился напрямик в лесную целину утопая в снегу по колено. Через несколько минут из глубины раздался его голос и остальной отряд помудохался по его следам. У поваленного бревна, где было решено встать лагерем, все дружно скинули рюкзаки и схватились за мобильники. Панорамный вид на силуэты на фоне белого снега и стволов, некоторые из которых подсвечивались мертвенно-синеватыми отсветами мобил производил неизгладимое впечатление нереальности и гротеска, от чего нестерпимо захотелась обычного стандартного канонического костра.
И желание это исполнилось. Даже незаметно как и когда. Через пол часа все дружно сгрудились у небольшого огня и также дружно оттаивая начали промерзать. Во избежание участи нарнийцев и Кая, предводитель командирским тоном отправил всех за хворостом и лапником. Нельзя не отметить осбое удовольствие от траления лесной снежной целины по колено и выше в поисках хвороста, понятно, большей частью подснежного и особо изощренного удовольствия от сбора в тех же условиях и полной темноте лапника и транспортировки его к месту предполагаемой разбивки палатки.
Основное удовольствие от этих процессов заключалось в том, что прокладывание пути с охапкой еловых ветвей и закрытым обзором согревает неимоверно. Поэтому зов блюстителей костра о том, что мол уже 23-50 и неплохо бы для разнообразия проводить старый и встретить новый годы особого энтузиазма не вызвал. Однако, надо, значит надо, все резвенько прорубились к костру, выкопали бутылку мартини и радостными воплями, матюками и поджопниками вербальными и невербальными проводили старый год. Весь момент наступления нового не верилось, что старый таки выпроводили, поэтому когда спохватились самым аутентичным и единодушно подхваченным приветствием нового года оказался нечеловеческий вопль "О! Бляяяя!". Он в лучших традициях русского народного и китайского смыслового вместил в себя все приветствия, восторги, надежды, пожелания, ура и подразумевавшуюся речь президента. Единодушно выпив за новый еще по глотку вермута, все не менее единодушно разбежались дальше драть лапник, устилать им ложе и расставлять палатки. Когда все было окончено, костер наконец разгорелся до подходящего жара, все довольные и усталые расселись вокруг и Новый Год, наконец, протиснулся в наши умы, настроение и состояния душ. После расслабленно удовлетворенно-ффтыкательного празднования все расползлись по палаткам с одинаковой решимостью уснуть раньше, чем холод доберется до нутра. Удавалось это с переменным успехом, но окончательно отогнать сон морозу не удалось, поэтому пробуждение таки было пробуждением, а не переходом из стадии замораживания в стажию отмораживания. Вылезать из спальника не хотелось до катастрофичного предательски, однако, мозг проявил исключительную силу убеждения и пресек на корню попытки городской деффачки проснуться и высказать привычный взгляд на вещи. В общем, если без словоблудства, всталось бодренько, а когда ноги оказались в промерзших за ночь сапогах, то бодренько просто-таки подскочилось и вылетелось из палатки с одной единственной мыслью - сделать кросс по каким угодно сугробам, за каким угодно лапником, но немедленно согреться. К нашему удивлению, мы с Эдом поднялись первыми. Я ускакала на утреннюю зарядку (в жизни не страдала до этого склонностью к оной), выразившуюся в поисках валежника, сухих берез и хвороста, а Эд занялся костром. По моим представлениям, мы возились с разжиганием мин 20-30, народ почему-то утверждал, что прошло 1,5 часа наших бормотаний. К слову сказать, час мы бормотали уже над огнем. Самым любопытным наблюдением этого утра было видеть, как исчезают в палатке выставленные на улицу камелоты. Затем раздается изрядный матерок, затем свежепроснувшийся прыгает к костру как фавн, забывший физиодинамику собственных движений и судорожно протягивает к нему сначала берцы, потом ноги. После 10-15 минут свежеоттаявший обретал человеческие признаки движения, зашнуровывался и ускакивал дальше по срочным и неотложным утренним делам, т.е. немедленно греться. Когда толпа проснувшихся перевалила за половину, а костер веселили уже не только кончики ботинок мы радостно забадяжили матэ с лимоном и гречку с тушенкой опять же с матэ и лимоном. После чего настроение выстрелило окончательно, и мы, наконец, смогли оглядеться и изумиться, каким макаром мы умудрились вытоптать вчера изрядный ареал вокруг лагеря. Когда оттаяли посление проснувшиеся и градус шуток и настроения стремительно рвался за пределы шкалы, подкатила следующая волна насущной необходимости в виде пробиравшегося сквозь щели ветерка. На предположение о лапнике, за ради сугрева перестановки палатки или просто кросса по сугробам мне ответили не маяться дурью и порекоммендовали попилить дров из натащенных стволов. О это спасительное предложение! О эта волшебная пила, которую мне до этого ни разу не приходилось держать в руках. Вопрос моего проживания в лесу на эти два дня был решен окончательно и бесповоротно. Каждые 40-60 минут, как только холод пытался намекнуть о себе, я отправлялась работать пилой и телом. Вскоре наблюдая за мной, в очередь за пилой и возможностью посвященодействовать аналогично ненавязчиво выстраивалась очередь. Отдыхающие в это время незамедлительно пользовались плодами данных трудов, в результате чего ко второй половине дня наш костер давал отменный жар, а сами мы радостные довольние и ничуть не уставшие готовились к шашлыку, слушали наших бардов и просто блаженствовали в полной отключке от прочей реальности кроме леса, снега, елей сосен, костра и полнейшего наслаждения и блаженства. Ближе к вечеру мы с Эдом для разнообразия сугрева отправились за новой порцией лапника и переставили палатку. К стемнению подоспел шашлык. Сытые, довольные, уевшиеся горячего мяса и упившиеся горячего чаю либо ледяного кваса слово за слово шутка за шуткой дошли мы до данеток... Тут инаковость, царившая на выбранной нами поляне, слилась в экстазе с последствиями нашего разговора о бананах у кладбища и прочей лесной нечистью и строгие дедуктивные постороения вылились в такой беспредел, о котором оставшиеся после нас ффтыкать над сгоревшим лапником с запахом конопли наши незримые соседи по лагерю и прочие жители леса вряд ли могли когда нибудь иметь представление. Смех, песни, загадки, пилка дров, подгорающие носки и ботинки, опять смех, опять загадки, опять пилка дров, легенды старые и новые, старые сказки на новый лад, новые сказки на старый лад, большой гудящий костер... в общем фантазия и веселье перли через край, что не мешало каждую новую данетку начинать вопросом "а голый или одетый был труп". Когда под занавес этого фонтана мы учинили еще и глинтвейн, да с таким количеством специй, на которое расщедрится не всякий ресторан, и сдобрили его коньяком (К слову сказать, состав бара, оказалось, определила и доставила токи я. В переложении всего этого на символизм НГ выглядит подозрительно, однако спиться мне все равно не грозит!))), старые легенды наконец, окончательно обрели новую трактовку, которую я оставлю на своих сотоварищей, потому что Один, промахнувшийся деревом и вместо ясеня оказавшийся на ели и Христос на бреющем полете с воплями "ну мужик тебе повезло...." это надо упорядочивать в слаженный пантеон и легендарику не моей взбалмошной головой. После глинта нас, наконец, сморило в сон и все ринулись по палаткам пока не успели остыть после жаркого костра и согревающего напитка, не побоюсь этого слова, новых богов. В эту ночь мы для верности еще сцепились в какой-то общий сложный кокон и вертеться теперь можно было только совместно, однако, оно того стоило и ночь прошла в относительном тепле. Отмороженных сапог поутру все равно никто не отменял, но второе ледяное утро оказалось куда более привычным и нестрашным, к тому же костер уже весело потрескивал, так что бегать по сугробам не пришлось - достаточно оказалось вытянуть ноги к костру и блаженно жарить себе колбаски и грудинку с сыром, яблоком и хлебом. Тем ни менее, ничуть ни меньшую радость доставил нам закипающий в кане матэ с лимоном, а конкретно мне - дальнейшая распилка стволов и пилка дров. Обстановка стала казаться привычной и чуть ли не родной, однако тень сбора в обратный путь все же наползла на общее благодушно-веселое настроение во второй половине дня. Тень эту мы не менее резво отогнали последней ударной порцией шашлыка, песнями, и уж окончательно тени чего бы то ни было свалили с наступлением темноты, когда мы уже с собранными рюкзаками устроили самый незабываемый феерверк из всех - учинили сожжение всего собранного нами лапника. ЛАпник, как уже упоминалось, подозрительно пах коноплей, от него валил наикрасивейший наигустейший дым, искры и эффект, как от конопли. На вопросы, где брали траву, шишки, и в чем засада, выяснилось, что товарищу, посланному за можжевельником для шашлыка, повстречалась Белая Дама, он с ней побеседовал, и она указала ему направление на ели. Какие лапы он после этого притащил мы больше не выясняли, всех итак перло. Предводитель прыгал через огонь, остальные судорожно нюхали, пока дым не развеялся, бегали за столбом оного, называя его хвостом собаки нового года и божеством, балдели от искр, ну и собственно непрерывно хохотали и прощались с остающимися духами места, леса и духами с ближайшего кладбища, прибежавшими на разговоры о бананах.
Уходили мы красиво. Цепочкой к дороге, почему-то опять по целине, несмотря на как минимум 3 протоптанные туда тропинки полумолча, полухихикая, а за нами поднимался один из красивейших дымных столбов с огненным сердцем внутри, усеянный мириадами искр.
Легкость обратного пути наводила на несоклько мыслей сразу, основными из которых были мысли о забористом лапнике, колчестве сожранной за такой короткий срок еде и теплой ванной через несколько часов. Впрочем, за живенькую обратную дорогу кумар из нас слегка выветрился, поэтому у кладбища мы благоразумно останавливаться не стали и более чем резво и удачно добрались до станции. На платформе Падонков совсем по-падонковски гулял ветер, и когда выяснилось, что с рассписанием мы промахнулись, и электрчику ждать еще пол часа, народ был единодушен в своем вопросе: "Достать тебе пилу?", - одновременно спросили несколько человек, радостно глядя на меня. Я тоскливо приглядывалась хоть к каким-то признакам деревянных конструкций на платформе, но увы, кругом были только железо и бетон. Взамен я предложила вытащить спальные мешки и устроить соревнования по бегу в оных от столба к столбу, но пока обсуждали этот вариант подошла таки электричка. Лохматая шумная довльная братия с рюкзаками ввалилась в вагон к отдельным на редкость аккуратно-меховым пассажирам и на этом сказка окончательно отступила в лес.

Вот, собственно, и все мое сумбурное повествование о самом восхитительном волшебном и непразднично-правильном Новом Годе в моей жизни. Да принесет он удачу мне и 8-ми моим спутникам.
Комментарии:
Camelina sylvestris
Асилил!!!

Впечатляюще, прям ух как!!! А я даже больше слов не могу придумать!
Рыцарь в серой фланели
эээ... ниаслил, букавак многа Но верю что было круто
05-01-2006 23:21
Камрад
Ну ффот (
12-01-2006 14:27
А я ...!!!! А я....!!!! А я еще подробности знаю, но никому нискажу !!!!! (задешево нискажу!) ))))))))))))))))))))))))))
12-01-2006 14:39
Камрад
Чиффоооо?????
12-01-2006 15:43



*прыгая на одной ножке*

А вот знаю !! А вот знаю !!! ))))))))))))))))))))))
12-01-2006 17:20
Камрад
Сёма... я когда вернулась в инет не заходила. а это единственное время. когда я была ещё под кумаром и могла непонятно чего наболтать внепомняще. так что нефиг мне тут блефовать! Ничего такого ты знать не можешь!%))))))

Ваш комментарий:
Камрад:
Гость [+]
Гость
OpenID
залогиниться
Логин/пароль
залогиниться
Комментарий:
  • B
  • I
  • U
  • S
  • Small
  • CUT
  • HIDDEN
  • URL
  • IMG
  • V
  • #
  • List
  • List=
  • «»
  • OT
  • maroon
  • green
  • blue
  • center
  • right
  • JU
  • J
  • QUOTE
  • HTML
  • TRANSLIT » RUS
Дополнительно:
Автоматическое распознавание URL
Не преобразовывать смайлики
Cкрыть комментарий