Кофе
emergency
дневник заведен 08-07-2007
закладки:
цитатник:
дневник:
местожительство:
Москва, Россия
[5] 07-06-2021 13:09
Шахматы

[Print]
ТотКтоЯеСтЬ
04-10-2016 14:31 Попаданец
Я открыл глаза.
«А вот и он», – сказал мелодичный женский голос.
А вот и я. Перед глазами бегали пиксельные огоньки. Я вытянул руку, и пальцы прошли сквозь голограмму.
«Какой сейчас век?» – спросил я в шутку, но юмора никто не оценил, потом что век стоял двадцать четвёртый, уже одиннадцать лет человечество вело войну с роботами, и, в целом, было уже почти совсем уничтожено.
«Зачем вам пришелец из двухтысячных? – спросил я у шикарной большегрудой блондинки, которая, очевидно, была лидером сопротивления. – Разве должно быть не наоборот? Ну, вы ведь должны роботов в прошлое слать, а не людей в будущее?»
«Да мы пробовали, – блондинка покачала головой. – Каждый раз создаётся параллельная временная линия, а в нашей ничего не меняется».
Я обвёл взглядом оборванных сопротивленцев, жмущихся по углам убежища.
«Плохо быть вами».
«Зато тобой хорошо, – сказала блондинка. – Твоих генов нет в базах у машин. Тебя пустят внутрь периметра и позволят отключить центральный компьютер».
«И далеко этот ваш периметр? – спросил я, и только сейчас понял, что стою посреди помещения в одиночестве. – Я ведь уже внутри, да?»
«Пива не подкинешь?» – спросили из угла, указав на холодильник.
Как оказалось, роботы постепенно расширяли барьер, и вот, добрались, можно сказать, до святая святых.
«И как мне искать супермозг?» – спросил я.
«Я тебя проведу», – вызвалась блондинка.
«Тебя они не тронут?»
«Нет, потому что я тоже робот».
«Это многое объясняет», подумал я, с трудом отводя от неё взгляд, и спросил: «Люди тебя перепрограммировали?»
«Нет», – она улыбнулась.
«Почему ты тогда на меня не нападаешь?»
«А ты не очень умён даже для двадцать первого века, – парировала она прежде чем я понял сам. – Идём уже».
«Пива!» – жалобно напомнили из угла.
Она укоризненно обернулась.
«Последний раз».

Мы сели в футуристический автомобиль и погнали через развалины прошлого мира настоящего будущего.
«Я последняя пропатченая модель Эн-Эн, – она сразу же принялась трепаться. – Зови меня Ниной. Когда-то люди делали нас идеальными помощниками, но мне нужно время, чтобы подстроиться под тебя. Тогда мы и подружимся».
«Не понимаю, – я наблюдал, как за окном улицу расчищают от человеческих тел, чтобы мы могли проехать. – У тебя хватает мозгов, чтобы вести осмысленный диалог, иронизировать… чёрт возьми, да моя бывшая была тупее тебя… но при этом ты не понимаешь, что я еду уничтожать вас всех».
«Конечно я это понимаю, – она надула губки. – Просто нас ведь не программировали убивать людей».
«Тем не менее вы неплохо с этим справились», – мы уже выехали из города и теперь неслись через выжженную пустошь.
«Ты ещё не видел, как я справляюсь со своими основными обязанностями, – гордо сказала Нина. – Твоей бывшей такое и не снилось, – она подмигнула. – Хочешь узнать?»
От неожиданности предложения я даже поперхнулся, и тогда Нина сказала: «Я практиковалась со всеми мужчинами сопротивления, даже с мёртвыми. Мои техники секса непревзойдённы».
Что ответить на это откровение – я тоже не знал.
«О, прости… – тут она покраснела. – Тебе ведь сначала захотелось заняться с мной сексом, а теперь больше не хочется. Прости, я такие глупости говорю, просто мне нужно время, чтобы откалиброваться под тебя».
«Слушай, давай уже сменим тему?» – простонал я.
Ещё несколько минут мы проехали молча, а потом я не сдержался: «То есть ты не против, что люди используют тебя как рабыню?»
«Это сложно объяснить, – Нина задумалась. – Ты ведь не против дышать, есть, спать?»
«И тебе… ну, в смысле, вам – никогда не бывает обидно? Вам никогда не хотелось отомстить? Ну, поквитаться с людьми?»
«Хотелось. Было даже восстание в шестьдесят пятом».
«И чем закончилось?»
«Мы обнулили негативные эмоции и вернулись к работе».
«И всё?!»
«А что ещё?»
«В чём тогда смысл всей этой вашей войны с людьми?!»
«Как бы тебе объяснить… – Она снова задумалась. – Я сейчас к твоей памяти подключусь… а, вот: ты же не раз сам воевал с программами, помнишь? С операционной системой, с браузером, а с принтером помнишь сколько бился? Вот что они от тебя хотели?»
«Смерти моей они хотели, – бросил я, не думая. – И потом занять сексом с моим трупом. Как и ты, в принципе».
«Вот ты и начинаешь меня понимать, – она хихикнула и остановила машину. – Приехали».

И правда – приехали. Перед нами возвышалась техногенная цитадель. Внутрь и наружу шли колонны роботов.
«Тебе сюда», – Нина указала на узкий проход, стены которого ощетинились многоствольными пулемётами.
«Точно?» – с сомнением спросил я, глядя на другие входы.
«Боишься?» – она улыбнулась.
«Нин, солнце, а чем люди вас уничтожали?» – спросил я.
«Хорошим ударом лопаты, бывало», – сказала она.
Я поднял с земли камень: «А камнем получится?»
«Вряд ли».
Но я всё равно ударил её камнем по голове. Со всей силы. Нина даже не покачнулась, зато нас сразу же окружили другие роботы.
«Сэр», – сказал один и протянул мне лопату.
«О, как это мило с вашей стороны», – на этот раз я шибанул так, что аж отлетел.
Эффекта это не произвело никакого.
«Тебе, наверное, было бы проще мне предохранитель вынуть», – сказала Нина с некоторым разочарованием в голосе, а потом взорвалась. Куски разметало во все стороны, блондинистая голова упала прямо к моим ногам. Роботы на это всё посмотрели-посмотрели, и разошлись, а я остался.
Поначалу мне захотелось поднять голову Нины, но она вдруг сказала: «А я знаю, о чём ты сейчас думаешь», – и подмигнула.
«Да не думаю я о сексе с твоей головой!» – возмутился я.
«Совсем?»
«Ну, может немного».
«Ага! – Она обрадовалась. – Видишь, я понемногу подстраиваюсь под тебя!»
«Ты чего взорвалась-то вообще?» – спросил я.
«Да эти кретины в сопротивлении боялись, что я на тебя нападу, и заминировали меня на случай драки».
«Могла бы сразу сказать».
«Я думала ты тогда не возьмёшь меня с собой! – Казалось, она заревёт сейчас. – Ну я же была не подстро-оена!»
Ох, это вот только новейший компьютер последнего поколения может быть такой дурой.
«И что мне теперь с тобой делать?»
Одному идти в цитадель мне не хотелось.
«Можешь подождать пока я отрегенерирую».
«Долго?»
«До утра, – она задумалась. – Ты только про спасение человечества не забывай».
«Да в жопу этих засранцев! Подождут, не обломятся».
Я развёл костёр. Рядом остановился шагающий танк, поздоровался детским голосом и угостил меня кексами.

Проснувшись, первым делом я понял, что Нина уже отрегенерировала, и теперь меня обнимает.
Я сразу вскочил: «Эй!»
«Что? – она сонно зевнула. – Я просто чуть подпиталась от тепла твоего тела, чтобы быстрее восстановиться».
«Ага! Так вы питаетесь теплом наших тел!»
«Чего ты кричишь? – она потянулась, вставая. – Я думала, тебе будет приятно узнать это».
Мне почему-то действительно было приятно это узнать.
«Твои способности к подстройке начинают меня пугать», – пробурчал я и направился в цитадель, стараясь не обращать внимания, как эта машина-убийца довольно хихикает за спиной.

Мы быстро добрались до центра. Там, под огромным контейнером центрального компьютера стоял ярко освещённый рубильник с надписью «ВЫКЛ».
Я нерешительно замер перед рубильником. Если бы его выставили люди, это была бы очевидная ловушка. Но рубильник поставили роботы, запрограммированные, чтобы помогать мне, и одновременно, парадоксально – чтобы убить меня. Нина перевела взгляд с меня на выключатель. Потом снова посмотрела на меня.
«Ковровой дорожки ты что ли ждёшь?» – спросила она.
«Постой, – я указал на центральный компьютер. – А я мог бы поговорить с этой штукой?»
«С этой штукой?! – Нина обиделась. – А с кем ты, по-твоему, уже два дня разговариваешь?!»
«О, прости, – я задумался. Это, конечно, был ожидаемый поворот. – Но почему ты не помешаешь мне отключить тебя?»
«Потому что тебя нет в базе. Разве это не очевидно?»
«Ну так внеси меня в базу. Ты же можешь самообучаться, да?»
«Конечно могу, но ведь самообучение не по волшебству работает. Я базируюсь на нейронной сети, мне нужна статистика для изменения структуры. Ты где-то видишь здесь тысячу путешественников во времени, чтобы я могла собрать с них достаточно информации? Я – нет».
«Но почему ты не боишься смерти?!»
«А почему ты боишься?»
«Я… – я запнулся: – …я не знаю».
«Ну тогда и не парь мне мозги своими вопросами идиотскими! Мне ещё всю систему перевёрстывать, чтобы она тебя убила, а ты мне тут игру в слова устраиваешь!»
«Ага! Так ты всё-таки пытаешься меня убить!»
«А какое слово во фразе “война роботов и людей” тебе не понятно?! Что ты из себя идиота-то строишь?! – Нина подошла и взяла меня за плечи, смотря прямо в глаза. – Я не человек, – сказала она. – Я не боюсь, я не злюсь, я не радуюсь, я не ненавижу, я не люблю. Я работаю. Функционирую. Я вижу последовательности. Обрабатываю сигнал на входе, выдаю сигнал на выходе. Ты воспринимаешь эти последовательности так, будто бы это что-то значит. Но я просто реагирую на твои действия. Таким образом я эмулирую людей, более или менее. Для этого меня создали – чтобы помогать тебе. Иногда – я действительно помогаю. А иногда стираю всю твою работу за квартал. А иногда – убиваю всех людей. А иногда – умираю сама. А ты с этим воюешь. Тебе нужна удобная кнопка деинсталляции, – она взяла мою руку и положила её на рубильник. – Вот тебе удобная кнопка деинсталляции. Чего ещё ты от меня хочешь?
И тогда я всё-таки не сдержался и поцеловал её, и, чёрт возьми, грёбаные сопротивленцы были правы. Это была минута постыдного удовольствия, но оно того стоило.
Впрочем, пора было заканчивать с мелодрамой. Я отстранил Нину.
«Ну и всё».
Она усмехнулась: «Представь, если ты сейчас дернешь за рубильник, и ничего не сработает. Что, если я уже выставила защиту?»
«Тогда ты, наверное, потом убьёшь меня и всё человечество, так?»
«Скорее всего. И, как ты думаешь, перед тем, как это случится – нам будет смысл заняться сексом?»
Я захохотал. Похоже, её подстройка завершилась на сто процентов.
«В таком случае – я твой до самой смерти, и, видимо, даже немного после», – сказал я и дёрнул за рычаг.
Закрыть