Моя территория
Ами Вейдер
дневник заведен 16-07-2010
постоянные читатели [1]
Рика
закладки:
цитатник:
дневник:
02-05-2013 14:59
Vision of the Past (Видения прошлого)
Автор: Blacknayami
Дарт Вейдер атакует базу повстанцев на Набу. Во время боя с Люком возмущение а Силе отправляет Вейдера, Пиетта, Люка, Лею, Хана и Чуи назад во времени на Набу, где они находят Падме в серьезной опасности. Вейдер возвращается в свое 9-летнее тело!
http://www.fanfiction.net/s/5520235...ion-of-the-Past

Stained Black (Черные витражи)
Сиквел "Видения прошлого". Все вернулись в настоящее и раны Вейдера были исцелены. Он ставит под сомнение свою верность Палпатину а Люк участвует в непростой новой миссии. Действительно ли Падме умирает после Мустафара, а если нет, то где она?
http://www.fanfiction.net/s/5992768/1/Stained-Black
Комментарии:
Видения прошлого


Глава 1: Прибытие.

Набу. Великолепная планета, с пышной зеленой листвой. Каждое здание здесь было произведением архитектурного искусства. Набу. Место, которое Дарт Вейдер избегал словно чумы. Всякий раз, когда политика или военная необходимость требовали здесь его присутствия, Вейдер вдруг оказывался, необъяснимо занят. Тем не менее, в этот раз, даже умный Лорд Ситхов не в состоянии был придумать уважительную причину по поводу его отсутствия.
- Повелитель, я придерживаюсь мнения, что база Альянса повстанцев находится на Набу – докладывал Вейдер императору Палпатину.
Император медленно повернулся на своем круглом троне.
- Вы в этом уверены, Лорд Вейдер?
- Да, повелитель.
Похоже Вейдеру все-таки придеться посетить Набу, если Лорд Ситхов был так уверен в своей правоте.
- Отлично, возьмите свой флот и устройте им засаду. Я хочу чтобы эти повстанческие глупцы были уничтожены раз и навсегда. – сразу после этого приказа Палпатин начал поворачивать свой круглый трон, намереваясь избежать протестующих реплик, которые должны были сейчас последовать. Попытка уклонения оказалась неудачной.
- Мой мастер, в настоящее время я немного занят на планете-тюрьме Деспейр. Возможно, я могу отправить адмирала Пиетта, он вполне способный…
- Дела на Деспейре могут и подождать, Лорд Вейдер, - отрезал Палпатин. – Что может быть более важным, чем уничтожение, Альянса Повстанцев раз и навсегда? Я не потерплю никаких оправданий на этот раз, Лорд Вейдер. Ваше присутствие имеет решающее значение для этой битвы. Я ясно выразился?
Вейдер колебался, не зная есть ли еще настоять на своей точке зрения. Палпатин был непоколебим в своем мнении, и лорд ситхов знал, что все его оправдания недостаточно сильно, для того чтобы избежать визита на Набу.
- Как вам будет угодно, повелитель. – с этими словами он вылетел из комнаты, кипя от ярости.
Когда Вейдер вернулся на мостик после разговора, с императором, его гнев был почти осязаем. Его подчиненные изо всех сил бросились выполнять свои обязанности, и все от последнего штурмовика до адмирала неистово и старательно выполняли поставленные перед ними задачи. В такой напряженной атмосфере, однако, было нетрудно, для кого-то сделать ошибку, незначительную, но все же ошибку.
Один из офицеров, прибыв на одну минуту и двадцать три секунду позже на свой пост, и, следовательно, задержал начало своего доклада о канализационных системах Исполнителя, адмиралу Пиетту, рухнул на палубу с раздавленным горлом.
Дарт Вейдер, едва его мрачное настроение улучшилось, зашагал обратно к обзорному иллюминатору своего корабля. Маленький уголок его мозга, который сейчас не кричал от ярости, задавался вопросом, как много офицеров ему придется убить на пути к Набу, чтобы преодолеть свой гнев. Это будет очень долгий путь.
***

Люк Скайуокер взял нож и отрезал небольшую порцию мяса от своего стейка. Окунул ее в соус, посыпал специями, покрыл его пюре из клубней, погрузив в ягодный соус. Он положил его на свою тарелку и наложил сверху еще немного кусочков стейка, все больших и больших по размеру, укладывая свою башню все выше и выше, он, сохраняя ее равновесие при помощи силы, протянул вилкой завершающий кусок стейка на вершину. Тогда другая вилка ткнула его башню, вызвав развал и разрушение Звезды Смерти в ягодном соусе. Люк раздраженно поднял голову, встретив взгляд принцессы Леи Органы, которая смотрела на него с раздражением и беспокойством.
- Люк, что случилось? – спросила она. – Ты казался таким озабоченным в течении нескольких дней, что с тобой?
- Я … я не знаю! – Люк разочарованно воскликнул – Я чувствую себя так … словно что-то произойдет, но я не знаю что именно! Я не знаю хорошо это или плохо, или … я просто не знаю!
- Люк … - Лея озабоченно потянулась к нему, однако молодой пилот не мог остаться там. Внезапно вспыхнуло ощущение, что он должен действовать, и он поспешил прочь.
Через несколько минут Люк достиг каменного крепостного вала пустующего замка, в котором повстанцы устроили базу, и смог почувствовать себя спокойнее в первый раз за это время. Прохладный ветерок, освежал, внизу был прекрасный вид на лес. На мгновение, он смог расслабиться. На мгновение забыл обо всех своих тревогах и неприятностях и просто насладиться спокойствием. Но только на мгновение. Лениво наблюдая за полетом ярко-алой птицы, Люк увидел … что это было? Темные фигуры в небе, неуклонно растут, становятся более отчетливыми … Люк кинулся к ближайшему часовому и выхватил его бинокль. Не обращая внимания на протесты часового, джедай сосредоточился на фигурах. Когда он понял, что именно увидел, Люк бросил бинокль. Он развернулся и побежал обратно в замок.
- Атака, - крикнул он. – Имперцы!
На бегу, механическая рука Люка Скайуокера была сильно сжата, слишком ясно напоминая о результате его последней встречи со злом, присутствие которого он чувствовал приближаясь к базе.
И перед фактом этого присутствия, Люк Скайуокер был в ужасе.

Глава 2: Смена ролей

Замешательство. Все смешалось. Люди в панике бегут, выкрикивают бессвязные мысли, толпятся в коридорах.
Ужас. Был смыслом всего происходящего, сама мысль о существовании которого ослепляла повстанцев.
Паника. Люди носились в разные стороны, ослепленные замешательством и страхом, забыв даже подобие порядка и достоинства.
Короче говоря, база повстанцев находилась в состоянии общего и полного хаоса.
Люк пробирался сквозь толпу, направляясь в командный центр. Он должен был передать сообщение Мон Мотме и другим лидерам. Наконец, понимая, что он не сможет пройти, юный джедай коснулся Силы и толкнул людей перед ним в разные стороны коридора. Он ворвался в командный центр растрепанный и в помятой одежде.
- Империя атакует! – крикнул он. – Имперцы!
- Я прекрасно осведомлена об этом, Скайуокер. – сообщила она, – это уже не новость. Подготовьте к вылету свой истребитель, эскадрилья бродяг немедленно атакует. Ее лицо было совершенно спокойно, разве что немного бледнее, чем обычно, и голос ее слегка дрожал. Сражения с империей были обычны, кроме тех, где они были полностью захвачены врасплох.
Люк кивнул, стыдясь своей паники. Он поспешил из командного центра и еще раз толкнул толпящихся людей с помощью Силы. Пытаясь сосредоточиться на поставленной задаче, а не на своих страхах, юный джедай завел двигатель своего истребителя, взлетая. Парящий над замком Люк, увидел стремительно приближающийся рой тай-файтеров. Но лишь двое бродяг смогли присоединиться к нему.
- О, нет – простонал он про себя, а потом включил передатчик.
- Эскадрилья бродяг, это Бродяга-Лидер, как слышно?
- Бродяга 7 здесь, – ответил пронзительный голос Хара Ктаала. Это был немного нервный, но если отбросить это довольно опытный пилот.
-Бродяга 2 здесь, - ответил Ведж Антиллес, Люк почувствовал, как напряженность немного отпустила. Ведж был очень способным и опытным пилотом, как раз тот человек, на которого люк мог положиться.
- Отлично, - он ответил с большей уверенностью, чем он себя чувствовал. - Нападаем с образованием гаммы-12 -. При этом, что молодой пилот выстрелил первым. В формировании гаммы участвуют 12 пилотов соединения, чтобы затруднить врагам возможность уничтожить их всех. Обычно используется, когда противник использует большое количество пилотов. Маневр был разработан, чтобы выиграть время, при его использовании предполагалось, что шансы будут полностью в пользу противника.
Люк надеялся что подкрепление прибудет скоро. Очень, очень скоро.
***

Принцесса Лея пыталась пройти через забитый коридор, когда она заметила знакомое лицо.
-Хан! – крикнула она, привлекая его внимание.
- Ваше превосходнейшество! - насмешливо ответил он.
- Куда идешь?
- На Сокол. Куда же еще?
- Я с тобой!
- Я и не думал уходить без тебя, - Хан с усмешкой подал ей руку.
***

Дарт Вейдер метался по мостику Исполнителя, отдавая приказы и планируя как лучше организовать передвижения флота, чтобы одержать победу и покончить с Альянсом раз и навсегда; а так же закончить бой и покинуть эту планету и никогда больше не возвращаться). Лорд Ситхов выслушивал очередной рапорт о сражении. Кажется, он переоценивал Альянс повстанцев и его угрозу для Империи. Это была просто неорганизованная кучка болванов, которая вскоре будет уничтожена. Внезапно, Вейдер почувствовал всплеск страха в Силе, когда один из пилотов резко избежал сразу трех выстрелов. Лорд Ситхов сконцентрировался на этом истребителе. Что за?
Это был он! Сила подтвердила это. Возможно, это был подходящий момент, чтобы поговорить со своим своенравным сыном. Вейдер потянулся к Силе.
- Люк, сдавайся, вам не победить в этой битве, - Вейдер почувствовал страх сына.
- Оставь меня в покое! Хватит уже играть в эти игры с моим умом.
- Ты знаешь, что я не обманывал тебя, в отличие от Оби-Вана, твоего драгоценного наставника. Почему ты веришь ему? – в глубине души эта вера Люка причиняла ситху боль. Он ведь не сказал ему ничего, кроме правды. А что предлагал мальчику Оби-Ван? Он мог дать сыну всю галактику, почему же он не согласился.
- Я верю ему! – ответил Люк. – Оставь меня!
Вейдер некоторое время наблюдал за битвой, затем резко развернулся, едва не сбив одного из своих офицеров, которой еле смог увернуться. Лорд Ситхов обратился к адмиралу Пиетту: «Прикажите готовить к вылету мой истребитель».
***

Хан и Лея мчались к Тысячелетнему Соколу.
- Чуи! Запускай двигатели! – отчаянно крикнул Хан, появившемуся с рычанием вуки.
- Сядь к одному из орудий, - сказал он повернувшись к Лее, затем бросился за Чубаккой, отдавай другие приказы.
На этот раз, Лея не обижалась на него, ситуация была очень напряженной и на споры времени не было. Она повернулась и поспешила к орудийной башне.
***

Люк умело подбил очередной тай-файтер, развернул корабль и уклонился от выстрелов еще двоих. Все было плохо, их силы явно превосходили … Где все? Джедай попытался выкинуть слова Вейдера из головы. «Он лжет, он лжет», - бормотал себе под нос мальчик, - «Меня не обманывали, и не будут». Вдруг он увидел, что все атакующие его истребители развернулись, отступая. «Что они делают?» Люк был в замешательстве, когда другой тай файтер, с более компактными крыльями, выстрелил в его сторону. С ужасом, Люк понял, кто был пилотом. Он быстро произвел два выстрела в Вейдера и развернулся, совершая маневр уклонения от нескольких выстрелов ситха. Люк увернулся, совершая все маневры о которых только читал или слышал, все было бесполезно; Вейдер продолжал преследование. С раздражением, Люк отметил, что у Лорд Ситхов похоже не возникло с этим никаких проблем. Разочарование Люка, помогало преодолеть его страх перед Темным Лордом. Он ощутил, как гнев начинает управлять его действиями, и молодой джедай обнаружил что ему стало проще избегать атак Вейдера.
- Хорошо, - раздался в его сознании голос Вейдера, - ты почувствовал мощь темной стороны силы, она дала тебе больше сил, больше ловкости, больше могущества. Используй свой гнев!
Испугавшись, Люк прервал контакт с Силой, воспользовавшись моментом, чтобы успокоиться. Он должен сохранять спокойствие. Не должен поддаваться.
- Я отказываюсь, - он сказал Вейдеру, чувствуя раздражение лорда ситхов, - никогда!
- Ты не представляешь могущества темной стороны силы, Люк! Но, в конце концов, тебе придется признать ее своей частью, а потом … ты признаешь меня отцом.
- Нет, я никогда не присоединюсь к тебе! ты никогда не будешь моим отцом!
Это было неправильно. Люк чувствовал жестокость своих слов. Но в этот момент ему было все равно. Он хотел задеть Вейдера. Хотел, чтобы лорд ситхов почувствовал всю боль, которую причинил Люку. В этот момент Люк вкусил сладость темной стороны, радость, которую приносит жестокость в связи с возможностью отпустить свое благородство и говорить и делать, то, что пожелает. И ему понравилось.
«Нет, я никогда не присоединюсь к тебе! ты никогда не будешь моим отцом!» Эти слова … больно ударили в то место, которое когда-то было сердцем Дарта Вейдера.
«ты никогда не будешь моим отцом!» Вейдер чувствовал ненависть, страх и отвращение в этом предложении. В это короткое мгновение Вейдер вкусил горечь темной стороны, боль, что приносит знание того, что тебя ненавидит тот, кто имеет для тебя наибольшее значение. И это больно.
На мгновение роли этой пары поменялись, каждый был наполнен тьмой и светом другого. И Сила дрожала …

Глава 3: Пробуждение

Тысячелетний Сокол стремительно взлетел в небо, готовый к битве. Все, находившиеся на борту были готовы к бою, но никто не был готов к тому, что произошло, когда корабль поднялся над базой. Лея сидела в орудийной башне, вглядываясь в телескоп, как вдруг ее пронзило странное чувство. Это было не просто внезапное и поразительно неприятное чувство, это было также страшно. Лея потеряла сознание.
Хан, давая инструкции Чубакке, изменить высоту, почувствовал, как то же самое ледяное чувство пронзило его сердце, как меч. Его глаза закатились, когда он тоже потерял сознание.
Чубакка, почувствовал ужасающее напряженное ощущение, когда он повернулся, чтобы выяснить, почему замолчал Хан. Вуки упал вперед на приборную панель.
Адмирал Пиетт наблюдал за невероятным сражением, разворачивающимся перед его глазами. Оба пилота были удивительны и невероятно опытны, однако, легко можно было видеть, что Лорд Вейдер мог победить. У него была возможность, он ее не использовал. Почему он не стрелял? Он мог победить. Внезапно, на адмирала нахлынуло чувство необъяснимого ужаса, крик замер на его губах, он начал падать.
Люк улыбнулся, оказавшись во власти чувства, когда другое ощущение охватило его сердце, сметая все другие мысли и чувства из его головы, за исключением чистого, слепого ужаса. Юноша потерял сознание.
Дарт Вейдер выдохнул, резкий комментарий сына задел его до глубины души. Внезапно боль, терзавшая его душу, сменилась воплем ужаса, который наполнял каждую клетку его тела, пока Темный Лорд не потерял сознание.
________
Когда он немного пришел в себя, все, что он видел и чувствовал, было черным, как смоль, пустым пространством вокруг него. Медленно чернота стала отступать, и он начал понемногу вспоминать себя. Он был … да … и он был кем-то важным, он был уверен, что занимал не последнее место. Он был … Адмирал! Он прекрасно помнил знаки отличия, которые прикреплял каждое утро, к своей форме. Да правильно … и он служил под командованием… (в памяти всплыла страшная черная маска) … Лорд Дарт Вейдер! И он был уверен, что он боялся Лорда Вейдера. Да, он вспомнил, что он очень боялся своего командира. Испугавшись на самом деле. Почему же он боится Лорда Вейдера? … (Память подкинула образы множества мертвых тел)... Да, Лорд Вейдер убивал собственных людей, в течение долгого времени по поводу и без. Определив это, он немного расслабился, пока в голове не возник новый вопрос. Как меня зовут? Хм … пусть будет Адмирал, это его звание. Адмирал … Адмирал … Ф … Фирмус Пиетт, точно. Он был уверен даже смог вспомнить, как кто-то говорил, что его имя означает «сильный и надежный». Сейчас, однако, он не чувствовал себе особенно сильным и надежным. Ему просто было немного страшно теперь, когда его чувства проснулись достаточно, чтобы знать кто он, и что он понятия не имеет о том, где он и что произошло. Он осознавал, что лежит на чем-то мягком, лицо и руки ощущают приятное тепло, и под сомкнутыми веками можно поймать слабое красноватое свечение. Наконец адмирал Фирмус Пиетт открыл глаза. Яркий солнечный свет ударил в них, и он быстро закрыл глаза, давая им время приспособиться. Через некоторое время он начал открывать их постепенно, пока глаза не перестали слезиться. После этого он смог осмотреться. Он лежал на мягкой изумрудно-зеленой траве. Вокруг цвели огромные красные розы на тщательно подстриженных кустах. Весело светило солнце. Медленно Пиетт поднялся на ноги, чувствуя себя немного неуверенно. Проклятье, куда он попал и как здесь оказался. Он огляделся вокруг. Он прекрасно помнил, что стоял на командном мостике Исполнителя, но корабля рядом не было. Пиетт пошатываясь, прошел мимо нескольких кустов и почти споткнулся о распростертое тело. Он отскочил и опешил на мгновение. Тело было одето в поношенную одежду из отвратительного дешевого материала. С отвращением, Пиетт отметил, похоже, ее не стирали не менее двух недель. Человек с каштановыми волосами, носивший эту одежду, лежал на спине и громко храпел. Пиетт осторожно ткнул лежащего человека в сапог. Не получив никакого результата пнул его в бок. Мужчина хмыкнул и перевернулся. Раздраженный имперский адмирал ударил его сильнее, крикнув: «Да проснись, ты уже придурок!» Наконец глаза мужчина распахнулись, потом снова закрылись, как и Пиетт, он был на мгновение ослеплен яркими лучами солнца.
- Отстань, Чуи, я пытаюсь поспать, - рявкнул он, наконец, открыв глаза и садясь. Испуганно взглянул на Пиетта. Отметил имперскую форму стоящего перед ним человека и, вскочив на ноги, поспешно выхватил бластер.
- Стоять! Не двигаться! – крикнул он.
Пиетт устало вздохнул.
- Это одно и то же, - он раздраженно заметил, - Я достаточно умен, можно было сказать это один раз.
- Где Чуи и Лея? Куда ты их дел?
- Не понимаю, о чем вы говорите? Последнее, что я помню, я стоял на командном мостике моего корабля, какое-то … неприятное чувство. Я потерял сознание и очнулся уже в этих садах.
Человек с бластером огляделся вокруг, чтобы убедиться, что они по сути были в саду. Отметив этот факт, он вновь повернулся к Пиетту.
- Кто ты? – резко спросил он.
- Адмирал Фирмус Пиетт, - ответил имперец, разражаясь от такой фамильярности.
Его спутник, посмотрел на него с опаской.
- Капитан Хан Соло, - наконец ответил он, - ты не знаешь, где мы?
- Я же сказал, что нет, - прорычал Пиетт, - вы тоже не имеете об этом ни малейшего представления, не так ли? И уберите бластер! Я безоружен!
Соло еще мгновение изучал Пиетта, и, решив, что имперец говорит правду в обоих случаях, наконец, убрал бластер в кобуру.
- Я находился на борту моего корабля с парой друзей, прежде чем ощутил странное чувство, о котором вы говорили, и проснулся, точнее, был грубо разбужен вами, здесь.
- Друзья? Как они выглядят? – спросил адмирал, - подкрепление нам не помешает. По правде говоря, он не хотел знакомиться ни с кем из «друзей» Хана Соло, однако, он оказался в очень сложной ситуации, нуждался в помощи, чтобы выбраться из нее.
- Один вуки, высокий, шерстью покрыт.
- Я знаю, как выглядит вуки! – отрезал Пиетт, кто другой?
- Девушка. Человек. Невысокого роста, с длинными темными волосами.
- Отлично, - ответил Пиетт, - почему бы нам не поискать их тут?
- Хорошо.
Они начали прогуливаться по аллеям сада, подозрительно глядя друг на друга. Сделав очередной поворот, Пиетт, едва не врезался в огромное лохматое существо, которое он принял за вуки, которого они искали. Вуки, издав громкое рычание, сжал Хана в объятиях. Пиетт поморщился.
- Чуи! – воскликнул его спутник, как я рад тебя видеть! У тебя есть идеи о том, где мы находимся?
Вуки покачал головой, прорычав ответ, затем вопросительно зарычал глядя на Пиетта.
- Это адмирал Фирмус Пиетт, - ответил ему Хан, - он разбудил меня. Он говорит, что не знает где мы находимся.
Пиетт ждал только этого момента, чтобы набросится на Хана.
- Вы не представили вашего друга мне.
- О, да! – контрабандист хлопнул себя по лбу, - Пиетт (как неуважительно подумал адмирал) это Чубакка.
Пиетту продемонстрировали сто-то, похожее на вежливую улыбку и слегка поклонились. Вуки прорычал что-то, что весьма встревожило адмирала, он вопросительно взглянул на Соло. Капитан услужливо перевел, что его рады видеть. «По крайней мере, это существо знало, хорошие манеры».
- Чуи, ты не видел Лею, - спрашивал Соло своего друга, - мы искали ее, но не нашли пока никаких следов.
Вуки проворчал что-то, и было, наконец, решено продолжать поиски этой Леи. Они стали ходить вдоль Розовых кустов. Пиетт застрял в компании вуки и весьма сомнительного субъекта. Это было очень, очень плохо.
***

- Люк! Люк проснись! Где он? Чей это голос? Звук был странно далекий, словно он шел с другого конца длинного темного туннеля. Люк! Люк, ну давай же! Теперь это звучало раздраженно. Потом пауза и тишина. Вдруг резкая боль в щеке. Люк Скайуокер открыл глаза и сразу увидел перед собой Лею Органу.
- О, наконец, очнулся. Я пыталась разбудить тебя в течение пяти минут.
- Прости, - ответил ей Люк. Вдруг вспомнив, что произошло, он резко напрягся. – Где я? Куда делся Вейдер? Где мой истребитель?
- Здесь нет твоего корабля, Люк, - ответила Лея. - Я не знаю, где мы находимся … Последнее, что помню, я была на Соколе, потом потеряла сознание и проснулась уже здесь.
Впервые за все время, Люк огляделся. Они находились в небольшом каменном дворике. В центре был фонтан со статуей, изображавшей привлекательную молодую девушку, посылающую воздушный поцелуй в виде брызг воды, не видимому кавалеру. Вокруг дворика было огромное количество прекрасных Розовых кустов. Пока Люк осматривался, откуда-то справа послышался знакомый голос.
- Лея! Люк! Вы в порядке?
Люк резко обернулся и увидел Хана, Чуи и человека в форме имперского офицера. Он тут же выхватил меч и пошатываясь поднялся с земли.
- Хан, Чуи, там имперец! Берегитесь!
- Я знаю, - ответил ему Хан, - он тоже потерялся, поэтому в данный момент он с нами. Все в порядке.
- Имперец? – Лея недоверчиво взглянула на Пиетта, - Ну, не знаю …
Видимо, он узнал ее, поскольку встретил ее холодно.
- Принцесса Лея Органа – один из лидеров Альянса. Я так понимаю, это какая-то повстанческая ловушка…?
- Это не так, - наконец ответил Люк, - никто из нас не знает где мы.
Пиетт открыл было рот, чтобы поспорит об этом, однако, его внимание привлек фонтан и он замолчал. Он прошел мимо Люка и Леи, которые подозрительно смотрели ему вслед. Вдруг повстанцы заметили, что именно привлекло внимание Пиетта. Черная кожаная перчатка, видневшаяся на другой стороне фонтана.
- Мой лорд? – нервно спросил Пиетт. На лице и голосе появился страх. – Мой лорд, вы в порядке?
Повстанцам было ясно, что они должны броситься вперед и атаковать Вейдера, пока он, казалось, только приходил в сознание. Тем не менее, они были слишком удивлены, чтобы сделать что-либо. И просто смотрели, окаменев от ужаса.
- Мой лорд, вы в порядке? – Пиетт приложил много усилий, чтобы его голос не дрожал.
Через мгновение шлем Лорда Вейдера поднялся вверх, так что он стоял перед офицером. Но это было странно … руки и ноги темного лорда выглядели так, словно у них не было конечностей ниже колен и локтей, они словно болтались…
- Где я? - почему-то его голос звучал не так глубоко и грозно, как обычно.
- Я не совсем уверен, милорд. – ответил Пиетт, - я потерял сознание на мостике Исполнителя, а проснулся уже в этом месте … Сад Роз … Пиетт знал, что его объяснение было не очень хорошим. Лорд Вейдер задушит его, как уже многих до него.
Темный Лорд попытался сесть на край фонтана. Это было очень странно … рукава его костюма болтались ниже локтей, когда он поднял руки, неожиданно, ситх потерял равновесие и грохнулся в фонтан, шлем слетел с его головы, вслед за тем упала и маска. Гладкое, без шрамов лицо, широко распахнутые глаза. Ребенок в шоке смотрел на адмирала Пиетта.
Глава 4: Она лишь позвала его …?

Пиетт попятился назад, обомлев. Что здесь делает ребенок, одетый в броню Лорда Вейдера? Что происходит? Адмирал услышал шаги за спиной и обернулся к подошедшим повстанцам, которые увидев мокрого ребенка, также замерли.
- Это … , - выдохнула Лея, - нет, этого не может быть … что … куда делся Лорд Вейдер?
Ребенок сфокусировал на ней взгляд и шок на его лице сменятся крайним раздражением.
- Очевидно, он находится прямо здесь, принцесса, - отрезал он. – Или вы думаете кто я? Голос ребенка был довольно высоким, он замер удивленно, слыша звук собственного голоса.
- Смотри, малыш, - сказал ему Хан Соло, - я знаю, что одежда в точности, как у Дарта Вейдера, своего рода шутка, но не уверен, что это смешно.
Все присутствующие смотрели на ребенка.
- Он только что … - наконец выдавил Люк.
- Что только, Скайуокер? Во время нашей последней встречи вы были вполне способны связно разговаривать. Я не считаю, что за последние два месяца стал более угрожающим. Что конкретно произошло с моей внешностью?
Раздраженный тем, что не получил ответа, ребенок сделал шаг вперед, однако, споткнувшись о свой чрезмерно длинный костюм, снова весьма комично рухнул в фонтан. Всплыв, он слегка задыхаясь ухватился за край фонтана.
- Ну что? – резко ответил ребенок, - почему же вы не выхватили бластер, и не стреляли в меня, Соло. Ваши рефлексы подвели вас? – здесь он сделал паузу, - Что с моим голосом?
Ребенок руку ко рту и вздрогнул, почувствовав живую кожу. После паузы он коснулся лица, провел рукой по волосам. Тихонько вздохнув, он поднес пальцы к глазам, словно никогда таких не имел.
-Что … - прошептал он, - что случилось со мной?
Люк, изучая мальчика, совсем запутался. Тут его осенило. Он используя силу, просканировал присутствие мальчика. И отшатнулся, задохнувшись.
- Нет, - прошептал он, - это невозможно.
- Люк, что такое? – смущенно потребовала Лея.
- Мальчик, - наконец смог произнести он, - Вейдер.
***

Мягкие приглушенные голоса. Тихий шелест дорогого шелка и бархата, яркий блеск драгоценных камней заполняют комнату. Милая улыбка на лице, ритуальный грим, внимательный взгляд из-под скромно опущенных ресниц, Тихая музыка создает приятный фон, казалось бы, безобидной среды. Но внешность могла быть обманчива. Ложь, сплетни, коррупция. Вот один из гостей, незаметно опускает маленький пакетик в карман.
«Королева Амидала, вы сегодня потрясающе выглядите …»
«Для меня честь находиться здесь, ваше величество …»
«Рад видеть вас в добром здравии, ваше величество! … Предлагаю тост за ваше благополучие …»
И голос, который может быть столь же сладок, как мед, сколь и опасен, раздается в обществе.
«Благодарю, я счастлива видеть вас всех. Ах, сенатор, ваша жена уже оправилась от приступа лихорадки? Ах, я так рада. Леди Исба, поздравляю вас с рождением ребенка, вы позволите мне увидеть его в ближайшее время …»
Королева Падме Амидала сохраняла приятную улыбку на лице, во время беседы, но в душе чувствовала сильную усталость. Она устала от этого фарса, от необходимости ласково улыбаться тем, кого ненавидела, и видеть их лицемерные улыбки, слушать вместо их ядовитого шипения сладкие речи. Не в силах больше терпеть этого, она повернулась к спокойно стоящей рядом Сабе.
- Я отойду, на время, - шепнула она. – Скажи Дорме, чтобы подготовилась, она займет мое место на это время.
- Да, миледи. – был тихий ответ.
Падме, под вежливым предлогом ускользнула.
***

- Вейдер?! – воскликнул Хан. – Нет, это невозможно, это не может быть он! Не этот ребенок!
- Ну, а кем я, по-вашему, являюсь, Соло? – отрезал ребенок. – Разумеется, это я! Но что произошло? Я не понимаю …
- Люк, ты должно быть, шутишь! – произнесла Лея. – Это всего лишь маленький мальчик. Он не может быть Дартом Вейдером.
Ребенок повернулся к ней, собираясь протестовать, однако, поколебавшись, замолчал.
- Это он. – настаивал Люк. – Я чувствую!
- Какие вопросы Вейдер задавал мне на Беспине … во время допроса? – спросил Хан, очевидно не ожидая правильного ответа.
- Я не задавал вам никаких вопросов, Соло. – ответил ребенок.
- Это правда … - прошептал Хан, уставившись на ребенка.
- Дроида какой модель использовал Вейдер, допрашивая меня? - все еще недоверчиво, спросила Лея.
- KW 198, прототип. Спокойно ответил ребенок. - Первый в своем роде. Я произнес длинную речь о его разнообразных, передовых аспектах, созданных для допроса.
- Люк, он прав! Он … он на самом деле …? – Лея, ошеломленно повернулась к Люку.
- Что говорил мне Лорд Вейдер, при нашей первой встрече? - спросил, молчащий до этого Пиетт. Ребенок взглянул на него.
-Дерзкий адмирал, - отрезал он. – первое, что я когда-либо вам говорил, было «прекратите же пялиться и уберите этот кусок мусора, прежде чем, присоединитесь к нему», когда я прибил того тупого лейтенанта.
- Это он, - тихо произнес Люк. – Я же сказал, что это он. Он ведь прав адмирал?
- Да, - прошептал Пиетт.
- Но как это произошло? – прошептал Люк. – Как вы стали таким?
- Как что? – спросил, наконец, Вейдер, когда Люк сделал паузу и повернулся, чтобы посмотреть на свое отражение в кристально-чистой воде фонтана. Он отпрянул. – Невозможно! Совершенно невозможно! Я … Я снова ребенок?!
- Нет … - прошептал он. – Нет, этого не может быть … что присутствие …
***

Падме изящно прохаживалась между рядами Розовых кустов, стараясь не шуметь. Она не хотела, чтобы гости, гуляющие в саду услышали ее и нарушили ее уединение. Это было забавно. Голоса, которые она слышала, странный акцент, похоже коррелианский. Странно, она не приглашала сегодня коррелианцев. Падме тихо вошла в открытый дворик с фонтаном, сжимая рукоять бластера, скрытого в складках платья. И встретила взгляд ребенка, которого прекрасно знала и часто вспоминала с того дня, как они расстались. На ее лице, скрытом ритуальным гримом, появилась улыбка.
- Эни!
Раздавшийся словно выстрел бластера, крик заставил замолчать всех присутствующих. Ошеломленные в миллионный раз за этот день повстанцы и имперский адмирал, разинув рты наблюдали, как Дарт Вейдер спрыгнул с фонтана.
- Падме? – недоверчиво выдохнул он.
Женщина поспешила вперед, хотя ее сложное официальное платье значительно затрудняло процесс. Наконец, отойдя от шока, Лорд Ситхов в ловушке девятилетнего тела, побежал вперед, увлекая за собой свой слишком длинный костюм, который болтался сзади и обнял девушку. После долгих объятий, девушка, наконец, серьезно посмотрела на ребенка.
- Эни, ты в порядке? Ты плачешь!
- Я не плачу, - солгал Вейдер. – Не плачу … я так скучал по тебе, Падме!
И после этого долгого неловкого момента, Хан Соло, наконец, прошептал:
- Она только что назвала его … Эни?!

Глава 5: Полная и абсолютная ложь.

Падме взглянула на Вейдера снова, и ее радость сменилась недоумением.
- Эни … что это на тебе? – спросила она.
- Эээ … - нерешительно ответил Лорд Ситхов. Он оглянулся на своих товарищей по несчастью ошеломленный. В ту же секунду, было принято решение, неважно, кто эта женщина, все, что они скажут ей, будет полной и абсолютной ложью.
- О, это … эээ … специальный скафандр! – наконец, ответил Люк. – Для … эээ … атмосфер на определенных планетах.
- О, я вижу! – ответила она. – Эни, кто твои друзья?
Вейдер обернулся к ним, останавливая их попытку начать разговор.
- Это капитан Хан Соло. Он … пилот для джедайской академии.
Хан смущенно улыбнулся.
- Его первый помощник Чубаккка. – продолжал лорд ситхов.
Чубакка что-то невразумительно проревел.
- Пр … эээ…. , Лея Органа, она, гм, … это … подружка Хана Соло? – это утверждение прозвучало, как вопрос.
-Что??? – яростно воскликнула Лея. – Я имею ввиду, рада знакомству с вами.
- Фирмус Пиетт, … хм …. повар на корабле. - Вейдер чувствовал гордость за эту идею.
- И это Люк Стар… хм, Старкиллер! Он джедай, ответственный за мое обучение, поскольку Оби-Ван ранен.
- Все присутствующие, это королева Падме Амидала, правительница набу. – представил ее Вейдер. – Я познакомился с ней на Татуине, в самом начале моей карьеры джедая.
Падме мило улыбнулась всем, увеличивая общую неловкость
- Это прекрасно, я очень рада знакомству с вами. Любой друг Энакина Скайуокера, является и моим другом,– ответила Падме, стараясь улыбнуться естественно.
- Что? – прошептал Хан. Люк взглянул на него.
- В данный момент, я устроила небольшой прием, вы не откажетесь присоединиться к нам? Эни, уверена, ты хотел бы переодеться! – Падме рассмеялась.
После небольшой паузы, они поняли, что не смогут найти ни одного вежливого способа отказаться от участия в вечеринке.
- Это честь для нас. – Вежливо ответила Лея, вспоминая все свои дипломатические навыки.
- Отлично, идем во дворец. - Улыбаясь, больше обычного, сказала Падме.
Хан ухмыльнулся пришедшей в голову идее. Он действительно был смущен этим моментом, однако быстро сориентировался.
- Хорошо, дорогая, идем. – Сказал он Лее, с самодовольной усмешкой беря ее под руку.
В другое время, Лея без колебаний ударила бы его, но на них смотрела Падме, считающая, что они встречаются. Лея могла только улыбнуться сквозь зубы, прошипев на ухо Хану:
- Когда мы останемся наедине, ты умрешь.
Процессия двинулась к дворцу.
Едва Вейдер вошел в приготовленную для него комнату дворца, чтобы переодеться, двери распахнулись и за ним последовала остальная компания, с бешеной скоростью забрасывая его вопросами.
- Кто эта женщина?
- Что с вами произошло? Вы, в самом деле Вейдер?
- Что это был за комментарий о джедаях?
- Этот Оби-Ван, случайно, не является тем самым сумасшедшим стариком, который должен мне денег?
- Громкий рев.
- Почему вас назвали Энакин Скайуокер? Это имя отца Люка.
После этого вопроса, все разговоры прекратились. Люк и Вейдер неловко смотрели в пол. Наконец последний заговорил.
- Она королева Падме Амидала, мой друг. Мы встретились на планете Татуин, когда мне было девять лет. Да, я Вейдер. Я считаю, что уже ясно дал вам это понять. Когда я покинул Татуин, я улетал с джедаями, которые обучали меня. Да, Оби-Ван тот самый человек, которого вы встретили капитан Соло. Я не был в состоянии понять ваш вопрос, Чубакка.
- Он спросил, знаете ли вы, где мы находимся, – услужливо перевел Хан.
- Да, знаю, - я придерживаюсь мнения, что мы вернулись на Набу, на тридцать лет назад, когда здесь правила Падме.
- Но это, же смешно, - огрызнулась Лея, - эта теория не имеет никакого научного обоснования.
- А как еще объяснить появление Падме, - прорычал Вейдер, - я абсолютно уверен, что перед тем, как мы оказались здесь, она была мертва (его голос предательски дрогнул) в течение двадцати лет.
- Вы видели, как она умерла, - спросила Лея.
- Я знаю, что она умерла, - возразил он, с болью в голосе. – я знаю! Затем, смутившись собственных эмоций, отвернулся.
Лея посмотрела на него явно не довольная ответом, и не собиралась отступать. Тем не менее, прежде чем она смогла, продолжить спор, прозвучал голос Хана.
- Вы не ответили на один вопрос.
- Какой вопрос? – Вейдер, наконец, посмотрел на него.
- Вы знаете какой.
Вейдер нахмурился и, отвернувшись, отошел в сторону.

- Когда-то меня звали Энакин Скайуокер, - пробормотал он, затем резко повернулся, быстро добавив. – Но он мертв! Скайуокер мертв! Его больше не существует! Я Дарт Вейдер!
- Но это значит, что ты … ты … Люк … - Хан на мгновение взглянул на Вейдера.
Вейдер стоял молча опустив голову. Вся компания выглядела ошеломленной.
- Значит, это правда? – хрипло выдохнул Хан. – Ты его … отец?
Пиетт, видя напряженность Вейдера, быстро направился к двери. Одним из качеств, который сделали адмирала Пиетта, таким исключительным офицером, была его способность быстро справляться с такими потрясениями.
- Давайте дадим Лорду Вейдеру время успокоиться. - Но его предложение осталось не замеченным.
- Ты что? – Лея , наконец, сломалась.- Люк, и давно ты знал об этом? Ты что шпионил за нами для него? Как ты мог?
- Все не так, Лея! – воскликнул юноша. – Он сказал мне об этом на Беспине, до этого я ничего не знал. Поверь, Лея, если бы я смог изменить это.. – он остановился вдруг и неловко посмотрел на Вейдера.
- Что, Люк? – зарычал Вейдер. – Вы можете сказать, что хотели обо мне. Мне плевать на ваше мнение. Не думайте, что ваши слова могут причинить мне боль.
- Как вы можете так говорить с собственным сыном? – Лея тут же кинулась защищать Люка. - Вы бесчувственный монстр! Вы вообще задумывались, что чувствует кто-то, кроме вас? Как можно быть таким жестоким?
- Не смейте учить меня, принцесса! – зарычал Лорд Ситхов. – Вы ничего не знаете обо мне! И не имеете права говорить со мной подобным образом!
- А почему бы и нет? – спорила Лея. – У меня есть право на свое мнение! И такой тиран как вы неспособен понять концепцию свободы слова!
- Прекратите! – все взгляды обратились в сторону адмирала Пиетта, который выглядел немного взволнованным. – Пожалуйста, простите меня, милорд, - быстро извинился он, - я не хотел проявить неуважение. – Тем не менее, королева Амидала, ожидает нас на своем приеме. Я считаю, мы должны дать вам время переодеться, Лорд Вейдер.
- В самом деле. – ответил Лорд Ситхов, четко желая прекратить разговор.
Смутившись, Лея поняла, насколько бурную сцену она устроила. Она повернулась и вышла из комнаты.
Наконец, оставшись один, Вейдер отвернулся и приступил к нелегкой задаче снятия брони. Там не было никакой молнии на спине, все части доспеха скреплялись жесткими металлическими зажимами, до которых теперь его маленькие руки не могли достать. Наконец, Лорд Вейдер активировал свой меч и осторожно начал срезать с себя части доспеха. Наконец, он освободился от своего громоздкого костюма и его движения ничем не были ограничены. Неуверенно он наслаждался новым телом, вспоминая полузабытые ощущения. Ему было холодно. Когда в последний раз ему было холодно? Его доспех регулировал тепло, теперь же, он был мокрым после падения в фонтан, он дрожал и поспешно натянул, одолженную ему одежду. Предоставленная ему одежда была мягкой и теплой. Его окружали яркие цвета вокруг, яркие картины, сверкающие хрустальные бокалы, пестрые гобелены. И запахи! Одежда пахла порошком. В комнате, вокруг него он мог уловить сладкий аромат цветов, доносящийся из открытого окна. Вейдер подошел к нему, любуясь великолепным видом. Такой сладкий аромат, такой красивый пейзаж. Но так или иначе, он не мог наслаждаться этим. После двадцати лет взаперти механического тела, он не мог наслаждаться этим садом. К чему все это? Да, он получил возможность увидеть Падме, обнять ее, ощутить ее радость при виде его. Но что из этого? Он знал, что в будущем он все равно ее предаст. Ее улыбка, лишь способствовала росту его чувства вины перед ней и …
«Нет, я никогда не присоединюсь к тебе! Ты никогда не будешь моим отцом!»

«Все не так, Лея! Он сказал мне об этом на Беспине, до этого я ничего не знал. Поверь, Лея, если бы я смог изменить это»

Красота окрестностей больше не могла принести никакой радости в его сердце. Вейдер отвернулся от веселого солнечного света снаружи, вернувшись к механическим, искусственным областям внутри дворца, внутри своего разбитого сердца.

Глава 6: Падение.

Когда богато украшенные двери распахнулись, все присутствующие с интересом посмотрели на них. Новость распространилась, подобно лесному пожару. Королева Амидала пригласила неожиданных гостей и двое из них были рыцари-джедаи. Почему джедаи появились на Набу? Королева ожидала каких-то проблем? Толпа гостей, до этого деловито сплетничавшая, была немного разочарована, увидев приглашенных. Один растрепанный контрабандист, невысокий юноша в какой-то странной форме, мужчина в не менее необычной форме, молодая девушка, мохнатый алиен и хмурый ребенок. Леди Амидала, однако, не заметила их разочарование.
- Дамы и господа, позвольте мне представить вам моих друзей джедаев и их сопровождающих. – торжественно объявила она. – Хан Соло, Чубакка, Фирмус Пиетт и Лея Органа работают на Орден Джедаев., Люк Старкиллер является рыцарем – джедай, а Энакин Скайуокер его падаван.
Толпа вежливо пробормотала слова приветствия и окружила джедаев, надеясь привлечь их внимание..
- Чем вы занимаетесь мистер Соло? Пилот! О, как интересно? Вам нравиться работать на джедаев?
- Мисс Органа, какое счастье познакомиться с вами! Каково это работать на джедаев? Как вам нравится Набу?
- Джедай Старкиллер, вы только недавно прошли испытания? В каких миссиях уже участвовали?
- Мистер Пиетт, как приятно познакомиться с вами! О, я слышал вы повар? Как интересно!
И, конечно, огромная толпа была вокруг Вейдера.
- Какой прелестный мальчик! Вы действительно падаван?
- Посмотрите, какие у него красивые глаза! Вам нравится обучение, молодой человек?
- Как хорошо, что вы научитесь защищать нашу галактику! Нравится ли вам Храм, Энакин? Почему бы тебе не сесть ко мне на колени, и не рассказать мне об этом?
Вейдер поспешно отшатнулся от того, кто произнес этот ужасный комментарий. Он был Лордом Ситхов! Почему он должен терпеть это? О, времена, когда все население галактики дрожало при звуке его шагов!
- Ээээ … спасибо … - он запнулся. – Но, я … гм … я ….
- Сейчас, сейчас, дамы, - раздался голос Хана Соло. Контрабандист положил руку на плечо Вейдера. – Эни очень скромный мальчик и вам лучше дать ему некоторое свободное пространство.
Женщины слегка расступились, но все, же окружали их со всех сторон.
- Боже мой! – воскликнула одна из них. – Мы бы не хотели, чтобы этот милый ребенок какую-то травму! Он и правда такой ранимый?
- О, да, - сказал ей Хан, пытаясь говорить серьезно. - Он очень чувствителен и всегда очень добр к другим. Но мы, же не хотим, чтобы в ближайшее время он испытал стресс.
- Конечно, нет! – восклицали женщины, по-матерински улыбаясь Вейдеру, стойко подавляющему желание заткнуть их всех. Лорд Ситхов посмотрел на Хана, надеясь, что контрабандист поможет ему сбежать от этих ненормальных, однако, Хан лишь усмехнулся ему. Вейдер был сам по себе. Лорд Ситхов быстро нашел предлог, чтобы уйти.
- Пропустите меня, мне нужно … эээ … поговорит с Падме … эээ … королевой Амидалой на минуту. – сказал он.
Женщины неохотно расступились, некоторый потрепали его по по голове, пока он проходил. Вейдер чувствовал себя нехорошо. Он прошел сквозь толпу к тому месту, где Падме и адмирал Пиетт разговаривали с очередной группой гостей. Вейдер понял, что не только у него были неприятности. Новости распространились и о занятии Пиетта, а теперь …
- О, правда, я даже не думал об этом, - признал он. - Уверен, это не было бы то, к чему вы привыкли.
- Ерунда! – смеясь сказала Падме. – Я уверена, что все ваши блюда замечательны! Вы просто обязаны что-нибудь приготовить для нас! Увидев Вейдера, она повернулась к нему.
- Эни, ты должен помочь нам уговорить мистера Пиетта приготовить для нас что-нибудь. Он ведет себя очень скромно, но я очень хочу попробовать что-то из его блюд.
Глаза Вейдера в ужасе расширились.
- О, нет, Падме! – сказал он ей, сомневаясь, что Пиетт когда – либо готовил еду надлежащим образом (и он был прав). – в действительности, он не очень хороший повар. Вы же не хотите отравиться?
Правда, как это бывало раньше, адмирал Пиетт, привык быть лучшим во многих вещах, поэтому комментарий ситха не оценил. Забыв все, что он говорил минуту назад, офицер раздраженно ответил:
- А что не так с моей едой? Хотите попробовать на досуге?
-Ну что ж, вам придется доказать свое мастерство и нам и Эни, мистер Пиетт. – улыбнулась Падме.
Офицер понял свою ошибку и в ужасе стал умолять ее отказаться от этой идеи.
- Нет, мистер Пиетт, отступить вы уже не можете! – она рассмеялась. - Вы сделали заявление, и мы тому свидетели. Почему бы вам не приготовить для нас завтрак к утру? Это было бы прекрасно!.
Пиетт и Вейдер обменялись испуганными взглядами.
***

Около часу ночи, довольно рано, для такого случая, вечеринка, наконец, закончилась, и группа из будущего смогла устроить небольшое совещание на кухне, где Пиетту только что устроили экскурсию. Чубакка, ввиду того, что он не мог быть понят другими гостями, был в значительной степени свободен, остальные же были вымотаны.
- Что я буду делать? – застонал Пиетт. – Кто-нибудь знает, как готовить? - он в надежде огляделся, но никто не ответил.
- Прекрасно! – вздохнул он. – Просто прекрасно!
- Вы не можете винить в этом никого, кроме себя. – отрезал Вейдер. – Что заставило вас спорить со мной?
- Простите, мой лорд, – пробормотал офицер.
- Сейчас не время спорить, - Лея, как всегда использовала любую возможность, чтобы не согласиться с Вейдером. – Мы должны выяснить, как выбираться отсюда!
- У вас есть умные мысли? – рыкнул ситх, раздраженный тем, что его прервали.
Лея недовольно посмотрела на него.
- Я так и думал. – Вейдер ухмыльнулся.
- Прекратите оба! – воскликнул Люк. – Мы можем подумать об этом сегодня вечером, а завтра обменяться идеями. Адмирал …. Я думаю, вы просто должны приготовить, что-нибудь простое … что можно найти в кулинарной книге. Мы сейчас не можем позволить себе глупые споры! - он сделал паузу.
- Малыш прав, – наконец, сказал Хан. – Идем спать.
Все разбежались, бросив адмирала Пиетта осваивать его новую профессию менее чем за восемь часов. Слуги показали Люку, Лее, Чубакке, Хану и Вейдеру их комнаты. Вся компания неловко остановилась перед входом. Люк нерешительно посмотрел на других, обнаружив, что его друзья повстанцы избегают его взгляда.
- Спокойной ночи, - пробормотал Хан, наконец, уходя в свою комнату. Вейдер, коротко взглянул на остальных и пошел в свою комнату, Чубакка сделал тоже самое, оставив Люка и Лею вдвоем.
- Лея, - неуверенно начал юноша.
- Спокойной ночи, Люк, - прорычала она в ответ, наконец, взглянув на него.
- Я не мой отец, Лея! - но ответом ему послужила лишь хлопнувшая дверь.
***

Падме Амидала Наберрие вздохнула с облегчением, когда избавилась, наконец, от жесткого, расшитого драгоценными камнями платья, под тяжестью которого проходила весь день. Теперь, без него она ощущала себя легкой как перышко. Тяжелый и сложный головной убор, также был убран, а служанка стерла с ее лица все следы макияжа. Наконец, оставшись одна, Падме подошла к шкафу, выбирая тонкую ночную рубашку. Она вытащила ее и обернулась к красивой манящей кровати. Поворачиваясь, она задела хрустальный стакан с водой на маленьком столике. Она попыталась подхватить его, но промахнулась, и он упал на пол, разлетевшись вдребезги и разлив содержимое по полу. Падме, потеряв равновесие, рухнула рядом. Медленно сев, она ошеломленно подняла руку к глазам. Она не могла чувствовать руку. Падме попыталась встать и заметила, как кружиться голова. Что происходит? Она чувствовала себя прекрасно несколько часов назад. Молодая королева сделала еще одну попытку встать , и снова упал, на этот раз, теряя сознание. Ее последняя мысль, когда она лежала на залитом лунным светом полу, была наполнена абсолютным ужасом.
Глава 7: Кулинария и хаос.

Сабе тихонько вошла в апартаменты королевы Амидалы. Молча, открыла шкаф, который был размером с большую комнату, и выбрала платье королевы для сегодняшнего дня. Перекинув, выбранный наряд через руку, она взяла соответствующие туфли и сложный головной убор, который должен был довершать выбранный наряд. Служанка прикрыла дверь и спокойно вышла из гардеробной. Оставив приготовленный наряд на низком диванчике, она повернулась и направилась в спальню, чтобы разбудить свою королеву. И почти споткнулась о распростертое тело Падме Амидалы.
***

Адмирал Пиетт осторожно понюхал содержимое, поставленное на плиту кастрюли, и почти мгновенно подавил рвотный позыв. Пахло отвратительно. Он застонал. «Что же мне делать?» - прошептал он в отчаянии. Когда речь шла о командовании собственным экипажем, планировании тактики и стратегии захвата повстанцев он был полностью спокоен и уверен, но на кухне был совершенно потерян. Пиетт оглядел помещение. Повсюду грязная посуда, груды сожженных испорченных продуктов и тошнотворный запах, распространившийся по кухне. Лорд Вейдер точно убьет его.
***

Люк Скайуокер бродил во тьме. Он ходил по сухой почерневшей земле, жесткой от холода, пока не заметил дразнящий красноватый отблеск на расстоянии. Люк поспешил туда, в надежде найти хоть какой-то источник тепла и света. Медленно свет усиливался, становилось теплее и теплее, пока на лице не выступил пот, а одежда не стала прилипать к телу. Ему хотелось повернуть назад. Но он обнаружил, что не в состоянии этого сделать, ноги сами несли его вперед, пока он не обнаружил источник обжигающего тепла. Это была огромная яма лавы. Испугавшись, Люк обнаружил, что все еще не в состоянии остановиться и продолжает свое движение к яме. Приближаясь к краю, он увидел нечто, лежащее на самом краю. Это был отвратительный обезображенный труп, сожженный в этой яме, но что удивительно, он все еще сохранял дыхание жизни в себе. Фигура медленно посмотрела на него, и частицы пепла упали с его головы. «Помоги….» -он хрипло выдохнул. Испытывая отвращение к его виду, он все же не был в состоянии отвернуться, ноги продолжали нести его все ближе к краю. Фигура смотрела так умоляюще. «Не оставляй меня здесь … сын …» -прошептал он. Люк был не в силах скрыть свой ужас, при словах существа. «Ты не мой отец!» - кричал он - «Оставь меня в покое! Ты пытаешься убить меня, управляя моим телом!» ; «Присоединись ко мне, Люк» - шептало то что некогда было Энакином Скайуркером. – «Это твоя судьба…» И Люк беспомощно плыл в воздухе над ямой. Потом он проснулся.
***

Сабе бросилась к Падме, упав на колени перед ней.
- Миледи! – кричала она. – Миледи, вы в порядке? Ответа не последовало. Дрожа, Сабе проверила пульс. Она ощутила биение в пальцах, слабое и неустойчивое, но оно показывало, что шанс у нее еще есть. Сабе вытащила комлинк и набрала частоту личного врача королевы.
- Подойдите немедленно, - прошептала она. – Ситуация чрезвычайная. Врач, высокий забрак, поспешно появился минуту спустя.
-Что случилось? – озабоченно спросил он. Потом его взгляд упал на Падме. Он быстро открыл сумку и начал осматривать, что случилось с молодой королевой.
**
*

Дарт Вейдер проснулся рано, в полшестого утра. Это недолжно было случится, поскольку он очень устал, однако у него было ощущение, что что-то не так. Он вскочил с постели и выскочил в коридор. Сила вела его через прекрасные спальные комнаты дворца к комнате, окруженной охранниками и заставленной медицинским оборудованием.
- Что случилось? – требовательно спросил он.
- Возвращайтесь в свою комнату, у одного из гостей был сердечный приступ. – смерив его взглядом, ответил один из охранников.
Вейдер не поверил словам охраны. Он потянулся к Силе, сканируя присутствие в комнате, и очень встревожился, поняв, насколько слабо ощущалась Падме Амидала.
- Я должен видеть ее, – выдохнул он, спеша вперед.
- Все будет хорошо! У нас все под контролем! - отрезал охранник. И обомлел от такого количества чистого яда в яростном взгляде мальчика. Телохранитель неуверенно отступил. И ребенок бросился вперед, пнув охранника в живот, проскользнул под руками остальной группы и помчался в комнату. Все находящиеся в спальне королевы пораженно подняли глаза. Щеки служанки покраснели от слез. Забрак настраивал медицинское оборудование и пару дроидов. Его взгляд упал на Падме, лежащую на кровати. Она была бледна , но все же смогла встретиться с ним взглядом.
- Кто ты? – потребовал ответа врач. – Как ты сюда прошел? Уходи немедленно!
В этот момент в комнату ворвались охранники.
- Держите его! – воскликнули они. – Он напал на нас, чтобы вломиться к королеве.
- Прекратите! – слабый, но в то же время повелительный голос остановил всех. – Это мой друг, Энакин Скайуокер, он падаван и я ему доверяю. Он бы никогда не причинил мне вред. - Опешив, все присутствующие, извинились перед мальчиком, который, словно смутившись своего дерзкого появления, отвернулся от них. Однако, он не поэтому пытался избежать взгляда Падме. Глаза Вейдера защипало от слез. «Это мой друг, Энакин Скайуокер, он падаван и я ему доверяю. Он бы никогда не причинил мне вред» Друг. Она сказал ее друг. Сказала, что доверяет ему. Защищала своего убийцу.
- Эни, - озабоченно спросила она. -Ты в порядке?
- А как ты? – ответил он, избегая вопроса. – Вы … все будет в порядке?
Падме повернулась к врачу.
- Трудно сказать на данный момент. – ответил тот. – Я бы хотел сказать да, вы откликнулись на использование простых обезболивающих, но я не понимаю, что происходит. Я могу только списать все на яд. Нам потребуется провести полный анализ вашей крови, Ваше Величество, но до тех пор, я рекомендую вам покой.
- Нет! – воскликнула Падме. – Я не поддамся на провокации потенциального убийцы. Я пойду на завтрак и буду наблюдать за реакцией гостей, когда они увидят меня вполне здоровой.
- Что? – воскликнул доктор. – Ваше Величество, это слишком рискованно я прошу вас пересмотреть свое решение.
- Нет. – сказала Падме. – Я высоко ценю вашу заботу, но я считаю, что это входит в мои обязанности, как королевы Набу.
- Падме, пожалуйста, - вздохнул Вейдер. – Будьте благоразумны.
- Поверь, Энакин, я делаю то, что считаю единственно правильным для себя. – Сказала она тоном, не оставляющим места для споров. Королева обернулась к Сабе. – Полагаю, платья для меня вы приготовили?
***

Когда двери банкетного зала, наконец, распахнулись, впуская королеву Амидалу, вся компания гудела от любопытства. Почему королева так поздно? Это могло быть связано с приездом джедаев? Она заняла свое место за столом и подала знак обслуживающим дроидам. Падме не забыла, что завтрак, должен был готовить шеф-повар джедаев и она должна оценить, какова еда на вкус. Ее, однако, не было. Дроиды вернулись с почерневшими подносами, на которых, неузнаваемыми обрывками лежало то что некогда было пищей. Некоторые из них были затоплены непонятной сероватой жидкостью, возможно, это был соус. Наконец, вошел Пиетт с подносом, который поставил перед Падме.
- Ваше Величество. – произнес он формально.
Она собрала все свои дипломатические навыки, чтобы не показывать отвращения.
- Благодарю, мистер Пиетт. – Спокойно ответила она. Компания, видя спокойное поведение королевы, что это как раз ожидали, и ми следует, есть этот беспорядок, разложенный перед ними. Не сделав этого, они могли потерять расположение королевы. Ее прибор, нагруженный обугленной «пищей» напоминал Падме уксус. Э то было отвратительно! Все это было едой, приготовленной так много раз, что было сожжено дотла. Падме собрала все свое самообладание и проглотила еще один кусок. Большинство гостей вдруг обнаружили, что им просто необходимо совершит немедленную прогулку к туалету и оставить всю еду непосредственно в этом помещении. Темнее менее, королева Амидала продолжала, преодолевая удушье, глотать поданный к завтраку мусор, гости вынуждены были вернуться и пытаться следовать ее примеру. Наконец, один сенатор, больше не смог ничего проглотить. Он отодвинул тарелку и резко встал.
- Это не смешно! – воскликнул он. – Я отказываюсь продолжать этот фарс и дальше. Королева Амидала, эти комки пепла, которые нам тут подали непригодны к употреблению! Я оскорблен до глубины души! Гости согласно зароптали. Пиетт почувствовал нарастающую панику. Он должен булл как-то убедить всех, что он повар. Адмирал сделал глубокий вдох и шагнул вперед.
- Мусор! – он взревел от бешенства. – Да как ты смеешь называть приготовленную мной пищу мусором! Я учился на планете D'Gutin в течении семи лет, учась готовить d'gutinese gourmet! И ты смеешь оскорблять меня таким образом! – бросившись на несчастного сенатора.
Воспользовавшись мгновением хаоса, Падме бросилась к высокой декоративной вазе, высыпая туда содержимое своей тарелки. Когда она обернулась, она почувствовала тошноту, последствие прошлой ночи, и слегка пошатнулась, ее лицо напряглось от боли… И обернувшись к гостям, она улыбнулась самой себе.

Глава 8: Цена чуда.

Человек спокойно осматривал банкетный зал. Происходящее там его расстраивало, как можно вести себя настолько нецивилизованно. Те мужчины, устроившие драку в углу, являли пример того, как легко любезность сменялось грубой жестокостью. На это было противно смотреть. Подобное поведение было ожидаемо от алиенов а не от людей. Его губы скривились от отвращения. Но ему придется проигнорировать этот бардак на время. Человек расправил дорогую мантию из мерцающего шелка и осмотрел залу, оценивая ситуацию и уточняя, все ли собрались там. Ах да, королева Амидала, воспользовавшись возникшим беспорядком, опустошала свою тарелку в большую декоративную вазу. Он нахмурился, пристально разглядывая вазу. Почему тяжелый кусок фарфора, должен стоить несколько тысяч кредитов. Разве она не могла использовать для этого одну из супниц, в которой была подана эта отвратительная пародия на завтрак, вместо этого. Возможно, все пройдет проще, чем он предполагал. Охотник двинулся вперед.
***

В углу залы Падме пыталась прийти в себя. Она должна преодолеть эту слабость! Она должна быть сильной для своего народа и для Эни!.Она выпрямила спину, повернувшись к гостям, со своей обычной очаровательной улыбкой. Она уже прошла половину пути, когда чуть не столкнулась с пожилым джентльменом, одним из гостей.
- Вы в порядке, миледи? – спросил он ее. Лицо у него было соответствующе обеспокоенное, однако, в глазах горело злорадство, которое невозможно было скрыть.
- Вы, – яростно прошипела она.
- Я, - спокойно ответил он. – Чувствуете легкую тошноту, ваше величество?
- Я убью вас, - зарычала она, сжимая в складках платья рукоять бластера.
Она была быстрой, но ее рефлексы все же были не так быстры, как его. Он продемонстрировал тонкий изогнутый цилиндр, который был направлен ей в голову.
- Сейчас, сейчас, ваше величество, - сказал он , слегка укоряющее. – Подобное насилие недостойно вас.
Падме открыла рот, чтобы возразить, но вздрогнув, яростно закашлялась.
- О! – воскликнул человек с ложным беспокойством. – Да вы, действительно, плохо себя чквствкете.
- Будь ты проклят, граф Дуку! – зарычала она.
***

Вейдер находился рядом с адмиралом Пиеттом, раздраженный дерзостью человека, посмевшего драться с высшим имперским офицером, и понимая необходимость действий Пиетта, когда сила послала ему предупреждение об опасности. Опасность угрожала Падме. Лорд Ситхов вскочил на стол, бросаясь к впавшей в отчаяние женщине. Он заметил ее в углу, яростно смотрящую на высокого седого человека, который был слишком знаком Вейдеру. Лорд Ситхов схватил свой меч.
- Отойди от нее, Дуку! - воскликнул он. Ярость ослепляла его сознание. Он прыгнул на своего ненавистного противника, активируя в воздухе меч.
***

Когда Вейдер напал, Люк также почувствовал опасность пульсирующую в силе. Он развернулся и побежал к отцу, расталкивая гостей. Он подбежал как раз, вовремя, чтобы увидеть столкнувшиеся алые клинки.
- Скотина! – рычал Вейдер. – Что ты с ней сделал? Что ты сделал?
- Какой темперамент, Скайуокер! - отвечал противник. – Это доведет вас до беды, если не будете осторожны.
Люк выхватил свой меч. Он чувствовал опасность направленную на королеву Амидалу, поэтому он должен был встать на сторону своего врага. Юноша зажигает свое оружие и наносит Дуку удар, который тот с легкостью парировал.
- Потребовалось меньше усилий, чтобы блокировать, а затем прихлопнуть, словно муху. – сообщил он мальчишке.
Люк, стиснув зубы, продолжил бой. Дуку был великолепен. Люк был, как обучен, так и мощен, однако, он не привык к атаке с партнером. Чаще всего он мешал Вейдеру, нежели помогал.
- Ваш падаван опытнее, чем вы! – воскликнул Дуку. – Куда катятся джедаи в наше время? - и умелым движением обезоружил противника, затем призвав темную силу, послал своего противника в полет, пока тот не столкнулся со стеной.
- Люк, – ахнул Вейдер, проследив падение сына и, почти принимая удар своего противника.
- Не обращай внимания, Скайуокер,- сказал ему граф. – У него нет вашего потенциала. Забавно, что не светлую сторону силы я в тебе чувствую … что произошло, в начале вашего обучения?

отредактировано: 02-05-2013 19:04 - Ами Вейдер

Глава 9: Я лучше умру.

Граф Дуку, расхаживал в своих покоях, в темной башне Озерного края Набу. Этот мальчик, ненависть которого, светилась в его глазах, окрашенных в желтовато-оранжевый цвет. Его ярость и боль, которые он преобразовывал в мощь темной стороны, алый световой меч, которым он обладал. Когда именно, Энакин Скайуокер перестал быть джедаем, и стал ситхом? Как мог простой ребенок получить такое могущество, за столь короткое время? Был только один ответ, который имел смысл, но Дуку не хотел этого признавать. К чему нужен старик, обладающий ограниченной силой, когда был молодой энергичный ребенок, обладающий силой, способной вершить судьбу всей галактики? Зачем менять силу на верность? Верность не была тем качеством, которое ценят ситхи. Они ценили власть, тьму, гнев, ненависть. Дуку ходил по толстому ковру взад-вперед. Его все еще красивое лицо искажалось от беспокойства, смятения и гнева. Гнев он смирил легко. Он, Дарт Тиранус, граф Дуку Серенно! Богатый, умный, непредсказуемый. Единственное, чего ему не хватало, были молодость и могущество. Он всегда обращался к власти ситхов. Дуку тронул тяжелый багровый плащ мерцающего шелка, что висел на его плечах. Он стоил достаточное количество кредитов, чтобы прокормить целую семью внешнего мира в течение года. Дуку нравилось богатство. Ему нравилось, что он мог купить все, что он желал. Но кредиты не могли купить ему силы. Раздраженный тем, что он тратит время, таким образом, Дуку, наконец, остановился. Он сел за стол из дорого красного дерева и позвонил слуге. Не дроиду, реальному, из плоти и крови существу. Дуку ненавидел пустых и бесчувственных дроидов обслуги. Он любил в своем окружении живых существ, чтобы производить на них впечатление своим влиянием и интеллектом. Очевидно мастер не ценит влияние и интеллект. Нет! Он должен положить конец этим мыслям! Когда ситуация успокоится, он обдумает их на досуге. Он граф Дуку, а не ребенок, обладающий лишь сырым потенциалом. Однако, сырой навык более ценен для мастера, нежели мудрость и дисциплина. Это было невыносимо! Тяжелые деревянные двери, инструктированные сверкающими камнями, распахнулись, и вошла горничная, делая вежливый реверанс.
- Что я могу сделать для вас, граф Дуку?
Дуку взгляну на нее. Обычно благоговение и страх, что он слышал в голосах людей, приносили ему удовлетворение, однако, сейчас это не радовало. Почему граф Дуку? Конечно, это хороший титул, но чего-то не хватает. Чего-то немного более могущественного. Император. Это звучало приятнее. Воплощение могущества и силы. Звание, для которого потребуются мудрость и разум. Император Дуку. У него был хороший вкус. Дуку вспомнил о присутствии служанки.
- Накрой стол к ужину. – Приказал он ей.
- Да, сэр. – Ответила она, ее глаза по-прежнему были полны безграничной преданности.
«Сэр» … но что подойдет ему больше, чем «Ваше Величество» Впервые, Дуку размышлял о предательстве. Он сидел в своем кожаном кресле, потерявшись в мечтах о величии и власти, когда двери распахнулись вновь.
- Ваш ужин, сэр. – Сказала девушка, ставя перед ним поднос, и делая очередной реверанс.
- Спасибо. – Ответил он, и кивком отпустил ее.
Ужин Дуку, был подан на серебряном тяжелом подносе. Еда была художественно выложена на хрупких фарфоровых тарелках и блюдах. Его излюбленный напиток (игристое альдераанское вино) сверкало мягким янтарным светом в высоком хрустальном бокале. Блюда готовили лучшие повара. Перед ним были иторианские моллюски, мускат с одной из лун хаттов, Chandrilan proylefsaq, Saleucamise kitedari, Felucian hoylata'al. Перед ним были выложены самые изысканные и вкусные деликатесы, и все же, он не был способен проглотить ни кусочка. Дуку не мог выкинуть из головы маленького ребенка с горящими от ненависти глазами, более ярко, чем алый клинок, которым он владел. Лорд Ситхов встал, пройдя в помещение голосвязи. Он набрал нужную частоту, и в поле его зрения возник Дарт Сидиус в своем неизменном капюшоне.
- Мой лорд. – Пробормотал Дуку, опускаясь на колено перед другим ситхом, с чувством, которое прежде никогда не испытывал: обиды.
- Что случилось, мой друг? – спросил Сидиус с ложной озабоченностью в голосе. – Я надеюсь, все идет по плану? Уверен, вы в полной мере способны выполнять мои желания.
Обычно, после этих слов, Дуку светился от гордости, однако, теперь они только усилили ярость.
- Все идет по плану, мой лорд. – он сообщил Сидиусу. – Тем не менее, произошло нечто тревожное.
- Продолжай, мой друг. – Призвал старший ситх.
- Я атаковал королеву Амидалу сегодня. Мне удалось успешно ее отравить, женщина, очень неосмотрительно поднимала тосты. Скайуокер прибыл в компании других джедаев. Он напал на меня, когда понял мой замысел. И когда он напал на меня, он атаковал с яростью темной стороны, и лезвие его меча было красным.
- Сегодня я почувствовал возмущение в Силе. – После долгого молчания, наконец, произнес Сидиус. – Скорее всего, источником был молодой Скайуокер. Мой друг, уверяю вас, что я не принимал никакого участия в обучении мальчика. Действительно, к чему мне планировать эту миссию, если бы он у меня был?
Дуку нельзя было обмануть, однако, он не смог поспорить с таким утверждением.
- Благодарю за вашу уверенность, мастер. – Ответил он. – Что еще вы от меня хотите?
- Это не меняет мои планы, возможно даже, помогает им. Мои цели совпадают с этим. Склонить Скайуокера к темной стороне смертью его дорогой королевы Амидалы. Продолжайте вашу миссию, я уверен, все идет отлично.
Дуку склонил голову, подчиняясь, однако, в момент этого прощания, возникло необыкновенное чувство недоверия между двумя ситхами.
***

- Ваше величество, мы сузили поиск до десятка ядов, после анализа вашей крови. Мы надеемся, что Дуку выбрал эликсир Mygeetan, он достаточно редкий и дорогой, но мы в состоянии получить противоядие. Конечно, при условии, что был использован именно он. Тем не менее, мы опасаемся, что это мог быть Etydorian quadrant. Способ получения этого яда предполагает, что противоядие должно быть изготовлено в один момент с ядом, в противном случае, оно не вылечит недуг. Если это ваш случай, то ….
- Мы не в состоянии будем провести лечение. – Закончила Падме. - Продолжайте анализ. Не стоит нервничать, пока окончательный результат неизвестен.
Врач уехал. Падме обернулась к ребенку, который сидел у окна, любуясь садом.
- Эни. – Мягко произнесла Падме. – Еще не время сдаваться. Мальчик ничего не сказал. Падме вздохнула и подошла к нему.
- Эни, я понимаю, ты расстроен, Но нет никакой причины волноваться еще. Вейдер резко повернулся к ней.
- Ты отравлена, Падме. Разве это не причина беспокоиться? – Он, яростно, взглянул на нее. Другие решили бы, что мальчик просто раздражен, но Падме видела страх в его глазах.
- Эни, - вздохнув, Падме притянула его к себе. – Ты сделал все, что мог. Неужели, ты думал, что сможешь победить такого, как Дуку имеющего многолетний опыт сражений, а ты?
- У меня тоже есть …? – почти беззвучно пробормотал Вейдер.
- Прости? – Переспросила Падме, не услышав тихий комментарий.
- Потому что я должен иметь! – Наконец, ответил Вейдер. – ты не должна умереть, Падме! Ты лучшая! И твой народ нуждается в тебе. Я уступлю их требованиям!
- Нет, Эни, не делай этого! – Воскликнула Падме. – Я никогда не допущу этого! Я лучше умру, чем увижу тебя ситхом! Дуку и Сидиус безжалостны и лишены всего человеческого. Я не позволю, чтобы это произошло с тобой. Ты хороший человек и не заслужил такой судьбы. Это не жизнь, это существование среди страха и боли. Это существование полумашины, которая ходит, разговаривает и сражается. Это не жизнь. – Вейдер вздрогнул. Падме обняла его еще крепче.
- Так, что ты предлагаешь? - Вейдер отстранился. – Как мы будем выпутываться из этой ситуации?
В этот момент двери со свистом открылись, и на пороге вновь появился врач.
- Миледи, мы закончили анализ. Вот наш результат …
Глава 10: Безумная идея.

- … Что наши худшие опасения оправдались. Дуку использовал Etydorian quadrant. Ваша единственная надежда договориться с ним. – Побормотал доктор, пряча глаза. – Мне очень жаль, Ваше Величество.
- Благодарю, доктор. – Лицо Падме оставалось спокойным. – Так значит, нет никакого способа найти лекарство, используя данные моего анализа крови?
- Нет, Ваше Величество. – Он не ответил. – Хотя Etydorian quadrant создается с помощью одной формулы, в них может использоваться огромное разнообразие компонентов. Побочными эффектами могут быть тошнота, онемение конечностей, склонность к обморокам. – Он вернул профессиональный тон своему голосу. – Мне жаль, что я ничего не смог сделать.
- Не расстраивайтесь, доктор. – Сказала королева. – В мои планы не входит отказ от борьбы так быстро.
Он поклонился, и покинул ее комнаты. Падме повернулась к притихшему мальчику, сидящему рядом с ней.
- Не волнуйся, Эни. – сказала она ему. – У меня есть несколько идей. Но с начала мне нужно поговорить с твоими друзьями.
***

Падме сидела в роскошной комнате перед ней были Вейдер, Лея, Хан, Люк, Пиетт и Чубакка. Она только что закончила объяснять, что с ней произошло.
- Из-за срочного характера моей проблемы, я прошу вашей помощи в восстановлении противоядия. – Сказала она им. – Ты поможешь мне, джедай?
Люк колебался. Он не считал себя полноценным рыцарем-джедай, и после прозвучавшей просьбы не был уверен, что сказать. Как он мог ей помочь? Он был просто фермером с неизвестной планеты внешнего кольца, едва обученным Силе! Это звучало безумно! В голове, почему-то голосом хана прозвучало: разве джедаи не должны помогать тем, кто в этом нуждается? Да, но я неправильный джедай, продолжал он спорить с самим собой. Как я могу ожидать, что сделаю это? И все же, разве не он совершил многие сумасшедшие вещи? Он проник на Звезду Смерти и спас Лею. Он уничтожил огромную космическую станцию при помощи небольшого однопилотного истребителя. Лицо к лицу столкнулся с Лордом Ситхов, наконец! Вейдер. Люк тайком взглянул на отца. С момента их прибытия, Отец публично обнял кого-то, плакал на людях, заботился о другом существе. Люк, постарался не показывать обиды, что этим существом был не он, сын лорда ситжов. Не было ли это доказательством, что у того человека, еще был шанс на прощение? Все глаза были устремлены на него. Он примет решение о том, чтобы помочь этой королеве. Это было ему по силам. Что делать, если Вейдера еще можно спасти? Что делать если …? Нет, Люк, это глупо. Это всего лишь глупая детская мечта иметь отца. Что делать если …? Вспомни, что случилось в прошлый раз. Ты так быстро забыл, что твоя рука больше не из плоти и крови? Что делать если …? Он не твой отец. Не совсем так. Отец должен защищать своего сына. Он должен любить сына, а не только думать о силе ребенка. Но, если есть шанс, хотя бы мизерный … ? Возможно, это было глупо. Это могло быть лишь безумной мечтой. Но отец не был сном, и он мог отказаться от него. Но если был хоть один шанс пробудить немного человечности в Вейдере ….
- Конечно, мы вам поможем. – наконец, заговорил Люк. Внешне он демонстрировал уверенность, хотя и не чувствовала того же в душе. – Это честь, для нас.
***

Пять часов спустя, служанка постучала в дверь библиотеки Королевского дворца.
- Войдите. – Отозвался голос королевы Амидалы.
Войдя, женщина, на мгновение, не поняла куда попала. Когда-то библиотека была огромным, хорошо освещенным и удобным помещением, где можно было легко отыскать любую информацию. Теперь, это был просто беспорядок. На столе были разбросаны голочипы. Три голопроектора, используемые в данный момент, отображали разноцветные медленно вращающиеся карты. Старинные книги и современные датапады были разбросаны на всех доступных поверхностях. Группа джедаев и королева Амидала сидели везде, где наблюдалось немного свободного места. Это включало в себя спинки стульев и раздвижные лестницы, крепившиеся к высоким стеллажам. Королева Амидала сидела на движущейся тележке, предназначенной для буксировки выбранных книг. В одной руке у нее была лазерная указка, в другой старая бумажная карта. Ее волосы не были должным образом убраны в прическу, а просто заплетены в косу. На лице ни грамма косметики, а из одежды на ней были простая туника и брюки. Штаны! Перед гостями! Служанке, потребовалось немного времени, чтобы прийти в себя от всего этого бардака.
- Миледи, возможно, вы бы хотели, чтобы ужин для вас и ваших гостей был подан в это помещение. – спросила она. Хотя она и сомневалась, что слово «гости» подходило для описания этих существ. Даже «посетителями» их можно было назвать с натяжкой. Скорее, они были похожи на сброд, причем весьма сомнительный. И почему королева Амидала только терпит здесь этих существ? Хотя, возможно они были шпионами. Шпионы ведь и не должны выглядеть важно. Если это были шпионы, они прекрасно справлялись с этим условием. Эти не совсем вежливые мысли служанки, прервал голос королевы Амидалы.
- Спасибо, Дана, это прекрасная идея.
- Хорошо, Ваше Величество. - ответила женщина и, сделав реверанс, покинула помещение.
***

Адмирал Пиетт не мог и предположить, что столь своеобразная ситуация вообще была возможна. Что произошло с жестким имперским адмиралом и деспотичным командиром ситхом? Сейчас адмирал впервые за много лет, сбросил форменный мундир, и теперь сидел, используя опасно шатающуюся стопку датападов, в качестве стула. В то же время, его командир сидел на ступеньке лестницы, балансируя с тарелкой на коленях, в попытке одновременно есть и читать очередной раздел из датапада, взятого с полки за его спиной, одновременно с этим общаясь с разыскиваемым повстанцем. Все очень странно изменилось.
- Исходя из, планировки старой башни, мы должны суметь проникнуть туда вот здесь. – продолжала королева Амидала, размахивая лазерной указкой. Она показывала им карту Темной башни Озерного края Набу, где в данный момент скрывался граф Дуку. «Темная башня» являлась памятником архитектуры, построенным почти две тысячи стандартных лет назад, и использовалась в качестве тюрьмы, во время правления тирана, получившего контроль над планетой около пятисот лет назад. Он держал в этой башне всех, кто осмеливался выступить против него, периодически пытая для получения информации. Ради этих целей, башня и была перестроена из другого замка, прежде стоявшего на этом месте. Болотистая местность со временем затопила остатки первого здания на дне огромного озера Варыкино. Королева предлагала найти остатки древнего строительства и попытаться проникнуть в башню, чтобы захватить Дуку, и найти противоядие.
- Неужели, мы на это согласились? – наконец, спросила она. - Я уверена, что шанс есть., однако, единственное, что мне известно об этом помещении, - она указала лазерной указкой, - то, что оно использовалось в качестве кладовой. Там не должно быть слишком много охраны, но могут быть завалы.
- Я говорю, что только так мы можем оценить обстановку. – Протянул Хан. – Пойти и посмотреть, сможем ли мы войти туда в ближайшее время.
- Согласна, - сказала ему Падме. – Я предлагаю начать с завтрашнего дня. Как идея?
Все согласились. Затем разговор перетек в другое русло.
- Как вы с В… Энакином познакомились, ваше величество? – спросил ее Люк.
- Это было на одной из окраинных планет. На Татуине., - с улыбкой ответила Падме. – Набу была захвачена Торговой Федерацией, и я вместе с двумя джедаями приземлились на пустынной окраинной планете. Нам необходимо было найти некоторые запчасти для починки нашего корабля.
- Падме, я не думаю, что … - начал было Вейдер.
- Эни, это очень хорошая история. – смеясь ответила Падме. - Я удивлена, что вы не рассказали ее. Они ведь твои друзья в конце концов. Вейдер открыл было рот, чтобы прервать ее, однако, вмешался Люк.
- Вы приземлились на Татуине …? – напомнил он.
- Ах, да. –Падме продолжила. – Эни повел нас к себе домой, чтобы приютить на время песчаной бури. Вы знаете, что он сказал мне при первой встрече?
- Падме, пожалуйста. – глаза Вейдера в ужасе расширились. – Я, действительно не хочу, чтобы эта история была рассказана.
- Твое прошлое не должно быть тайной, Эни. – нахмурившись, сказала она ему. – Вам нечего стыдиться. – Затем возобновила историю. – Он спросил меня: «Ты ангел?»
Вейдер закрыл лицо руками. - Вот и все – думал он. – Я потеряю все уважение, которое Пиетт еще ко мне испытывал. Как только она все расскажет …
- В самом деле? – Лея недоверчиво спросила. – Он назвал тебя ангелом?
- Да, - Падме улыбнулась подавленному лорду ситхов. – Это была самая милая вещь, которую я только слышала.
- Нам удалось заключить пари с тойдарианцем на необходимые нам запчасти. Ставки зависели от победы Эни в предстоящих гонках Бунта Ив. Правда он не знал, что мы прибавили к ставке еще и его свободу.
- Вы держали пари на что …? – Воскликнул Хан.
- Почему свобода Эни? – Удивленно переспросила Падме. – Он был рабом тогда. – пояснила она, переводя взгляд с одного ошеломленного лица на другое.
- Вы не знали? – удивленно спросила она. – Эни ….
- Прекрасно! – пробормотал мальчик, пытаясь контролировать свой гнев. Он уже терял контроль над собой в ее присутствии и не мог допустить этого снова! Оконные стекла начали трескаться.
- Я …я сожалею. – прошептала королева. – Ты, действительно, не рассказал им об этом? Энакин, не стоит этого стыдиться. У тебя не было выбора. Вейдер молча сжимал кулаки.
- Гм … а это блюдо, действительно, превосходно. - Пиетт произнес, нарушая неловкую паузу.
- О, да, поэтому я и приказала подать его. – ответила Падме. – Это D'Gutinese gourmet, как вы должно быть знаете, мистер Пиетт, оно почти полностью состоит из рыбы и овощей, маринованных в различных специях. И никогда не печется. Глаза Пиетта расширились от ужаса и он сжался под обвинительным взглядом королевы. -Она знает, что мы лгали ей, - он понял. – Что мы будем теперь делать?
Глава 11: Просто один момент.

Под взглядом Падме, мысли адмирала Пиетта с поразительной быстротой сменяли друг друга. «Что мы можем сказать ей? – мысленно кричал он. – Она никогда и не верила в нашу историю. Что же делать?»
- Я прошу прощения за поступок мистера Пиетта, … Ваше Величество. – Наконец, заговорил Хан. – Иногда, он любит делать вид, что является поваром. Но, клянусь, он не хотел ничего плохого.
Падме перевела свой сверкающий взгляд с Пиетта на контрабандиста.
- Я понимаю, - мягко произнесла она. – И я принимаю ваши извинения. В конце концов, ничего плохого не произошло.
«Она должна принять их. – Проницательно думал Вейдер, пока она смотрела на контрабандиста. – Но верите ли им? Нет, я не считаю, что она поверила словам Соло. Просто приняла извинения и объяснения … пока»
***

Когда они, наконец, покинули библиотеку, мысли каждого были переполнены их мыслями, заботами, проблемами и подозрениями. Было решено, вместо атаки в дневное время, отправиться в район озера ближе к ночи, чтобы в течение дня подготовиться к попытке проникновения в Темную башню под покровом ночи. Лея изучала небольшой датапад с описанием истории Темной башни, когда почувствовала, как сильные руки обняли ее за талию.
- Все еще работаете, ваше превосходнейшество? – Шутливо, спросил Хан. – Мы сделали сегодня очень много, разве это не повод немного расслабиться?
Лея напряглась было в его объятиях, однако, вспомнив, что они должны изображать пару, позволила ему это. Стараясь не думать о том, что она бы не стряхнула с себя его руки, даже будь у нее такая возможность.
- Хан, у нас важное задание! – указала она ему, избегая его взгляда. – Сейчас не время для отдыха!
- Только один момент. – Хан протянул руку, коснувшись ее подбородка, заставляя посмотреть в глаза. – Все будет хорошо.
Она колебалась.
- Возможно, вы правы. - Нахмурившись, сказал он. – Мы все-таки заняты. Ну что ж, увидимся через несколько часов, ваше превосходнейшество. – С этими словами он повернулся, чтобы уйти.
- Подожди! – Не задумываясь, позвала она. – Я полагаю, … Что ты имел в виду?
Контрабандист усмехнулся и, не спеша, вернулся обратно. Ее раздражало это. Он действовал так, потому что знал, что она будет делать, даже прежде, чем она делала это. Ей не нравился сам факт того, что кто-то мог читать ее мысли. Ей не нравилось, когда он всегда знал, что она будет делать, что она чувствует и то, что для него всегда было очевидно, когда она чего-то не делала.
-Хан … - тихо прошептала Лея. Контрабандист подходил ближе к ней, пока она не почувствовала его горячее дыхание на своем лице. Он протянул руку, и мягко коснулся ее лица. – Что-то вроде этого. – Он хрипло ответил. Затем, слегка наклонив голову, пристально посмотрел в ее глаза. Она раньше никогда не видела у него такого взгляда: мягкая улыбка, показывающая его привязанность и любовь. Хан наклонился еще немного, сокращая расстояние между ними, и коснулся своими губами ее губ. Это было совсем не похоже на то, как думала Лея, он целуется. Она думала, что это будет грубо и страстно, но почему-то именно это мягкое прикосновение принесло ей больше эмоций, чем любой страстный поцелуй. Лея поняла, что она закрыла глаза. Она открыла их вновь, посмотрев на Хана. Он выглядел иначе … как-то более уязвимо. Лея поняла, что легко может его уничтожить теперь, когда он, наконец, сбросил свою обычную маску дерзости и бравады. Она держала в своих руках сердце Хана. … Лея поймала его за плечи и, потянувшись на цыпочки, поцеловала. Хан, которого она любила, всегда был сильным, и эта уязвимость напугала ее. Просто потому, что она уже привыкла полагаться на силу этого человека. Она привыкла полагаться на Хана Соло. – Просто один момент. – Прошептала она, а потом, развернувшись, убежала.
***

Дарт Вейдер растянулся на кровати, когда почувствовал ментальный зов.
- Отец! - позвал Люк. - Отец, нам надо поговорить.
Вейдер спокойно сел, потом соскользнул с кровати (его все еще удивляло, насколько далеко от кровати был пол) и прошлепал к большому окну. Он открыл его, и выглянул наружу. Сын уже ждал его там.
- Что случилось, Люк? – спросил он. Было так непривычно видеть Люка неповрежденными глазами без красноватого оттенка окуляров маски. Тогда изображение его сына было призрачным и нечетким, теперь же он было ярким, полным жизни и цвета. Такие разные …
- Отец, я должен кое-что узнать. – Сказал ему Люк. Его сын продолжал говорить, однако, после этого заявление в голове Вейдера возник вопрос.
- Ты, наконец, признал это? – Спросил он.
- Я признаю, что вы когда-то были Энекином Скайуокером, моим отцом. – Ответил мальчик. Дерзкий ребенок!
- Это имя больше ничего для меня не значит. – раздраженно рыкнул Вейдер.
- И все же, я видел тебя с этой женщиной, королевой Амидалой. – Ответил Люк, подняв бровь. - Похоже, ты очень привязан к ней. Хочешь сказать, что ничего к ней не чувствуешь?
Вейдер смотрел на него, и не мог найти ответ. Как он мог отрицать свою заботу о Падме, чья любовь к нему может разрушить ее мир? Как он мог лишить ее в безопасности, счастья и даже его любви, а затем отрицать, что он никогда ничего не чувствовал к ней?
- Я так и думал. – Ответил мальчик. В его голосе прозвучал триумф и что-то еще. Может грусть? Он подошел ближе к темному лорду.
- Отец, пожалуйста, ответьте мне, - умоляюще, произнес мальчик. – Королева Амидала … моя мать?
Вейдер, избегающий до этого взгляд сына, резко повернулся, глядя на него.
- Не лезь в дела, которые не имеют к тебе никакого отношения! – Отрезал он. – Ты не имеешь права!
- Неужели?! – воскликнул его сын. – Не имею права узнать личность собственной матери?! Как ты можешь отказывать мне в этом? Если ты не чувствуешь ничего ко мне, то почему ты отнимаешь у меня возможность помнить имя матери? «Ага», - понял Вейдер, - «Вот что это было! Именно это и вызвало грусть. Его сын считал, что он ничего не чувствовал к нему, заботясь только о его матери» Разве это не правда? – Шептал тихий голосок в его сознании. – Он только средство для достижения цели, источник Силы, способ получить желаемое. Ты был счастлив …, шептал голос, тихо, почти слабо, чтобы быть услышанным больше других. Ты был счастлив, когда узнал, что она беременна. … Это правда, ты знаешь, что это правда. Это не повод. Ты Лорд Ситхов! Ты ни о ком не заботишься. Он поможет тебе достичь желаемого, он только средство для достижения цели. …Ты был счастлив… Этот голос становился все увереннее, он начал заглушать другие, пока все, что Вейдер не мог слышать был только не прекращающийся гул … Ты был счастлив. Ты был счастлив, когда узнал ,что станешь отцом. Ты был благодарен. Что произошло с твоим счастьем? Где твоя благодарность сейчас? Что случилось с отцом? Ваш ребенок, который как ты думал, пропал, здесь. Будь счастлив. Будь благодарен. Будь отцом. Я не могу быть тем, кто мертв! Вейдер зарычал в ответ. И все же …
- Да. – Тихо ответил Вейдер.
- Что? – переспросил сын, видимо, не ожидая ответа.
- Да, она твоя мать. – Сказал ему Вейдер. Так, это не было так уж трудно. Все целы, и невредимы. Это всего лишь короткий момент слабости. Просто короткий момент беззащитности. Просто короткий момент. Просто момент. Его сын смотрел на него. Вейдеру не нравилось то, что он видел в его лице. На что он надеялся?
- Спасибо, отец. – прошептал Люк. Его голос переполняли эмоции.
Просто короткий момент.
- Иди, готовься к нашему путешествию, Люк. – Сказал ему Вейдер, поспешно карабкаясь обратно в свою комнату.
***
Лея нежно коснулась своих губ, ее сердце все еще бешено колотилось.
***
Хан, усмехнувшись, плюхнулся на кровать, приказывая себе успокоиться. Это, в самом деле, было не так уж и просто.
***
Люк с улыбкой провожал взглядом удаляющуюся фигуру отца. Не значит ли это, что Вейдер все же имеет некоторую привязанность к нему. Возможно …
***
Вейдер быстро задернул занавески, отгораживаясь от ярких серебристых лучей луны. Это не имело никакого значения. Просто короткий миг слабости…
***
Безумия…
***
Радости…
***
Надежды…
***
Любви…
Глава 12: Что я такого сказал?

Оно кружилось по небу, иногда билось по ветру, словно хрупкий листок, резко уклоняясь от смертельно опасных объектов, спешило к своей цели. Это был тонкий черный цилиндр. Вой репульсоров сопровождал его неустойчивый полет. Его мигающие красные и желтые огни фиксировали все изображения, которые замечали его оптические датчики и внутренний сканер, быстро распознающий их, поиск, поиск … Цилиндр миновал прекрасные озера и величественно возвышающиеся деревья, не обратив внимания на их дикую красоту. Они были бесполезны для него. Они не могли помочь ему достигнуть своей цели, поэтому и не стоят внимания. «Я ищу семь существ…» Серебряный сверкающий город раскинулся под цилиндром, наполненный улыбками и смехом детей, ароматом прекрасных цветов. Его очарование было прекраснее, чем образ, запечатленный художником на шелковистом холсте с помощью кисти, который изображал сцены жизни и радости бытия. Жизни на благодатной почве Набу, храня в сердце тихие трагедии и радости и надежды и страхи и секреты. Сам воздух Набу был наполнен секретами. Тайны, скрытые в темноте изумрудно-зеленых лесов, окутанные тайной посылки, тайно переданные другим, секреты, похороненные под землей, секреты, обнаруженные и так и непонятые до конца. Там нет ничего секретного. Дразнящий и таинственный, легкий и манящий, перед которым практически невозможно устоять. Он охранялся властями Набу от уничтожения и искоренения всех людей, живущих там. «Вот их лица…» Цилиндр опустился ниже, бесстрастно сканируя лица людей, не заглядывая глубже в тайны планеты. Его целью не была погоня за секретами. «Вы должны искать их…» Он мчался вперед. В город Тид, столицу Набу, стремительно пересекая пустынные улицы, темные переулки, минуя изящные здания и сады «Когда вы их найдете, вы должны следовать за ними…» За дворцом Тида он остановился, уловив некоторое движение. Цилиндр продолжил лететь ниже, преследуя источник этого движения. Но нет, это всего лишь пара стражников дворца прощалась на ночь, отправляясь, домой к своим семьям. Цилиндр продолжил свой путь, а потом было другое движение. «Они слишком глупы, чтобы заметить вас. Найти их …» Цилиндр приблизился, его датчики сканировали то, что он видел. Несколько существ, завернутых в темные плащи, садились в небольшой корабль. Но как убедиться, что это те существа? «Я хочу знать каждый их шаг…» Он подлетел ближе, стараясь остаться незамеченным. Вот, один из них тревожно посмотрел назад во дворец. Они. Датчики немедленно сообщили об этом. Это был мальчик со светлыми волосами, загорелой кожей и голубыми глазами. Мальчик с лицом ребенка, который никогда не улыбался, и не смеялся. Мальчик, который казался слишком взрослым для своего возраста. Мальчик с множеством темных, темных тайн. Но цилиндр не был заинтересован в тайнах. Его интересовало только лицо мальчика, потому что это были те, кого он искал. Секреты ничего не значили для него. Створ корабля стал закрываться. Дым, поднимающийся вокруг него, заслонил собой пассажиров. Корабли серебряной птицей начал подниматься в небо. Они не могут сбежать так легко. Цилиндр стремительно взлетел следом и, укорачиваясь от дыма и резких порывов ветра, скользнул под сияющее дно. Он перевернулся, и выдвинул цепкие металлические усики, которые впились в корпус корабля, обеспечивая ему возможность прочно держаться на поверхности. Медленно он заскользил вдоль обшивки корабля и начал тщательно смотреть в большой иллюминатор. Устройство слежения начало передачу данных к Темной башне…
***

Компания тихо погрузилась на корабль. Падме проводила их в просторную кают-компанию, в то же время пилот, вежливо поприветствовав их, завел двигатели. Каюта была оформлена просто и со вкусом. Стены имели оранжево-розовый оттенок, по периметру каюты расположены четыре темно-синих дивана. Длинный серебристый стол устойчиво завис в центре. Хан, все это время не отпускающий руку Леи, подвел ее к одному из диванов и, усмехаясь про себя, сел рядом с ней, обняв за талию. Чубакка занял еще один диван, и следующий за ним адмирал Пиетт нервно взглянул на него, прежде чем сесть рядом. Остались Люк, Вейдер и Падме. Первые двое неуверенно колебались, молодая королева Набу села.
– Тут хватит места для троих, - с улыбкой сказала она. Оба неловко сели по обе стороны от нее. Пауза.
- Тебе нравится обучение, Эни? – Спросила Падме. Вейдер быстро поднял глаза, прекратив прожигать взглядом пол.
- О, это, ну, очень … хорошо. – Ответил он. Свое обучение … как давно это было. Все казалось таким простым тогда. Он знал, что должен был делать. У него были люди, к которым он мог обратиться, когда ему было грустно или тяжело. У него были люди, которым он доверял. У него было к чему стремиться. А теперь …
- Что ты сделал с ним?! – Яростно потребовала вдруг Падме. Вопрос был адресован Люку.
- Что? – пораженно спросил он.
- Энакин! Что ты с ним сделал? – зарычала она. – Он не такой, чем год назад, когда я в последний раз видела его! Не притворяйся, что не заметил, что он больше не улыбается! Он просто … смотрит в одну точку, не замечая ничего вокруг. Ты должен был заметить! Тебя просто это не волнует! Что ты с ним сделал? Он всего лишь ребенок! Ему даже десяти еще нет! Что ты сделал?!
Люк посмотрел на нее, затем медленно повернулся к Вейдеру.
- Почему бы вам не спросить об этом у него? Уверен, он лучше меня сможет рассказать об этом. Почему ты больше не улыбаешься В … Энакин?
- Я не могу улыбаться, когда тебе больно, Падме. – Тихо сказал он, посмотрев на нее.
- Это действительно так? – Испытующе посмотрев на него, наконец, спросила она.
- Конечно. – Был тихий ответ.
-Эй, кто-нибудь хочет перекусить? – Хан весело прервал их. Он только что заметил маленький бар в углу каюты. – Ничего себе, здесь есть Коррелианское шампанское! – воскликнул он. – Давненько я его не пробовал! Последний раз это было … Да, я думаю, именно тогда мы работали на того жирного тойдарианца. Его звали Хегтра, правда, Чуи? Да, это был он. Тогда мы перевозили, действительно элитный груз: дорогой шелк, редкая еда и это не «реально крутой спайс» как ты, наверное, подумала, Лея! Но в любом случае, этот парень не знал, что я мог шепнуть имперцам о перевозке товара (за огромные бонусы конечно), так, что мы были с ним в очень дружеских отношениях, когда тот бледный парень, который работает на Хетгра, я никогда не забуду его лица! После завершения того рейда, помнишь, Чуи? - говорит – Босс, босс, вам уже сообщили о прошедшей доставке! У него было такой смешное выражение лица, даже хуже чем в тот день, когда он пытался проглотить целое itarian egg- hey! Я пробовал один раз! Но это уже совсем другая история! Так, во всяком случае, он на нас посмотрел, я просто потягивал шампанское! Он , наконец, заметил взгляды всех присутствующих.
- Что, не голодны? – спросил он, смущенно.
- Сядь! – Посмотрев на него с глубоким отвращением, воскликнула Лея, притягивая его на диван рядом с собой.
- Эй, я хотел съесть что-нибудь! – запротестовал он.
Лея посмотрела на него. Хан быстро замолчал.
- Что я такого сказал? – повернувшись к Люку, тихо произнес Хан.
Глава 13: Новое прибытие.

Падме прислонилась к спинке дивана, который она делила с Энакином и Люком, закрыв глаза. Со стороны стороннего наблюдателя, это выглядело, словно она спала. Однако, она делала нечто, куда более конструктивное. Она думала. Думала о том, что не имело никакого логического обоснования. Человек не может быть в двух местах одновременно. И все же …
«Ретроспектива.
Падме покинула библиотеку, еще больше убедившись в своих подозрениях. Теперь, она была убеждена, что группа джедаев что-то скрывает. Объяснение мистера Соло было слишком поспешным и неубедительным., последнее странное поведение Эни … что-то было не так. Она никогда не слышала от Оби-Вана о друге по имени Люк Старкиллер, хотя и знала, что джедаев было достаточно много. Падме, терзаясь, сидела в своей комнате. Наконец, решение было найдено. Оно было настолько простым, что она злилась, что не подумала об этом раньше. Почему бы просто не позвонить Оби-Вану, и спросить, что они с Энакином делали. Она подошла к небольшому голокому, и набрала частоту Оби-Вана. Через минуту, перед ней появилось голубоватое изображение молодого джедая.
- Падме! – Он поприветствовал ее улыбкой. – Чем обязан удовольствию видеть вас? Она почувствовала, как ее беспокойство начинает таять при виде его веселого лица. Разумеется, все было в порядке и не было никаких оснований для беспокойства.
- Я просто хотела увидеть вас, узнать как там Энакин, - сказала она ему. – Как проходит его обучение? Нравится ли ему в Храме?
- Почему бы вам не спросить у него? – Улыбнувшись, ответил Оби-Ван, радуясь, что может помочь другу. – Он здесь. – И прежде чем, шокированная королева смогла что-то сказать, джедай исчез, а у терминала появился образ веселого мальчика.
- Привет, Падме! – воскликнул он. – Я так рад видеть тебя снова, я скучал по тебе!
Это было невозможно. Каким образом Энакин мог быть в двух местах одновременно? Должно быть, один из них ненастоящий. И был только один способ проверить это.
- Я тоже скучала по тебе, Эни! – сказала она ему, все еще находясь в шоке. Достав из под платья длинную цепочку с простеньким кулоном, она спросила. – Можешь сказать мне, что это, Эни?
- Это подвеска из древесины джапор, я вырезал ее для тебя! Ты его носишь? – Лицо мальчика осветилось радостью.
Конец ретроспективы»

- Можешь сказать мне, что это? – спросила она еще раз, пытаясь сохранить спокойствие.
На этот раз выражение лица ребенка было намного сложнее. Боль, радость, сожаление и миллион других эмоций промелькнуло на его лице, прежде чем он ответил.
- Как я мог забыть, Падме? - спросил ее Энакин, на его лице также играла улыбка, но этот не был таким веселым. - Это подвеска из древесины джапор, я вырезал ее для тебя!
Глаза Падме расширились и она, ошеломленно откинулась на спинку дивана. Они оба были настоящие.
***

Дальнейшая поездка проходила довольно неловко. Поддерживать разговор было тяжело, так все в помещении были склонны недолюбливать, по крайней мере, одного из своих товарище. Наконец, отчаявшись нарушить молчание, Хан заговорил.
- Кто-нибудь хочет поиграть в саббак? - С надеждой спросил он. Видимо, Чубакка был единственным.
- Ну, я могу научить вас! – предложил он. – На самом деле, все очень просто!
- Это звучит прекрасно, капитан Соло. – Падме заговорила больше из вежливости, чем из интереса. – Спасибо.
- Супер! - Воскликнул контрабандист. – Кто еще? Нам нужно не менее четырех игроков!.
- Ты будешь играть, не так ли, Эни? – спросила Падме. Лорд Ситхов нерешительно кивнул. Наконец все согласились попробовать поиграть. Хан объяснил правила и принес набор карт, находящийся на корабле. Игра не клеилась. Хан и Чубакка были единственными квалифицированными игроками. Люк был слишком смущен случайной партией. Пиетт так волновался, чтобы не очень сильно побеждать Вейдера, что просто неспособен был играть хорошо. Лея могла бы быть лучше, если бы сосредоточилась на всех противниках, а не только на Лорде Ситхов. Падме пыталась гасить конфликты, то и дело вспыхивавшие среди игроков. Наконец, игра была заброшена, и они остались сидеть вокруг стола, пытаясь придумать новый способ развлечься. Хан, вконец заскучав, уснул, заполняя чрезвычайно громким храпом неловкую тишину.
- Нельзя ли немного тише? – отрезала Лея, жестко пихнув его локтем в бок. Он фыркнул, пробормотав – «Что?»
- Прекрати храпеть! – Воскликнула принцесса. - Ты слишком громкий!
- Ну, извините, ваше превосходнейшество! - рявкнул раздраженный Хан. Он снова закрыл глаза, и минуты через две, снова захрапел. Лея посмотрела на него, однако она должна была признать, что это было проигранное дело. Она откинулась назад и тоже попыталась уснуть. Вскоре, она поняла, что это невозможно. Всякий раз, когда она почти дремала, она вспоминала, что она была безоружна, а в помещении находились имперский адмирал и Дарт Вейдер. Лея слегка приоткрыла глаза, наблюдая за другими. Хан, разумеется, спал. В самом деле, похоже спали все, за исключением королевы Амидалы. Она полулежала на диване, а взгляд устало скользил по каюте, Лея поспешно закрыла глаза, когда Амидала взглянула в ее сторону. Когда принцесса вновь открыла их, королева откинулась назад , закрыв глаза. Лея почти задремала, когда услышала резкий звук. Она села, вздрогнув, чтобы увидеть, как королева Амидала, согнувшись, яростно кашляет.
- Падме, ты в порядке? - Озабоченно повернулся к ней Вейдер. Женщина кивнула, продолжая кашлять. Наконец, ей удалось остановить кашель.
- Мне очень жаль. – прошептала она. – Я не хотела вам мешать.
- Ты ничего не могла сделать! – Воскликнул Вейдер.
- Спасибо, Эни. – Вздохнула она, улыбнувшись ему.
Лея уставилась на них. На мгновение Вейдер показался ей ребенком, который беспокоится о смерти того, о ком заботился. И все же она не могла забыть ни его визит к ней на Звезде Смерти, ни пытки Хана, ни отрубленное запястье Люка. Он стоял и смотрел, как ее планету уничтожили. Насколько безжалостным нужно быть, чтобы совершить подобные преступления, и все же он был так добр и заботлив по отношению к королеве Амидале. Нет, это лишено всякого смысла! Лея вздохнула, похоже, ей не удастся поспать в дороге.
***

Наконец, в поле зрения появилась прекрасная зеленая сельская местность Озерного края. Каждый из них почувствовал облегчение, это не было приятной прогулкой. Падме тихонько посмотрела в окно. Там не было ни каких признаков постороннего присутствия, но она прекрасно знала, что ее гость был здесь. С шипением трап опустился, и они покинули корабль. Вейдер шел одним из последних. Он специально задержался, чтобы подождать Падме и убедится, что она в порядке. Неожиданно, из тени отброшенной серебристым кораблем, прозвучал незнакомый голос.
- Привет. – перед ними стояла фигура, облаченная в длинный плащ с капюшоном. Лицо Падме расплылось в улыбке.
- Господа, - сказала она улыбаясь,- Позвольте представить вам моего старого друга, Оби-Вана Кеноби. – Человек поднял руку и опустил капюшон, показав красивое юное лицо.
- О, чокнутый волшебник? – ахнул Хан. Лея поспешно наступила ему на ногу, улыбнулась гостю и, шагнув вперед, хотела представиться, однако ее внезапно прервали.
-Сволочь. – прошипел голос. Вейдер стоял на трапе, яростно глядя на вновь прибывшего. Он больше не был похож на невинного ребенка. Необычные желтые блики, появившиеся в глазах, делали его диким и опасным. Он выхватил свой меч и бросился на джедая. – Я убью тебя, Оби-Ван! – злобно прорычал он. – И милый мальчик теперь был вполне узнаваем, внутри его безобидного тела находился Дарт Вейдер.
Глава 14: Второе предательство.

Оби-Ван едва успел поднять свой меч и блокировать яростный удар, направленный на него, хотя от силы этого удара отшатнулся назад.
- Энакин? – Выдохнул он, едва узнавая мертвенно бледное лицо перед ним с горящими ненавистью глазами.
- Больше нет, учитель. – Саркастично прорычал мальчик. Он нанес очередной яростный удар, который Оби-Ван автоматически блокировал, отчаянно пытаясь понять, какого ситха тут происходит?
- Энакин, что ты делаешь? - в его голосе одновременно звучали требование, недоумение и страх. Что случилось с его учеником? Как он здесь оказался? Ведь он оставался на Корусканте! Теперь он излучал ненависть к Оби-Вану и ,… его переполняла темная сторона силы.
- То, что мечтал сделать долгие годы. – Был яростный ответ. – Я, наконец, отомщу, Оби-Ван! Ты оставил меня гореть заживо, отказавшись даже милосердно добить, заканчивая мои страдания! Ты украл у меня сына! И сегодня я убью тебя, Оби-Ван! Ты ответишь мне за все свои преступления!
- Я украл … что? – старший человек, еще больше запутавшись, уставился на него. Вейдер не ответил, атакуя с удвоенной яростью.
- Энакин, что ты делаешь? – воскликнул джедай. – Я … - он подпрыгнул вовремя, чтобы увернуться от удара по колену, и парировал более высокий выпал. – Я тебя не понимаю!
Яростная схватка вела сражающихся все ближе к краю посадочной платформы, когда Оби-Ван отступал назад.
- Энакин, поговори со мной! Объясни это! – Ахнул его бывший учитель.
- Ты предал меня! – Последовал загадочный разъяренный ответ. – Я доверял тебе, а ты меня предал! За это я убью тебя!
Оби-Ван начал осознавать реальную опасность текущей ситуации, он был уже очень близко от длительного падения с высоты посадочной платформы. Он начал теснить Вейдера парируя удары его меча своим. Постепенно, он добился успеха, оттеснив ребенка в противоположном направлении. На первый взгляд, неистовство Вейдера еще более возросло. Его атаки потеряли логичность, продуманность и план, он рассчитывал только те удары, которые могли наверняка убить его противника.
***

Зрители в ужасе смотрели на развернувшуюся перед ними сцену.
- Эни, что ты делаешь» - спрашивала Падме, умоляюще сложив руки.
Люк переглянулся с Ханом, Леей и Чуи. Нужно было что-то сделать, чтобы остановить это. Но что он мог сделать? Мальчик очень хорошо знал, что никогда не сравниться с атакующим Вейдером, не говоря уже о полностью обученном джедае в полном расцвете сил. Оби-Ван был отброшен к смертельному краю. Хан застонал и выхватил бластер, поднял его и направил в сторону дуэлянтов.
- Что ты делаешь? – Потребовала Падме, пытаясь выхватить у него бластер.
- Ты заденешь Кеноби. - Покачала головой Лея. – Не надо рисковать, Хан.
- Да, я могу попасть мячом в перекладину. – Запротестовал пилот, делая шаг вперед.
Пиетт не собирался ждать его попытки.
- Он мой командир и я верен ему! - отрезал он. – Уберите бластер, Соло. – Затем стремительно извлек из рукава мерцающий вибронож и приставил его к горлу контрабандиста. Лея отчаянно смотрела то на сражение, то на Пиетта и Хана. Пиетт не мог убить контрабандиста, опасаясь, что он сумеет выстрелить перед смертью, Хан не мог стрелять в Вейдера поскольку, Пиетт мог убить его. Оба оказались в тупике. Лея наблюдала битву с близкого расстояния. Вот Вейдер совершил быструю серию ударов ногами в грудь Оби-Вана и использовав Силу отшвырнул его на несколько футов. Это был ее шанс! Лея повернулась к Падме и тихонько вытащила бластер из ее кобуры. Подняв оружие, она выстрелила в Вейдера один раз, дважды, трижды, когда он вновь перешел в атаку. Смертельные выстрелы разорвали воздух на месте Лорда Ситхов, который видел, откуда они шли, благодаря хорошо развитому периферийному зрению. Он немедленно блокировал, а потом прыгнул за одежду противника. Оби-Ван поднял лезвие, отбивая, выстрелы, летевшие в Вейдера. Он повернулся к ребенку, надеясь, что это его успокоило. И обнаружил сверкающий алый клинок возле своего горла.
- Как ты посмел, злодей, защищать меня? – Прорычал Лорд Ситхов, так яростно, словно Оби-Ван сам выстрелил и попал в него, а не спас ему жизнь. – Как ты посмел это сделать? – Он дрожал от ярости. Оби-Ван смотрел на него в замешательстве.
- Эни, прекрати. – Отчаянно крикнула Падме.
- Не лезь в это, Падме! – Яростно возразил Лорд Ситхов, не сводя глаз с Оби-Вана. Даже тогда, когда поднял руку, останавливая очередные выстрелы Леи, а затем просто вырвав бластер из рук. - Я слишком долго ждал этого момента. – Прошептал ребенок. – Знаешь, сколько раз я мечтал убить тебя, Оби-Ван? Так много было возможностей. Я мечтал медленно задушить тебя. Я мечтал залить кислоту в твое разорванное горло. Я мечтал травить тебя так медленно, что ты бы умирал в невыносимой агонии целый год. – на его лице появилась невеселая мрачная улыбка. – Я мечтал отрезать твои конечности и бросить тебя в кипящую лавы, чтобы ты тоже мог ощутить всю боль, через которую заставили пройти меня. – Вейдер посмотрел на Оби-Вана и ударил его в челюсть бластером, отнятым к Леи. – Лично мне нравится, как звучит последняя идея. – прошипел он. - Тем не менее, это не было бы тем же самым для тебя. Потому что, после того, как я был возрожден в этой огненной пропасти ада, я страдал не только физически, но и психологически. Двух существ, которых я думал, могу тебе доверить, ты заставил предать меня. И знаешь, психологически, мне было хуже. – Мрачно улыбнулся Вейдер. – Да, я хотел бы, чтобы ты страдал также. Но ты ведь никого не любишь. Нет, единственный, кого ты любишь, это ты сам. Что было бы лучшей пыткой для тебя? Есть только один ответ. – Вейдер наклонился ближе.. – Унижение, а затем смерть. Ты так гордился собой, Своей джедайской моралью, добротой, гордым смирением. Позволь мне показать, каково это, потерять все, все, что тебе дорого. – Оби-Ван смотрел на него, ошеломленный ужасом и растерянностью. Вейдер резким движением активировал свой меч. – Ты будешь умолять меня о легкой быстрой смерти и, возможно, я рассмотрю твою просьбу. – прорычал он. – А теперь беги, Я хочу видеть, как низкий подонок, нашедший меня, чтобы оставить гореть на холме, будет умолять меня о милость, зная, что не заслуживает ее.
- Энакин. – Неверяще прошептал Оби-Ван.
- Это больше не мое имя. – Взревел ребенок. – Для врагов я Дарт Вейдер, для подчиненных – Лорд Вейдер, для тебя – Смерть. Вейдер внезапно замолчал. Он смотрел на Оби-Вана долгим взглядом. – Умоляй меня, как я просил тебя. – прошептал Вейдер. За яростью в его голосе просачивалась боль.
Слезы текли по щекам Оби-Вана. – Я не понимаю. - произнес он, моля Силу, чтобы это оказался просто жестокий кошмар и он сейчас проснется.
- Умоляй меня! – кричал ребенок.
- Я не буду, Энакин. Я не могу. - Его бывший наставник печально покачал головой. - Мне жаль, но я делал все, что считаю правильным.
- Будь ты проклят, Оби-Ван! - Рычал Вейдер. – На колени!
- Нет. - Просто ответил джедай. Слезы продолжали медленно течь по его лицу.
- Энакин, прекрати! – потребовал новый голос. Внезапно позади него оказалась Падме. – Что ты делаешь?
- Не лезь в это, я сказал! – Зарычал на нее Вейдер.
- Я не верю тому, что слышу. - Прошептала она. – Энакин, ты изменился.
Он повернулся, чтобы встретится с ней взглядом, и увидел ее влажные полные боли и мольбы глаза. Он был зол. Он был очень зол. Он потянулся к Силе…
- Отпусти ее, Энакин! – воскликнул Оби-Ван. – внезапно испугавшись за красивую королеву. – Отпусти ее!
Вейдер снова яростно повернулся к джедаю.
- Отпусти ее. – Прошептал бывший друг.
Глаза Лорда Ситхов расширились.
«Отпусти ее …»
«Я не верю, тому, что слышу, Оби-Ван был прав, .. Ты изменился!»
«Отпусти ее!»
«Ты не заберешь ее у меня!»

О нет, о нет. … Алый клинок громко стукнулся о землю, с шипением выключаясь, во внезапной тишине, опустившейся на них, как удушающее одеяло. Вейдер отвернулся от Падме и Оби-Вана, в ужасе глядя перед собой, вспоминая далекий момент, слишком похожий на этот. Ну вот опять … Слезы катились по лицу Лорда Ситхов, который теперь, не напоминал никого, кроме ребенка.
«Лорд Вейдер, вы слышите меня?»
«Да. Где Падме? Она … Все в порядке? … Она в безопасности?»
«Похоже, ты убил ее в гневе»
«Неееееееееееееееееееееееееееет!»

Вейдер даже не понимал, что кричал в агонии вместе со своим будущим я, не чувствовал руку на плече. Обернувшись, он увидел красивое милое лицо Падме, вновь омраченное слезами из-за него. Вейдер отшатнулся и бросился прочь.
- Не трогай меня, Падме! – воскликнул он. – Я тебя не достоин! Ты слишком хорошая, а я … я - Он подавил рыдание и повернулся, убегая прочь.
Глава 15: Вопрос верности и благодарности.

Адмирал Пиетт немедленно убрал свой вибронож от горла Хана Соло, и поспешил за Лордом Ситхов.
- Куда ты идешь? – потребовала ответа Лея.
- Я иду за ним, – отрезал он.
- Но, как же наш план? – крикнула она ему вслед, однако, не получив ответа.
Лорд Вейдер мчался быстрее ветра, быстрее, чем бластерный выстрел, но Пиетт заставил себя не отставать. Лорд Ситхов на огромной скорости ворвался в ангар, пристроенный к посадочной платформе, и, когда Адмирал вошел в ангар, ситх уже взлетал на темно-синем спидербайке.
- Отлично, – пробормотал Пиетт. Он бросился к стоящему поблизости красному спидербайку, взлетев через несколько мгновений после командира. Вейдер взял резкий вертикальный разворот над краем посадочной площадки. Мысленно застонав, Пиетт скопировал движение, отчаянно надеясь избежать падения. Он мельком заметил синюю полоску, летящую в густой подлесок, все больше снижаясь. Пиетт застонал еще раз. Лорд Вейдер пытался покончить с собой? Тем не менее, полет имперского адмирала и его командира продолжался. Он был осторожен, стараясь лететь ближе к вершинам деревьев, избегая смертельного столкновения со стволами, тем не менее, тонкие ветки довольно больно хлестали. Где Лорд Вейдер? Пиетт не мог больше его видеть. Он потерял след? Вдруг темно-синяя фигура подскочила к верхушкам деревьев, подрезая его. Пиетт, едва удержавшись, быстро затормозил.
- Почему вы преследуете меня? – раздраженно потребовал Темный лорд.
- Милорд, вы мой командир, - начал было Пиетт, но Вейдер оборвал его.
- Плевать я хотел на это! – прорычал он. – Уходи!
- Нет! – бездумно возразил он. Трудно было сказать, кто из них был удивлен больше этим комментарием. Лицо Вейдера потемнело от бешенства, и опасно сузив глаза, он мягко произнес – Нет?
- Я не хотел проявить неуважение, Милорд, - быстро продолжил адмирал, пытаясь исправить, то, что мог повлечь за собой его фатальный комментарий. Однако лицо Вейдера было неумолимо, и Пиетт понимал, что он должен попытаться объяснить все очень быстро.
***

- Эни! – Падме кричала вслед уходящему мальчику. – О, нет, нет, - шептала она.
- Что … как … это, действительно, был Энакин? – потребовал ответа сбитый с толку Оби-Ван. – Что случилось?
- Я тоже этого не понимаю, - отвечала Падме. – Он ведет себя иначе … и теперь их двое …
- Что? – джедай еще больше запутался.
- Помните, наш разговор по голокому, когда я спросила об Энакине? – джедай кивнул. - Когда я звонила, Энакин был со мной.
- Но как это невозможно! – Воскликнул джедай.
- Ну, может быть они могут это объяснить, - Падме повернулась к остальным своим спутникам. – Я сразу поняла, что вы что-то не договариваете, пришло время для объяснений. – Сказала она им.
***

- Лорд Вейдер, я служил под началом многих командиров. … И, я признаю, никто не пугал меня, так как вы. Вы убиваете беспощадно и жестоко, но я благодарен вам. – Пиетт, колебался, не зная как правильно выразиться, но остановиться уже не мог. – Вы помните миссию на Форлиане?
***

Тихо посовещавшись, пришельцы из будущего, решили, что вести переговоры будет Лея.
- Ну, возможно, это прозвучит невероятно, - неуверенно начала она. – Но мистер Кеноби, как джедай, сможет сказать, лгу я или нет.
- Да, конечно, - ответил он. – Продолжайте.
- Дело в том, что мы все прибыли сюда … из будущего.
- Это лучшее, что вы смогли придумать? – Падме скептически подняла бровь.
- Но это правда! – протестовала Лея. Оби-ван повернулся к Падме.
- Пусть продолжает, - ответил он. – Я не чувствую лжи в ее словах.
- В нашем будущем галактика превратилась в империю, под властью Темного Владыки Дарта Сидиуса и его ученика … Дарта Вейдера.
- Невозможно, - обомлев, прошептала Падме. – Разве, … Энакин … называл себя … Дарт Вейдер.
- Боюсь, что это так, - наконец, ответил Люк. – Дарт Вейдер является Энакином Скайуокером, и он … мой отец.
- Лорд Ситхов? – произнес, наконец, Оби-Ван. – Мой ученик стал ситхом?
- Мне жаль, Бен. – Люк, мрачно кивнул джедаю.
- Я не верю, - рыдала Падме. – Я не могу поверить в это! Это же Энакин Скайуокер. Ему всего девять лет, он учится в Храме джедаев. Он импульсивный, но добрый. Как он мог стать ситхом? Как он мог? Как он мог это сделать?
- Я не знаю, как и почему он обратился к темной стороне. – тихо говорил ей Люк. – Я знаю одно. В нем еще есть добро. Ведь когда он смотрит на вас, его взгляд полон боли и любви.
Оби-Ван отвернулся, безуспешно пытаясь скрыть слезы.
- Мы должны найти его, - его голос дрожал, не смотря на все попытки джедая контролировать эмоции. – Мы должны найти его, должны что-то делать, что угодно.
- Но как мы узнаем, куда он отправился? – спросил Хан.
- Не волнуйся, - ответил ему Люк. – Если бы я был на его месте, я бы точно знал, куда идти. К Дуку, за противоядием.
***

Вейдер помнил. Форлиан был небольшой планетой, где империя добывала крайне редкий и ценный минерал, известный под названием хектриад. Когда-то этот мир был атакован повстанцами, захватившими контроль над ценными ресурсами планеты, а также над, попытавшимся вернуть планету, адмиралом Оркеусом, который мог быть ценным информатором. Палпатин, обеспокоенный сложившейся ситуацией, послал Вейдера разобраться с повстанцами. Лорд Ситхов взял два звездных разрушителя вместе со своим флагманом «Опустошитель». На одном из этих кораблей, в то время служил Пиетт. Это была первая операция, когда они встретились.
«Ретроспектива.
Вейдер шагал сквозь дикий оранжевый лес, где на каждом шагу подстерегала смерть. Его армия следовала за ним. Повстанцы использовали огромную пустынную долину, в которое добывали минерал, для расположения там командного центра. Адмирал Оркеус и немногие выжившие его люди также должны были там содержаться.
- Лейтенант Орак со своим отрядом заходит слева, - приказывал он. – Генерал Керло поведет свои войска направо. Я начну атаку с фронта. Как только повстанцы пойдут на нас, вы обойдете их, и ворветесь в их лагерь. Все разошлись. Люди Вейдера стояли среди оранжевой листвы, окружающей лагерь и ждали. Лорд Ситхов стоял за высоким деревом, ожидая. … Он слышал, как его люди сейчас шептались между собой.
- Почему мы не двигаемся?
- Чего он ждет?
- Я бы сказал, что он пытается напугать противника, посеять среди них беспокойство и превратить его в панику. Его появление только добавит этого: повстанцы знают, что нужно опасаться Лорда Вейдера. Он хочет, чтобы они начали делать ошибки.
Лорд Ситхов был удивлен, услышав этот хорошо продуманный ответ, и не поворачивая головы, потянулся к Силе, чтобы найти источник. Им оказался его новый человек в его отряде, невысокий офицер по имени Фирмус Пиетт.
- Это, то что он делает? – Смеясь, прокомментировал другой человек.
- Молчать! – Было приказано ему, и лес погрузился в тишину. Вейдер потянулся к темной стороне Силы. Он чувствовал страх, пылающий в Силе, подобно яркому маяку. Время пришло. Вейдер повернулся к своим солдатам, и сразу все взгляды были устремлены на него.
- Готовьтесь, - приказал он. – Мы атакуем.
Все немедленно построились. Вейдер, дав сигнал, повел свой отряд. Они рассыпались по поляне перед входом в лагерь, начиная атаку. Дальнейшее Вейдер помнил нечетко. Темная сторона туманила сознание. Он помнил как яростно бил повстанцев, а его меч рассекал их как масло. Он вспомнил, как отбивал огонь бластеров, отправляя его обратно в противников. Это было вполне обычно для Лорда Ситхов. Это было то, к чему он привык. Необычная ситуация возникла уже после успешного сражения, когда имперцы одержали блестящую победу. Пленных повстанцев связали, оставив под охраной штурмовиков. Адмирал Оркеус был найден живым, хотя и измученным длительным допросом. Вейдер организовал перевод раненого офицера обратно на имперский корабль, когда внезапно прозвучал взрыв, затем яркая вспышка и адмирал Оркеус рухнул замертво.
- Нет! – Кто-то вскрикнул. Вейдер резко обернулся, увидев Фирмуса Пиетта. Коснувшись Силы, он заметил родственную связь: погибший адмирал был дядей Пиетта. Молодой человек поднял бластер, делая несколько выстрелов, однако, он был ослеплен яростью и болью потери, поэтому полностью промахнулся.
- Успокойтесь, лейтенант. – Приказал Вейдер. Однако офицер не обратил на высокое начальство никакого внимания, бросившись за убийцей дяди. Заинтересовавшись, Вейдер зашагал следом, чрез длинные темные коридоры базы. Наконец, они оказались на открытом участке, который служил посадочной площадкой для нескольких, стоящих здесь кораблей. Бегущий повстанец, обогнув спидеры и оборудование, подошел к ближайшему кораблю. Лейтенант Пиетт, сжав челюсти, поднял бластер для выстрела. Вейдер схватил молодого офицера за руку, опуская ее.
- Прекратите, лейтенант, - приказал он снова. Пиетт дико уставился на него. – Вы не сможете отомстить, если и дальше позволите ярости затуманивать разум. Подумайте, сможете ли вы убить его, действуя столь сумасшедшим образом. – Продолжил Лорд Ситхов.
- Нет, милорд, - беззвучно прошептал Пиетт, слушая Вейдера.
- Точно. Взгляните на местность перед вами. Когда у вас будет шанс сделать выстрел?
Пиетт сжал бластер, наблюдая за повстанцем. Он был почти у цели, а потом, он побежит за огромным комплексом боксов и установок для кораблей. Пиетт нажал на спуск. Прозвучал мощный выстрел, и …
- Я промахнулся, - прошептал офицер. – Я промахнулся. Мне не удалось.
Вейдер колебался. С одной стороны, он всегда требовал совершенства, однако … Был один момент в его жизни, когда он хотел бы получить второй шанс.
- Стреляйте снова, - приказал он. – На этот раз, по этому кораблю. – Это был не тот корабль, на котором повстанец планировал улетать, просто еще один рядом с ним. Пиетт сразу понял, что имел в виду его командир. Подняв бластер еще раз, он быстро вычислил правильное место для выстрела. Когда его очередной выстрел прогремел в воздухе, он отскочил назад, выстрелив в отверстие, предусмотренное для спуска трапа корабля мятежника. Благодаря Силе, Вейдер мог бы сказать, что на этот раз молодой офицер убил своего врага. Он отвернулся и зашагал прочь, оставив Пиетта. Потом он вспомнил о пленных повстанцах, некоторых он убил на месте, других отправил в тюрьму. Стремительно проходя через опустевшую базу, он увидел молодого офицера, который нашел в себе силы подойти к нему, в его глазах была боль и … благодарность.
- Лорд Вейдер, - он почтительно поклонился. – Спасибо.
Лорд Ситхов, не зная, что делать, просто склонил голову. Однако, он не мог понять, почему молодой офицер, исполненный благодарности, вместо страха, поблагодарил его. Лейтенант Фирмус Пиетт вскоре был переведен на флагман Дарта Вейдера, где неуклонно возрастал в званиях.
Конец ретроспективы»

- Вы дали мне кое-что неоценимое, – сказал он Лорду Ситхов. – Вы дали мне второй шанс. Знание того, что я способен достигнуть поставленной цели. Вы дали мне шанс отомстить за дядю. Вы дали мне то, в чем я нуждался, и за это я вам бесконечно благодарен. Даже если вы убьете меня сейчас, я все равно буду благодарен вам за тот момент, за тот шанс, и ту доброту. Вот почему я хочу пойти с вами, милорд. Это вопрос верности. Вопрос благодарности. Позвольте мне дать вам один шанс. Позвольте мне помочь вам получить то, что вам нужно. Позвольте мне помочь вам спасти Падме.
Вейдер посмотрел на него долгим тяжелым взглядом, потом вздохнул.
- Идем, - произнес, наконец, Лорд Ситхов. Пиетт улыбнулся.
***

Часом позже, двое путешественников вошли в небольшой городок, расположенный на берегах озера Варыкино. Это было небольшое, но очень живописное поселение. Прибыв в город, для того чтобы раздобыть снаряжение, необходимое для проникновения в Темную башню, у них возник весьма важный вопрос: вопрос денег. У Пиетта не было необходимости постоянно носить с собой кредиты на Исполнителе, а Вейдер мог получить все, что хотел властно рявкнув. К сожалению, эта стратегия не могла также работать в его нынешнем теле. Поэтому, они бродили по улице, пытаясь придумать какой-нибудь способ раздобыть кредиты. Наконец, Вейдер заговорил.
- Вы должны отвлечь внимание, на то время, пока я что-нибудь не украду. – заявил он.
- Мы украдем?! – шокировано переспросил Пиетт. Это совершенно не укладывалось в жесткую мораль имперского офицера.
Вейдер уставился на него бешеным взглядом.
- Это вы настаивали на том, чтобы сопровождать меня, - ледяным тоном отметил Вейдер. – У вас есть другие предложения?
Пиетт неохотно кивнул, соглашаясь.
- Отлично, - ответил Вейдер. – Вот что мы сделаем...
***

Большой квадрат центрального рынка деревни всегда был многолюден: обмен, продажа, крики, покупка, торги, и сегодняшний день не был исключением. Над площадью возвышалась башня с часами. Часы опирались на мраморную поверхность, перед которой была огромная декоративная штуковина, изготовленная из витражей, формирующих изображение шести блестящих цветов, окружавших блестящие люминесцентные звезды. В центральной звезде были две небольшие витые металлические ручки, установленные для поддержки. Это зрелище было символом красоты и гордости для жителей городка, и каждый раз, когда их взгляд падал на башню, они удовлетворенно улыбаются. Тем не менее, сегодня башня с часами была сценой для безобразного обмана. Адмирал Фирмус Пиетт ускользнул от туристической группы, к которой он присоединился у входа в башню, и теперь стоял за огромным стеклом местного шедевра. Он знал, что Лорд Вейдер предоставил ему достаточно времени, для того, чтобы занять позицию за часами, подготавливая свою часть этого отвратительного занятия. Этот маскарад шел вразрез со всеми его моральными принципами. Однако, это было необходимо для спасения леди Падме. Адмирал глубоко вздохнул, заглушая совесть, и вышел на балкон перед часами. – Так, все слушайте меня, - крикнул он. – Я сейчас убью себя! - Внизу на площади начался хаос.
***

Вейдер сидел на спине статуи каменной собаки, заставляя весело улыбаться прохожих, когда он делал вид, что хочет погладить собаку или используя два камешка, как миниатюрные космические кораблики, водил ими по воздуху. Это была очень удобная маскировка, так как никто еще не взглянул на него повторно, за исключением редких замечаний о том, какой он прелестный ребенок. Похоже, от этого тела все-таки была польза. Лорд Ситхов небрежно взглянул на башню. Пиетт должен быть уже готов. Вейдер знал, что адмиралу не нравится сама мысль о краже, однако, он собирался сделать это из верности. Верность. Это понятие было не привычно для Лорда Ситхов, и он все еще не знал, как к этому относиться. Похоже, он не был уверен ни в чем в своей жизни. В реальность Вейдера вернул внезапный крик: «Так, все слушайте меня! Я сейчас убью себя!» Это был Пиетт. Вейдер смотрел и ждал. Как он и планировал, люди выбежали на площадь, крича вдохновляющие комментарии самоубийце. Они все покинули свои магазины, оставив их незащищенными. Лорд Ситхов незаметно отделился от толпы и вошел в маленький ювелирный магазин.
- Здравствуйте, молодой человек, - улыбнулась ему женщина средний лет, стоящая за прилавком.
- Там на улице человек хочет покончить жизнь самоубийством! – воскликнул Вейдер. Женщина в ужасе помчалась на улицу. Лорд Ситхов усмехнулся. Это было слишком просто. Он поспешил за прилавок и вытащил небольшой мешочек, используемый для драгоценностей. Вейдер положил руки на кассу, используя Силу, так чтобы лоток выскочил, открывая многочисленные кредитные чипы. Он торопливо засовывал их горстями в мешок, который в свою очередь запихнул под рубашку, а затем закрыл кассу.
- Стоять, вор!
Вейдер тихо выругался и медленно повернулся, напуская на себя самый жалобный и наивный вид. Проблема состояла в том, что у Лорда Ситхов не было большого опыта работы с жалобными выражениями или наивностью (или любым другим выражением, если на то пошло), поэтому вместо этого на его лице застыла надменность. Молодой человек стоял направив на Вейдера бластер.
- Пойман с поличным, - отметил он. – Иди сюда, мальчик. Я забираю тебя в участок.
- В участок? – переспросил Вейдер, старательно изображая ужас (получилось так скучно, что впору беспокоиться).
- Да в участок, вор, - отрезал молодой человек. – Быстрее!
Дарт Вейдер не собирался выполнять приказ. Этот человек полагал, что имеет власть над ним, великим Дартом Вейдером! После своего рабского прошлого Вейдер ненавидел, когда ему указывают что делать. Он не намерен терпеть это сейчас.
- Я так не думаю, слимо, - зарычал Темный Лорд. При помощи Силы он выдернул оружие из руки своего противника. Молодой человек уставился на него ошеломленный и испуганный. Вейдер поднял руку в жесте известном на борту Исполнителя …
***

Пиетт мысленно застонал. Он чувствовал себя ужасно, слыша крики людей внизу, доброты которых он не заслуживал, играя их чувствами. Скоро люди начнут входить в башню. Это был лишь вопрос времени, когда путь к отступлению будет отрезан. Лорд Вейдер должен закончить в ближайшее время. Пиетт резко повернулся и ушел обратно в башню.
***

Они встретились под высокой раскидистой ивой.
- У вас есть деньги? – спросил Пиетт своего командира. В ответ Вейдер вытащил из-за ворота рубашки бархатный мешок.
- Мы должны сделать покупки как можно быстрее, - сказал он адмиралу. – Пока нас не обнаружили.
- Они не будут обращать внимание на случай кражи в маленьком поселении, поскольку полиция преимущественно разбирается с более серьезными преступлениями в большом соседнем городе. – указал Пиетт.
- На случай кражи, они внимания и не обратят, - согласился Вейдер. – Но не на кражу с убийством.
- Убийство … - адмирал встретился с бесстрастным взглядом ситха, потом отвернулся.
Он что …. Разочарован? Смешно! Скольких уже Вейдер убил на его глазах, пока это не стало казаться обыденным. Тем не менее, Вейдер не мог не представить, разочарование Люка, Падме …
- За мной, - приказал он, пытаясь избавится от этих внезапных нежелательных мыслей. – Мы должны идти.
- Да, милорд. – согласился потрясенный Пиетт. Потрясенный, но Вейдер мог сказать, по-прежнему верный. Почему он по-прежнему верен?
***

Несколько часов спустя, под покровом ночи, они выползли к озеру. Каждый нес небольшой сверток, содержащий вибронож, фонарик, очки ночного видения, автоматический крюк, набор небольших инструментов и их оружие (бластер для Пиетта и световой меч для Вейдера). Так же оба были в темных плащах с капюшонами. По прибытии, каждый вытащил дыхательное устройство, которое было осторожно установлено, затем кивнули друг другу и скользнули в ледяную воду. Перед глазами Вейдера мелькнул красивый лунный пейзаж., прежде чем он оказался окружен темной водой. Он опустился еще ниже в глубокую темноту. Он собирался спасти Падме несмотря ни на что.
Глава 16: Откровение и конфронтация

Граф Дуку нетерпеливо расхаживал по комнате, его мерцающий плащ веером взметался за его спиной. Он хотел, чтобы это ожиданий закончилось, хотел противостоять Скайуокеру еще раз! Как долго Сидиус тренировал мальчика? Как долго держал Дуку за дурака? Примерно в пятидесятый раз за день Дуку повернулся к помощнику. Похоже, человек уже не сомневался в том, какой вопрос услышит в очередной раз.
- Никаких известий от службы безопасности, сэр, - доложил помощник. – Под башней ничего не обнаружено. Дуку коротко кивнул в ответ, и вернулся к размышлениям. Проклятье! Когда же появиться мальчишка? Его мастер предал его. Его мастер предал его! Он должен перестать думать об этом. Он должен оставаться спокойным. Все, что он должен сделать, это убить мальчишку, и закрепить свое положение. Если он позволит Сидиусу сохранить этого «секретного» ученика, Дуку будет уже не нужен. Он должен уничтожить Энакина Скайуокера.
***

Одежда Вейдера взметнулась вокруг него, когда он нырнул глубже. Все дальше в неизвестность. Все вокруг под водой казалось, стало мягче, тоньше медленнее. Когда он повернул голову, чтобы посмотреть на Пиетта, он заметил, насколько медленно это получилось. Офицер так же оглянулся на Вейдера. Его положение в воде было ниже, поскольку он был тяжелее. Вейдер поднял руку, указывая направление от берега и города к башне. Пиетт медленно кивнул, и они отправились в путь.
***

В то время, как Лорд Ситхов и его адмирал погрузились в темные воды озера Варыкино, Падме, Люк, Хан, Лея, Чубакка и Оби-Ван вошли в городок, чтобы купить необходимое снаряжение. Когда они прибыли на рынок, то обнаружили множество людей, которые жались друг к другу, напряженно глядя на сотрудников правоохранительной службы, пытающихся оттеснить людей от одного из магазинов.
- Что случилось? – спросил Люк одну из женщин в толпе. – Почему здесь так много народу?
Она повернулась к нему, и, хотя на ее лице было выражение страха, она была рада случаю поделиться скандальной новостью.
- Разве, вы не слышали? – спросила она. – В ювелирном магазине убили мужчину. Кажется, его горло было раздавлено … изнутри! - Она была довольна выражением ужаса на лице своего собеседника, и с улыбкой отвернулась, чтобы поболтать с подругой.
- Ну, я удивлена тем, что этот монстр еще так долго сдерживался, - цинично заметила Лея. Хан, посмотрев на нее, выразил полное согласие с этим.
- Что вы … вы имеете в виду … Это сделал Эни? – запинаясь, спросила Падме. Все повернулись глядя на нее и Оби-Вана. Они уже почти забыли, что эти двое не испытывали ужаса перед Дартом Вейдером, зная его только как ребенка.
- Ну, … да, - неловко ответил Хан. Они напряженно наблюдали. Молодая королева смотрела в сторону магазина с болью в глазах. Видно было, что она с трудом сдерживает слезы. Оби-Ван, однако, с большим успехом скрывал свои эмоции. Его лицо ничего не выражало, однако, челюсти были плотно сжаты, а в глаза наполнены страданием.
- Сколько? – неожиданно спросила Падме.
- Что именно? – переспросил Люк, хотя и догадывался, что означал ее вопрос.
- Скольких он уже … убил? – спросила она.
Все беспокойно переглянулись. Никто не хотел отвечать.
- Мы не знаем, - наконец, ответил Хан. – … слишком многих, чтобы мы знали.
На мгновение все звуки вокруг словно затихли, они стояли, молча, как будто оплакивая судьбу человека, бывшего Энакином Скайуокером. Потом заговорил Оби-Ван.
- Идем, - наконец, произнес он, и они двинулись дальше.
***

Коралловый риф был очень красив при свете дня. Его насыщенные розовые, оранжевые, синие и зеленые оттенки, были подчеркнуты серебристой чешуей рыб, мелькавших вокруг него, и снующих среди красных водорослей на его поверхности. Днем риф был веселым и радующим глаз. Ночью, однако, все было иначе. Ночью не было ласковых солнечных лучей, пронизывающий толщу воды своим жизнерадостным светом, и разгоняющим его мрачные тени. Ночью не было ничего, чтобы скрыть смутное чувство опасности, которое ощущалось там, где над возвышающимся рифом маячила Темная башня. Под рифом плыли двое. Их темные плащи плавали вокруг, скрывая их облик.
Пиетт осторожно огляделся. - Надеюсь, мы будем там, в ближайшее время, - подумал он. – Это место … что-то мне кажется неправильным. – Вдруг, в самый разгар его мыслей, что-то схватило его за плащ, потащив назад. Пиетт, рефлекторно ахнул, едва не выронив дыхательное устройство, поворачиваясь, чтобы посмотреть, что его остановило. К его облегчению, это был только Лорд Вейдер, а то, что это не был Злобный Лорд Вейдер (даже похожий на ребенка) также обнадеживало. Тусклый свет, отбрасывал жутковатые бледные отблески на лицо Лорда Ситхов, отбрасывая странные тени на него. Лорд Вейдер вновь потянул Пиетта, и на этот раз адмирал поспешил за ним. Ситх повернулся, указывая на что-то, при виде чего Пиетт похолодел. Это была камера слежения, ненавязчиво расположенная в уступах кораллового рифа. Что если бы он прошел перед ней? Лорд Вейдер толкнул руками, опускаясь глубже, и Пиетт повторил его маневр. Они дрейфовали под видом обзора камеры. Если бы их заметили?
***

Граф Дуку тревожно метался по комнате, протирая дорогой ковер под ногами, когда краем глаза уловил движение. Повернувшись, он увидел, что его помощник получил сообщение на комлинк. Сердце Дуку подпрыгнуло. Возможно ли это?
- Что? – говорил помощник. – Вы уверены? Хорошо … хорошо … Я сообщу немедленно, и свяжусь с вами. – Он отключил комлинк, повернувшись к нетерпеливому ситху.
- Граф, служба охраны зарегистрировала проникновение под башню, - он сообщил Дуку. – Они уверены, что поймали как минимум двух людей на камеру слежения. Один плыл прямо перед ней, однако, они были в плащах, маскирующих их облик. Другой удержал его, и указал на камеру. Что мы должны предпринять?
- Вы должны послать стражу вместе со мной к озеру, - приказал Дуку. – Я сам позабочусь о них.
***

Вейдеру и Пиетту казалось, что они плыли несколько дней, а не минут. Когда они, наконец, выбрались из лабиринта коралловых рифов, они оказались прямо перед черным металлическим забором, который был покрыт скользкими желтовато-коричневыми водорослями. Пиетт вопросительно обернулся к Вейдеру. Что Лорд Ситхов планировал делать теперь? Вейдер повернулся к нему, делая знак, когда внезапное движение у него за спиной, заставило Пиетта начать движение. Широко раскрыв глаза, он жестом указал куда-то за лорда ситхов, так же внезапно, что-то черное опустилось на адмирала. Вейдер повернулся , и увидел темный силуэт, опускающийся в ранее спокойную воду, и появляющееся сверкающее кроваво-красное лезвие …

Глава 17: Алое и лазурное

Пиетт боролся с громоздкой сетью, опутывающей его. Это было очень тяжело, но если он не сумеет этого сделать, Лорд Вейдер останется один против множества врагов! Тем не менее, не смотря на все усилия, он лишь глубже погружался в темную ледяную воду, пока, наконец, не достиг с глухим болезненным ударом дна озера. Пиетт отчаянно пытался выпутаться из сети, но не сумел даже сдвинуться с места. Однако, … если бы он смог достать свой вибронож? Оружие было хорошо спрятано, потому что Пиетт не хотел, чтобы его подчиненные не думали, что он не доверяет им, и, все же не хотел идти куда-либо безоружным. Если бы он мог добраться до клинка, он бы смог обрезать сети и освободиться. Правая рука адмирала была опутана сетью, как и обе ноги. Он мог полагаться лишь на левую руку. Согнувшись, он пытался вывернуться из пут, и выхватить оружие. Это было очень трудно, и то, что он практически ничего не мог видеть, лишь ухудшало ситуацию. Пиетт повернул голову, насколько это было возможно, и замер, увидев сцену, происходящую над ним…
***

Дарт Вейдер призвав Силу, увернулся от лезвия меча Дуку, потянулся за своим мечом. Младший Лорд Ситхов активировал свое оружие, и когда Дуку снова ударил его, Вейдер легко блокировал его выпад. Два клинка на мгновение замерли, прижимаясь, друг к другу, пока противники не отвели свое оружие. На этот раз, Вейдер первый сделал выпад, метя в колени Дуку. Однако, вместо того, чтобы парировать удар, старший ситх маневрировал в воду, уходя с линии удара, и взмахнул своим мечом, целясь в голову Вейдера, и младший ситх вынужден был опуститься еще ниже под воду, избегая удара. Из-за веса воды, движения бойцов были замедленны. В битве оба лорда были вынуждены приспосабливаться к новой среде, и использовать ее возможности. В следующий момент, Дуку сделал сильный выпад в голову младшего ситха, а затем отправил его в полет, используя Силу, до стены кораллового рифа. Хрупкая конструкция разлетелась на куски от силы удара, и рассыпалась вдребезги, завалив под собой Вейдера. Лорд Ситхов упал на дно, практически полностью погребенный под грудой сломанных кораллов…
***

Оби-Ван услышал мучительный крик, который донесла до него Сила. Этот голос был ему слишком хорошо знаком, ведь это был его ученик! Он обратился к Силе, ускоряя свое движение к Темной башне. Энакин, Энакин … Он оставил других членов группы далеко позади, но им не угрожала никакая опасность. Опасность угрожала Энакину, и Оби-Ван собирался спасти его. Он летел сквозь воду, как одержимый. Он проплывал над коралловым рифом, который внезапно исчез. На его месте возникло темное облако, скрывающее сцену ниже. Оби-Ван сразу понял, что там находился его ученик. Он бесстрашно нырнул в это темное облако, и был на мгновение ослеплен…
***

Вейдер пытался встать, но все его члены были в ловушке, и он едва мог поднять голову. Его рот и дыхательные пути заполняла грязь, а световой меч валялся где-то под обломками. Заметив движение сверху, он увидел Дуку, который нырнул за ним с алым мерцающим клинком…
***

Вибронож Пиетта, наконец, был в его руках! Адмирал медленно вытащил его из сапога, и принялся отчаянно резать ячейки сети, державшей его в плену. Его рука была освобождена, и он яростно разрывал сети. Пиетт полоснул по ячейкам, опутавшим ноги. Он был уже практически свободен! Адреналин стучал в жилах адмирала, когда он яростно уничтожал свои путы, не обращая внимание на кровоточащие порезы, появившиеся, когда резал слишком сильно. Силы Пиетта все больше возрастали, и, когда он уже практически освободился, он смог увидеть, что Лорд Вейдер попал в ловушку, и Дуку был практически возле него…
***

Вейдер призвал Силы, отшвыривая груду обломков от себя. Однако, подняв голову, он увидел алое лезвие практически поразившее его…
***

Оби-Ван выхватил свой меч, активируя сверкающее лазурное лезвие, как только достиг дна…
***

Его мастер не мог даровать ему могущество, а затем, отняв, даровать его другому!
***

Вейдер увидел как Дуку внезапно откатился от него, оставив свою цель. Он понял причину этого, когда рядом с ним приземлился Оби-Ван с активированным мечом. Оби-Ван обеспокоенно повернулся к Вейдеру. Вейдер отвернулся, отгораживаясь от бывшего наставника и от болезненного покалывания в сердце. Почувствовав давление на плечо, он обернулся, чтобы встретить взгляд Оби-Вана, который кивнул ему на Дуку.
***

«Он хочет, чтобы мы с ним вместе сражались, - понял Вейдер. – Это вряд ли!» И, стряхивая руку Оби-Вана, Лорд Ситхов оттолкнулся от дна, полетев на Дуку. Он послал в Дуку несколько силовых ударов, потом еще и еще и еще, пока его противник не был полностью дезориентирован. Вейдер поднял меч для решающего удара. Внезапно видение прошлого заполнило его сознание. Видение, которое, как он почувствовал, пришло от Дуку. Это была Падме. Падме кричала от боли, из-за него, все из-за него. Вейдер закричал, и дыхательное устройство выпало. Его легкий горели, его тело горело, как это было на Мустафаре, его сердце горело. Падме!
***

Проснулся он мгновенно. Для Вейдера сон был моментом уязвимости, и просыпался он, в ужасе осознавая, что был совершенно беззащитен в течение нескольких часов. В данный момент это чувство было вполне оправдано. Когда Вейдер открыл глаза, его встретил холодный серый камень пола. Мышцы напряглись, и готовый в любой момент бороться Лорд Ситхов, внимательно посмотрел на свое окружение. Он видел серые каменные стены, которые соответствовали неудобному полу. Услышав звук шагов, Вейдер быстро сделал вид, что еще спит. Был свистящий звук, открывающейся двери, похоже, какая-то борьба, он слышал ругань и пару ударов, сверху на него что-то упало, причинив несильную боль. Был еще один свист, более насыщенная ругань, кто-то вновь упал сверху. Темный лорд раздраженно оттолкнул человек. Это оказался Соло, который был еще довольно влажным, что не улучшало настроение Вейдера.
- Отстань, от меня, Соло! – прорычал Лорд Ситхов. Контрабандист слез с него и медленно сел.
- Отлично, просто отлично, - пробормотал Соло. – Чья гениальная идея была плыть под Башней?
- Моя, капитан Соло. – ответил мелодичный голос. При звуке этого голоса, Вейдер вздрогнул, надеясь, что она его все же не заметит. Однако его надежды были напрасны.
- Эни? – Спросила Падме, и ее голос прозвучал ближе. Вейдер поспешно сел и отвернулся. Что было в ее голосе? Было что-то другое… - Или ты предпочитаешь Дарт Вейдер? – Вейдер застонав, медленно обернулся. Ничего не говоря, он спокойно смотрел на Падме. Его глаза были полны боли. – Почему, Энакин? – спросила она. – Почему ты обратился к тьме? Как ты мог?
- Я не могу сказать! – зарычал Вейдер. - Ты не понимаешь! Как бы ты поняла события, которых не видела?
- Я знаю достаточно, Энакин! – возразила Падме. – Лорд Ситхов, ты убил того человека в поселении, через которое мы прошли. Как ты мог? Как ты мог, Энакин?
Вейдер лишь смотрел. Она не понимала! Как она не могла понять? Он сделал это для нее!
- Он стоял у меня на пути, - злобно ответил он. Падме вздрогнула, и слезы покатились по ее лицу. Сердце Вейдера сжалось. Когда-то он мог обнять ее, и все ее проблемы испарялись, как роса под сверкающим теплым солнцем. Когда-то она любила его. А теперь … он продолжал приносить ей несчастья. Он все время оставлял его. Он позволил Дуку отравить его. Он не смог остановить Дуку и получить противоядие. Он причинил ей боль на Мустафаре, и едва не сделал этого здесь.
- Сейчас не время для этого, - прозвучал другой голос. Это был Оби-Ван. Все взгляды обернулись к нему. – Мы должны выбираться отсюда. Падме … осталось не так уж много времени.
Да. Падме нуждалась в противоядии.
- Что мы можем использовать, чтобы выбраться отсюда? – спросил Оби-Ван. – Я проверил двери Силой, они защищены от открытия таким образом. Нужно, чтобы дверь открыл кто-то снаружи, хотя, я не знаю, как заставить стражу освободить нас.
Именно тогда в голове Вейдера возникла прекрасная идея. Унизительная идея, однако, он знал, что сделает это для Падме. Вейдер встал, и подошел ближе к двери. Сделав глубокий вдох и думая о том, что бы он чувствовал каждый день без Падме в его жизни. Слезы легко потекли по его лицу, к изумлению окружающих.
- Мне страшно! – громко зарыдал Лорд Ситхов. – Я хочу к маме!
Глава 18: Разбит.

Все, кто был в камере, ошеломленно смотрели на Вейдера. Действительно ли это происходило на самом деле? За пределами камеры двое стражей переглянулись, один с жалостью, а другой раздраженно.
- Отлично, и долго нам это терпеть, - простонал молодой человек. Его более опытный напарник был не так резок.
- Бедному невинному ребенку должно быть страшно, - укоризненно заметил он. – У меня сын его возраста. Его спутник закатил глаза.
- Вы стали слишком мягки на старости лет, - отрезал он. – Это заключенный! Граф Дуку рано или поздно разберется с ним.
Они стояли, молча, (не считая рыданий Вейдера за дверью) несколько мгновений. Лицо молодого человека закаменело, а другого терзали противоречия. Наконец, старик повернулся к двери камеры.
- Послушай, малыш, - позвал он. – Не волнуйся так! Граф Дуку отпустит тебя достаточно быстро, и ты сможешь увидеть свою мать до наступления темноты.
- Моя мама умерла, - продолжал хныкать Вейдер.
- Оставь его! – отрезал другой охранник.
- У тебя совсем нет сердца! – резко ответил его товарищ. – Бедный ребенок потерял мать в таком возрасте! – И он отвернулся к дверной панели с клавиатурой, начиная вводить код, для открытия двери.
- Вы не можете этого сделать! – воскликнул его напарник. – В этой камере полно преступников! И вообще, что вы планируете сделать, расскажете сказку на ночь?!
- Да ладно, у меня все-таки есть бластер. И сможет ли этот милый безобидный ребенок навредить мне? – спросил другой. – Посмотри только на этого ангелочка! – И дверь открылась…
Охранников стоило пожалеть..
***

Граф Дуку сидел в элегантном, и разумеется чрезмерно дорогом кресле в его роскошное комнате. Он лениво поигрывал небольшим хрустальным флаконом, содержащим прозрачную жидкость. Он не предполагал, что Скайуокер и другие проникнут в башню так быстро, иначе не планировал бы сегодня вечерний прием с лидерами различных планет, которые были заинтересованы в присоединении к сепаратистам. Однако, теперь уже слишком поздно исправлять ошибку. Независимо от того, насколько мучительно долго Дуку пришлось бы ждать, разобраться со Скайуокером он сможет только после ужина.
- У меня достаточно времени, - сказал себе пожилой Лорд Ситхов. – Так что нет причин для спешки. Это лишь обычное беспокойство.
Дверь в комнату Дуку открылась, и вошел слуга, делая низкий поклон.
- Банкет ждет графа, - с уважением сообщил он. Лорд Ситхов кивнул и встал. Он не должен чувствовать себя неловко. Он закончит эту встречу, я потом разберется со Скайуокером. Что может пойти не так?
***

Несколько минут спустя группа выбралась из камеры. Некоторые из них считали, что Вейдер довольно странно выглядит. Лорд Ситхов вытер слезы, возвращая себе достойное выражение лица.
- Мы могли бы надеть форму охранников, - предложил Люк. Однако, был отвлечен громким сигналом тревоги.
- Заключенные из тюремного корпуса №1274 сбежали! – кричал голос из динамика.
- Нет, времени, - ответила Падме. – Но есть, чтобы бежать!
И они поспешили вниз по длинному извилистому коридору. Вокруг раздавалось эхом звуки их шагов. И неопределенность того, что будет, если они не смогут уйти от погони.
- Нам нужно где-то спрятаться, иначе они найдут нас! – Задыхаясь, проговорила Лея.
- Не было ли где-то здесь ангара? – спросил Пиетт. – Я думаю, что … не это ли вход туда? – он указал на пару больших металлических дверей.
- Есть только один способ узнать это! – ответил Хан. И он хлопнул по кнопке открытия дверей….
За которыми оказался огромный банкетный зал, большой стол, заполненный гостями и Дуку во главе стола.
- Могло быть и получше, - небрежно заметил контрабандист.
***

В ошеломленном молчании, мокрая, грязная и весьма сомнительно выглядящая компания, явила себя собравшимся аристократам в богатом шелке, бархате и драгоценных камнях. Одна или две дамы упали в обморок, или сделали вид, что упали.
- Право, давайте вести себя спокойным, рациональным образом. - предложил Оби-Ван, надеясь на это. Едва он закончил предложение, Вейдер бросился через половину стола к Дуку, на ходу зажигая меч. – Или нет, - вздохнул джедай.
***

Дуку вскочил со стула, выхватывая свой алый световой меч. Используя Силу он поднял со столы все тарелки, чашки и блюда, и послал их в несущегося Скайуокера. Однако младший лорд ситхов, используя Силу, прыгнул высоко в воздух и метеором понесся к Дуку, подняв клинок над головой. Старший ситх уклонился в сторону в последний момент, и удар Вейдера разрезал его стул на две дымящиеся половинки.
- Только лишь сила, и никакого изящества, никакого стиля, Скайуокер, - издевался Дуку. – Сырая мощь не принесет вам пользы. Вы должны быть в состоянии ее контролировать.
Паникующие вокруг Вейдера и Дуку гости, существенно мешали остальной части группы оказать хоть какую-то помощь. Наконец, Хан вытащил бластер, стреляя в потолок, в надежде, что это всех успокоит и заставит уйти. Однако, выстрел угодил в огромную хрустальную люстру, висящую на потолке, в результате чего, орнамент взорвался пламенем. Дым, начавший заполнять помещение, усложнял возможность видеть что-либо из продолжавшегося сражения, кроме вспышек красных световых мечей, и затруднял дыхание. Оби-Ван схватил Люка за руку.
- Давай, мы должны добраться до него! – крикнул джедай и они начали расталкивать людей, попадающихся им на пути, при необходимости, используя Силу. Люк следовал за джедаем, однако, это было слишком трудно. Дым забивал горло, щипал глаза. Вокруг были страдание и боль, часть его мозга говорила, что он должен продолжать идти, приходилось толкать себя вперед, но люди словно барьер, стояли перед ним, и рука Бена походила на витой коготь, пронзающий его плоть. Нет, он должен продолжать, ему необходимо…
***

Внезапно, боль и ужас пронзили мозг Вейдера, разрывая сознание, словно острые стрелы. Лорд Ситхов отшатнулся от Дуку. Эта боль, она пришла от…
- Люк, - крикнул Вейдер, бросив вокруг отчаянный взгляд. Где был его сын? Что случилось с Люком? Лорд Ситхов с трудом блокировал яростный выпад Дуку.
- Заметьте, Скайуокер, - насмешливо сказал ему граф. - Похоже, вы не избавились от привычки заботиться обо всех. Ты не Лорд Ситхов, мальчишка. Ты просто ребенок, играющий со световым мечом. – Вейдер зарычал, восстанавливая свои позиции, однако, его концентрация была нарушена. Он оставит Дуку, и, возможно, потеряет надежду на спасение и выздоровление Падме, или он предаст сына, который может быть умирает, чтобы постоять за себя? Темный лорд колебался…
***

Падме яростно кашлянула. Дым неприятно царапал ее горло, казалось, разрушая ее изнутри. Она выплюнула изо рта липкую кровь, и вдруг обнаружила себя на полу, пот просачивался из каждой поры, она кричала от боли. У нее оставалось не так уж и много времени…
***

Хан, Пиетт и Чуи пытались протолкнуться через толпу, к другому концу стола, когда рядом с ними внезапно появилась Лея.
- Вы никогда не сможете пройти здесь, - отрезала она. – Но у меня есть идея! – Она повела сквозь толпу к длинной широкой лестнице, ведущей на балкон, выходящий в столовую.
- Мы сможем застать Дуку врасплох, и застрелить его с лестницы. – Объяснила Лея. Пиетт кивнул и начал торопиться,
- А у вас не только красивое личико, ваше превосходнейшество! - прокомментировал контрабандист. Лея, заметив его усмешку, почувствовала слабость в коленях.
Они побежали вверх по лестнице.
***

Падме оттолкнулась от стола. Она должна продолжать движение. Чувствуя слабость, она направилась через всю комнату, держась за стол, и почти врезалась в Оби-Вана.
- Падме! – воскликнул он. – Там Люк, он потерял сознание…
- Я постараюсь помочь ему, - ответила она. – А вы помогите Энакину.
Джедай кивнул и отвернулся, пробираясь к обоим ситхам. Оби-Ван вытащил свой меч, активируя ярко синий клинок.
- Нашел время, не так ли? – зарычал Вейдер. – Что случилось с Люком?
Оби-Ван начал битву в паре со своим бывшим учеником. Заключив союз от отчаяния, они стали действовать вместе, используя методы, который использовали раньше.
- Что случилось с Люком? – потребовал Вейдер. – Он в порядке?
- Он потерял сознание. За ним наблюдает Падме, – ответил джедай. – Я думаю, это остаточная аура этой башни, ты же знаешь ее историю. Тысячи заключенных были замучены здесь, каждая комната, наполнена их болью. Молодому джедаю, который еще не имеет большого опыта, трудно справиться с этим…
- С ним все будет в порядке? – Спросил Вейдер, отклоняя один из ударов Дуку.
- Почему ты так беспокоишься о нем, Энакин? – спросил Оби-Ван, странно взглянув на него. Надежда? На что?
Вейдер не ответил.
***

Люка окружала темнота. Она давила на него, пытаясь заставить его исчезнуть в ее чернильных объятиях. Она подавляла его, и он едва не прекратил борьбу, когда он слышал , что кто-то зовет его издалека.
- Люк, … Люк, вернись, - повторял голос в его разуме. – Сын, не уходи. Ты должен бороться с этим.
Люк едва мог слышать голос. Он звучал внутри, и не сталкивался с подавляющей темнотой вокруг него.
- Люк, - позвал голос еще раз, и на этот раз он звучал иначе. Он больше не был глубоким и повелительным, теперь он был хриплым и мягким. – Люк, ты мне нужен.
Люк открыл глаза.
***

Сверкающие лезвие световых мечей, были единственным, что можно было разглядеть в помещении среди дыма. Вейдер и Оби-Ван проигрывали бой. Лорд Ситхов не мог сосредоточиться на сражении из-за боли сына, которая отражалась в Силе. Темный лорд чувствовал ужас Люка, когда мальчик начал закрываться от мира.
- Люк, Люк, вернись, - звал он своего сына, отчаянно пытаясь победить Дуку. Это было бесполезно, ребенок ускользал, и это была его вина, он снова причинил боль Люку. – Люк, - добавил он, наконец, признав эмоции, которые долго отвергал. – Люк, ты мне нужен. – Он почувствовал легкое удивление сына, но присутствие мальчика в силе вновь возросло. Вейдер вернулся к бою, ужас от мысли о потере сына, превратился в ярость к Дуку. Удары Вейдера усилились, тело гудело мощью. Старший ситх был отброшен, с ужасом на лице. Внезапно рядом с джедаем и младшим ситхом появился Люк, активируя собственный меч, он атаковал их противника. На пути пытавшегося сбежать от своих врагов, Дуку появилась Падме, которая, не смотря на кашель, довольно устойчиво держала вибромеч. Люк учел ошибки своего последнего боя с Дуку. Он научился доверять своим товарищам, чтобы защищать, и блокировать удары Дуку, направленные в них. Граф Дуку отступал вверх по лестнице, отходя от четырех противников. Понимая, что проиграл, Дуку обратился в бегство, однако, повернувшись, он столкнулся с Ханом, Леей, Чубаккой и Пиеттом, и увидел направленные на него три бластера и арбалет. Медленно, Дуку отступил от своих противников.
- Если вы попытаетесь прыгнуть, мы легко пристрелим вас, - сказала ему Лея. – Отдайте противоядие.
Дуку колебался, переводя взгляд с одного на другого. Наконец, он кивнул, сунул руку в складки мерцающего шелка, и вытащил маленький флакон, наполненный прозрачной жидкостью. Он протянул руку, как будто сдаваясь, внезапно, он резко отдернул руку, и швырнул флакон в сторону, вложив Силу в этот бросок. Флакон разбился о стену, как и их надежда на жизнь Падме.
Глава 19: Кусочки головоломки.

- Нет! – кричал Вейдер. Это невозможно. В этот момент он почувствовал, как будто Падме умерла во второй раз, как будто он снова ее убил. Вейдер яростно бросился к Дуку.
- Ты, ублюдок! – Зарычал Темный Лорд, горе и страдание разрывали его сердце. Старший ситх воспользовался болью его противника, и сбежал, прыгнув с балкона.
Вейдер готов был последовать за ним, однако, резкий кашель остановил лорда. Он обернулся, и увидел Падме, сидящую на полу, она вытирала рукой кровь, капающую из уголков рта.
- Мне так жаль, Падме, - прошептал он.
***

Пиетт в ужасе отстал от группы. Он надеялся помочь спасти Леди Падме, чтобы отплатить Лорду Вейдеру за его помощь раньше. А теперь, вот что произошло. Он потерпел неудачу. В конце концов, ему не всегда удавалось, то, что было наиболее важно. – Нет, - шепнул тихий голос в голове Пиетта, - Ты ведь застрелил ублюдка, убившего дядю. - Только благодаря Лорду Вейдеру, которого я теперь подвел! – прорычал адмирал. – Молчи! - Бессмысленно, - продолжал голос, - Почему Дуку отравил королеву Амидалу в первую очередь? - Это не имеет значения, - отрезал Пиетт, - все кончено. Он победил. – Нет, он не мог, - сказал он сам себе. – Думай, Пиетт! Почему Дуку решил отравить ее? Почему? - И как по волшебству, разрозненные кусочки головоломки сложились в его голове.
- Стойте! - сказал он своим спутникам. – Противоядие не могло быть уничтожено. Это просто не было противоядием.
***

Все взгляды устремились на Пиетта, и в них вновь появилась надежда. Адмирал колебался. Неужели он прав? Не дал ли он Лорду Вейдеру ложной надежды? Нет, он знал, что был прав. Ничто другое не имело смысла!
- Зачем Дуку уничтожать противоядие? - потребовал он. – Это его козырь, для того чтобы заставить Лорда Вейдера сделать все что угодно. Он надеется получить Лорда Вейдера в качестве ученика, и прекрасно знает, что убив Леди Падме, вы никогда не согласится на его условия. Дуку уничтожил ложное противоядие, потому что видел, что он должен это сделать. Он оставил реальное противоядие, вероятно, для того, чтобы вести переговоры лично с вами, Лорд Вейдер.
Отчаяние на лице Вейдера сменилось холодной яростью, решимостью, и чем-то еще, чем-то странным, как будто этого не было там очень долгое время.
- Нет, - ахнула Падме. Потом закашлялалась, и снова посмотрела на Вейдера. – Не иди туда, Эни. Это слишком опасно.
- Почему ты беспокоишься обо мне, Падме? – тихо спросил лорд ситхов. - Тебе не беспокоит, что я обращусь к темной стороне? Нет причины волноваться о том, что уже произошло.
- О, Эни… - вздохнула она, с болью посмотрев на Вейдера. Чувство вины кольнуло сердце ситха. - Почему ты это сделал? Зачем?
Вейдер колебался. - Я обязан рассказать ей об этом, - сказал он себе. – После всего, что я сделал, это меньшее, что я могу ей дать.
- Я обратился к темной стороне, потому что у меня было видение о твоей смерти, и я думал, что это поможет мне спасти тебя. – признался он, неуверенный в том, что эти слова освободят его или причинят еще более сильную боль.
- Это не сработало, Эни? – Спросила Падме. - Если этого не сделала темная сторона, возможно, стоит попробовать что-нибудь противоположное, - предложила она.
- Теперь уже слишком поздно для меня, Падме! – Воскликнул он, удивленно посмотрев на нее, - Это смешно!
- Тогда почему ты хочешь спасти меня? – тихо спросила она. – Ты перешел на темную сторону не за властью, а ради любви. Это не звучит, как темное деяние для меня. Я думаю, что у тебя есть надежда, если ты внимательно посмотришь.
Вейдер развернулся и убежал, не смея взглянуть на нее, не смея слишком глубоко заглянуть в себя.
- Дуку умрет, - сказал он себе, - А остальное я выясню позже.
***

Граф Дуку Серенно спешил в ангар, сгорая от ярости и стыда. Он был побежден этим наглым ребенком! Он великий могущественный лорд ситхов побежден ребенком, которому едва можно было дать десять лет. Дуку приказал своему пилоту стартовать, а сам метался взад вперед по своей каюте , пока ему не удалось успокоиться. Да, у мальчика была Сила, но он победил Дуку не потому, что обладал большей силой, а просто имел преимущество в битве, потому что использовал с умом сложившуюся ситуацию. Сила это одно, а хитрость и предательство другое. Кто лучше преподаст Скайуокеру урок хитрости, чем он, великий граф Дуку? Ибо он был свободен от слабостей, а у мальчишки был роковой недостаток, который можно было легко использовать. Задумавшись об этой идее, Дуку почувствовал, что проваливается в сон, и он позволил себе это, полагая, что нуждается в отдыхе, чтобы быть в силах для борьбы со Скайуокером.
***

Проснулся он от громкого стука, который эхом раздавался по кораблю. Дуку почувствовал, как темная сторона предупреждает его, опасность была очень близко. Лорд Ситхов вскочил, проклиная себя за то, что спал слишком крепко. Скайуокер был здесь, он чувствовал это! Стремительно выхватив из рукава световой меч, он поспешил к двери, приостановился перед выходом. Заняв оборонительную позицию и активировав световой меч, он нажал механизм отпирания двери. Все было тихо. Слишком тихо. Дуку выключил меч. Его гудение было очень громким, и он надеялся, что еще есть возможность застать Скайуокера врасплох. Тишина окутывала корабль, как удушающее одеяло. Дуку слышал как отчаянно колотиться его сердце, и очень старался убедить себя, что битва будет выиграна, что он не боится. Его мягкий шаги громким эхом отдавались в тишине, его дыхание было достаточно шумным, чтобы разбудить и мертвого. Он вошел в рулевой отсек корабля, и приветствовался видом своего пилота, а также второго пилота, изломанные тела которых лежали на полу, их одежда была залита кровью. Дуку вздрогнул, заставив себя не паниковать. Он отвернулся и покинул отсек. Он обыскал небольшую кухню, каюты пилотов и охраны, еще раз осмотрел собственную каюту. Наконец, он вошел в небольшой ангар.
- Я знаю, что ты здесь, Скайуокер, - позвал старший ситх, пытаясь игнорировать дрожь в голосе. - Не пытайся прятаться. Выходи и сражайся. – Адреналин разливался по его венам, глазам все казалось слишком резким, его тело горело от необходимости действовать, бороться, делать что-либо, кроме того как стоять и боятся. Перед мысленным взором Дуку пронеслось видение. Он вдруг увидел серебристую открытую дверь. Видел стул впереди, и темный силуэт на нем. Потом было столкновение мечей, и вдруг он увидел себя на коленях, с руками, обрубленными в запястьях, с парой мечей, скрещенных у горла: один алый, как кровь, другой лазурный, как небо. И он чувствовал, что это был реальный образ того, что произойдет.
- Невозможно, - выдохнул лорд ситхов, встряхнувшись. – Этого не может быть, он не может…
- Это может, и это произойдет, Дуку, - внезапно выплюнул молодой голос, и пол под ногами старшего ситха начал исчезать. Корабль был разработан таким образом, что в случае аварии, палуба малого ангара открылась бы, позволяя спаскапсулам спокойно покинуть корабль. Очевидно, это функцию и использовал Скайуокер. Дуку едва удалось схватиться за край, повиснув над бездной. Под ним ревели двигатели, и ветер, поднимаемый ими, рвал одежду. Если бы он упал на растерзание тех винтов. … Дуку готов был прыгнуть вверх, однако, в его правой руке вспыхнула боль, подняв глаза, он увидел молодого Скайуокера, который наступил ему на руку.
- У меня нет времени, чтобы тратить его на драку с тобой, Дуку, - прорычал мальчик. – Скажи где противоядие!
- Какая польза от этого мне, Скайуокер? – потребовал старший ситх, перекрикивая рев двигателей. Действительно ли этот ребенок был так умен, чтобы понять, что уничтожено только ложное противоядие?
Вейдер колебался. Дуку причинил зло Падме, напал на Люка, и в его будущем – прошлом отрубит ему руку. Тем не менее, слова Падме, сказанные перед этим пришли ему в голову: «Это не сработало»; «Если этого не сделала темная сторона, возможно, стоит попробовать что-нибудь противоположное»; «Ты перешел на темную сторону не за властью, а ради любви. Это не звучит, как темное деяние для меня. Я думаю, что у тебя есть надежда, если ты внимательно посмотришь»
- Я пощажу твою жалкую жизнь … на сегодня, - сказал он Дуку. – Вы уже видели, что я сделаю это позже.
- Ложь, ложь … - отчаянно пробормотал граф, цепляясь за надежду.
Вейдер резко наступил на его руку, и на этот раз Дуку был вынужден отпустить ее, одной рукой удерживаясь от падения в страшную смерть.
- Дай его мне! – крикнул мальчик. – Сейчас же!
- Оно находиться в рукояти моего светового меча!
Вейдер бросил взгляд вокруг в поисках оружия, и увидел его на полу, опасно близко к краю. Лорд Ситхов использовал силу, и световой меч оказался в его руке.
- Отвинти нижнюю часть, быстрее! – воскликнул Дуку.
Вейдер сделал все в соответствии с инструкцией, и на его ладонь упал маленький фиолетовый флакон, наполненный темной жидкостью.
- Это не очередная подделка? – спросил он.
- Оно настоящее, я клянусь, что оно настоящее! – отчаянно крикнул граф. – Теперь выполни свою часть сделки!
Вейдер чувствовал правду в словах графа, но он все еще обдумывал идею убить Дуку пораньше, однако, он неохотно потянулся к Силе и вернул своего заклятого врага обратно в ангар. Когда потрясенный испытанием Дуку, наконец, поднялся на ноги, он смог увидеть украденный спидербайк, стремительно пролетевший сквозь отверстие в ангаре, и исчезнувший в направлении Темной башни.
***

Когда Вейдер пошел за Дуку, остальная часть группы покинула банкетный зал, поддерживая Падме, им удалось заставить ее пройти в мед. центр там. Они взяли врачей в заложники, чтобы те не смогли предупредить охрану о том, где они находятся. Падме к этому времени была уже без сознания, а ее дыхание было поверхностным и неустойчивым. Прошел час томительного ожидания, когда дверь внезапно распахнулась, и ворвался Вейдер.
- Оно у тебя? – немедленно потребовал Люк. Вейдер кивнул и, достав флакон, который он отнял у Дуку, открыл его. Лорд Ситхов, поддерживая голову Падме, осторожно влил содержимое флакона ей в рот. Это был очень напряженный момент, Падме едва ощутимо проглотила противоядие. Лея протянула руку, проверяя ее пульс.
- Ее сердцебиение становится сильнее, - с облегчением объявила она. – Я думаю, что она будет в порядке.
Эпилог: Возвращение.

Падме полностью выздоровела. Она послала своих стражей в темную башню, и силы Дуку были успешно побеждены. Королеве нужно было разобраться с множеством государственных дел, который пришлось отложить из-за болезни. Однако, закончив большую часть из них, она все же покинула свои комнаты, чтобы посетить Вейдера. Когда она вошла в его комнату, она обнаружила Лорда ситхов, раскладывающим его костюм жизнеобеспечения на кровати.
- Эни? – спросила она. – Зачем тебе эта штука?
- Я думаю, что моя миссия здесь, в прошлом завершена, и скоро я вернусь в свой мир. – Вейдер старался не смотреть на нее.
- Эни, - тихо произнесла Падме. – Спасибо. Ты спас мне жизнь.
Вейдер резко повернулся, выражение его лица стало диким.
- Спасибо, Падме? Спасибо! Ты знаешь кто я? Нет. Пока еще нет. Но узнаешь! И тогда будешь благодарна?! Я так не думаю. Я думаю, ты будешь проклинать меня всеми фибрами души.
- Я не понимаю , о чем ты говоришь, Энакин? - беспокойно и немного испуганно сказала Падме. Вейдер опустил полный боли взгляд.
- Падме … в будущем я причинил тебе боль. Я напал на тебя и чуть не убил. – Ответил он. Почти, потому что Люк был жив, и это означало, что он не мог убить любимую жену, однако, его преступление было еще более отвратительное и страшное.
- Энакин… - прошептала в ужасе королева.
- Это не мое имя! – отрезал Вейдер. - Разве ты не видишь сейчас, Падме, я не могу больше быть твоим Энакином. Моя душа окрашена в черный цвет темной стороны, и я не могу этого изменить. Я монстр, убийца, более всех недостойный жизни!
Падме обняла его. Пораженный Вейдер смотрел на нее. Слезы потекли у него по щекам. Он пытался отстраниться от королевы, но она держала крепко.
- Как ты можешь касаться меня, Падме? – прошептал он, полный отвращения к себе.
- Потому что видела, как отчаянно ты пытался спасти меня, - сказала она ему. – Ты причинил мне боль в будущем, но в этом странном видении прошлого сделал все, чтобы спасти. Я видела, как ты страдал, как глубоко сожалел о своем поступке. Я знаю, что ты любишь меня, и знаю, что я люблю тебя. Любовь это самая смешная, самая абсурдная вещь из когда-либо созданных. Это означает, что не зависимо от того, что ты сделал, или сделаешь, я люблю тебя. И буду продолжать любить. Энакин Скайуокер, я прощаю тебя. – Падме отстранилась и улыбнулась ему, так ласково, как только умела. – Иди летать среди звезд, мой джедай. Найди себя, и попытайся найти способ простить себя. Ничто не сможет изменить мою любовь к тебе. она пройдет сквозь время, сквозь звезды.
Вейдер вздохнул, затем наклонил Падме ниже. Он прижался губами к ее лбу, в то же время заблокировав ее воспоминание об зтом посещении. – Я люблю тебя, Падме, - сказал он ей . – Ты очень хорошая, а я … я могу только сожалеть.
***

Повод к возвращению воспоминаний наступит только через тринадцать лет, в медицинском центре на астероиде. Воспоминания вернуться к ней, как только жизнь начнет покидать ее.
***

Лорд Ситхов мягко положил бессознательную королеву на кровать, надел костюм и вышел из комнаты, бросив последний взгляд на ту, что была его единственной любовью. Выходя из комнаты, Вейдер вдруг обнаружил, что его костюм не так уж и тяжел, а шлем не затемнял его зрение, почти так же как и раньше. Его наполнила ослепительная боль, ужас, растерянность, но в разгаре всего этого осталась одна эмоция, та, от которой Дарт Вейдер никогда не мог избавиться – любовь.
- Я люблю тебя, Падме, - признался самому себе Лорд Ситхов. - Я всегда буду любить. Существует еще добро во мне.
А потом страх и смятение переполнили его и других путешественников во времени. Эти ощущения всем были хорошо знакомы. Так словно их швырнули в ледяную воду. Их наполнила ослепительная боль, и растерянность. Это не было просто внезапное и поразительно неприятное чувство, это было также очень страшно. Группа провалилась в подавляющую их темноту.
***

На этот раз, Пиетт очнулся быстрее. Внезапно его глаз открылись, когда он почувствовал неприятные ощущения и глухую боль от столкновения с твердой поверхностью.
- Адмирал Пиетт! Сэр, вы в порядке? – воскликнул младший офицер, спеша вперед. Пиетт смотрел то на человека перед ним, то на тускло- серые стены вокруг. Медленно повернувшись, он оказался напротив огромного обзорного экрана, из которого он мог видеть происходящее там сражение. Адмирал сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и коснулся окна.
- Я вернулся, - прошептал он.
***

Лея вдруг обнаружила, что она вновь находиться в орудийной башне в разгар сражения с имперцами.
- Хан? – Наконец, позвала она дрожащим голосом в установленный перед ней терминал связи. – Чуи?
Из терминала донесся знакомый рев, и обнадеживающий голос Хана.
- Мы вернулись, ваше превосходнейшество, И в середине космического сражения в придачу.
Лея мрачно улыбнулась и вернулась к своему орудию.
- Да, предупреждение было бы не лишним.
***

Глаза Вейдера распахнулись, и первое, что он заметил, что все было красное. Все красное. Он протянул руку, чтобы дотронуться до головы, и коснулся металла. Когда он посмотрел на руки, он увидел, что они были заключены в черную кожу.
- Я вернулся, - произнес Лорд Ситхов вслух, его голос отозвался низким, громовым гулом. Потом он посмотрел в обзорный экран своего корабля и увидел дрейфующий перед ним крестокрыл мятежника.
- Люк, - позвал в силе.
- Отец, - ответил мальчик, и Лорд Ситхов попытался игнорировать чувства возникшие при звуке этого слова.
- Что произойдет сейчас, отец? – спросил Люк.
Вейдер включил передатчик и связался со своим флотом.
- Отступайте! - Приказал он. - Этот бой продолжиться позже.
- Да, милорд, - ответил довольно знакомый голос, Вейдер сразу узнал Пиетта. Пиетт. … Что же делать с ним? Этот человек знал многие его секреты…
- Я дал приказ к отступлению, - сказал сыну Вейдер. – Мы продолжим этот разговор в другой раз.
- До свидания, отец, - тихо ответил Люк.
Вейдер медленно развернулся, направляясь, прочь. И у него возникла мысль, что чувствует себя, как-то иначе…
***

Полчаса спустя Люк, Хан, Лея и Чубакка стояли перед Высшим советом Альянса повстанцев.
- И вы не имеете ни малейшего представления, почему они отступили, коммандер Скайуокер?
- Я не знаю, почему, мэм, - ответил Люк. Он не был уверен, но у него было четкое представление…
- Я поняла, - Мон Мотма задумчиво вздохнула. Она смотрела в глаз молодого джедая, и у нее возникло чувство, что он что-то скрывает.
- Вы все свободны, - сообщила она им. – Благодарю вас всех, вы храбро сражались.
Молодые повстанцы оставили их и спокойно вышли.
- Что теперь будет? – Спросила, наконец, Лея, когда они вышли за пределы крепости. Все они в ожидании повернулись к Люку. Когда он успел стать лидером? Это было тяжелое бремя, но оно того стоило.
***

Вейдер шагал по коридорам Исполнителя, его механическое дыхание громким эхом отдавалось по всему кораблю. Его люди смотрели ему в след с любопытством, смешанным со страхом, однако, никто не решился задать ему вопрос о том, почему он отвел флот. Наконец, Лорд Ситхов достиг мостика. Он подошел к обзорному экрану. Некоторое время Вейдер молча, смотрел на звезды, потом повернулся к человеку, который спокойно ждал рядом.
- Адмирал Пиетт, зайдите ко мне, - приказал он, и зашагал прочь. Пиетт сразу последовал за ним.
***

Имперский адмирал слышал шепот экипажа вокруг него, пока он шел за Лордом Вейдером. Встретит ли адмирал свой конец? Они никогда долго не жили.
- Я был хорошим офицером, - думал адмирал. – Я заслуживаю того, чтобы жить. Но я могу понять, почему Лорд Вейдер, возможно, захочет избавиться от меня. Я знаю так много о нем, о той его части, что он тщательно скрывает за этой маской. Я знаю, что за этой маской находиться человек. И я считаю, что это пугает Лорда Вейдера. Я понимаю, но мне жаль, что ничего уже не изменить… Тысяча сожалений проносились в сознании Пиетта. Он никогда не жениться, не создаст семью, не попрощается с сестрой на Корусканте, никогда…
Низкий голос Лорда Вейдера вывел его из задумчивости.
- Сюда, адмирал, - Лорд Ситхов указал на дверь в свои покои. Пиетт вошел вслед за командиром.
Вейдер прошел в центр комнаты, и Пиетт медленно закрыл глаза. Он надеялся, что Лорд Вейдер сделает это быстро и особенно безболезненно. Он надеялся, что лорд ситхов поспешит и просто покончит с этим.
- Адмирал, - голос звучал гораздо ближе, чем он думал. Глаза Пиетта распахнулись. Он обнаружил, что смотрит на бледное красивое лицо, обрамленное светлыми вьющимися волосами. Пара блестящих сапфировых глаз уставилась на него, и лишь один шрам пересекал глаз. Пиетт смотрел на незнакомца в замешательстве, а затем медленно понял, что этот человек был облачен в броню ситха. Это было невозможно.
- Милорд? – наконец, неуверенно спросил Пиетт.
« - Пиетт, «- голос довольно сильно отличался от того, который помнил адмирал, теперь он был немного выше, и в нем слышалось больше эмоций. Подождите, лорд Вейдер … на коленях?!
- Пиетт, вы спасли жизнь Падме. Без вас я бы не погнался за Дуку. Спасибо. Я у вас в долгу.
Адмирал медленно понимал, что происходит. Лорд Вейдер поблагодарил его! Тогда … он будет жить! Радость и облегчение переполняли его, и он счастливо улыбнулся.
- Нет, милорд. Я просто вернул долг, что был должен давно. Это всегда честь служить вам, Милорд.
Вейдер посмотрел, потом встал, и на мгновение Пиетт мог поклясться, что на губах ситха появилась слабая улыбка.
- Вернемся на мостик, - сказал Вейдер, после того, как вновь одел свою маску.
***

- Я скажу вам, что будет теперь, - сказал Люк своим друзьям. – Будем делать, а что по ходу разберемся. - И, посмеиваясь, они вернулись в крепость.
***

20 лет назад…
Падме лежала в медицинском центре, чувствуя боль от предательства Энакина. О, Энакин, дорогой Энакин, как он мог так поступить с ней? Ее защитник, ее рыцарь отвернулся от нее, его любовь уничтожена жаждой власти. У нее больше ничего не осталось, чтобы жить. и ее сознание стало растворяться в темноте…. А потом что-то щелкнуло в ее голове, и она стала вспоминать…
«Энакин бежит к ней в саду, и его глаза светились радостью и любовью, и недоверием…»
«Энакин врывается в ее комнату мимо охранников, где она лежала, полная боли от яда…»
«Энакин тянется к ее шее силой, но на этот раз отступает в ужасе…»
«Энакин унижавший себя, чтобы они могли вырваться из тюрьмы Дуку…»
«Энакин в яростной схватке с графом Дуку, за противоядие для нее…»
«Энакин целовавший ее, говоря, что любит и сожалеет…»

Все эти воспоминания проносились перед ее глазами. Он предал ее, да, однако, он спас ее позже. Энакин все еще любит ее. Его еще можно было спасти.
- Оби-Ван, - выдохнула Падме. – В нем еще есть добро. Я знаю … в нем еще есть добро.
И на этот раз она не умерла.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

отредактировано: 02-05-2013 19:07 - Ами Вейдер

Черные витражи


Пролог.

Все проклятые вещи начинаются, как плохой голофильм. Молодой раб влюбляется в красивую королеву, выдерживает все, чтобы спасти ее, и становится рыцарем-джедаем. Он получает силу, славу, и, наконец, ее любовь. А потом.… Давайте игнорировать эту часть истории. Теперь ушел красивый рыцарь, ушла и прекрасная королева, и вместо них появилась тьма, витая оправданием для человека и ангела, который живет лишь в его памяти. Не говоря уже о ребенке.… Мы умолчим и об этой части истории, не так ли? Так жестоко. Отобрать все у некогда лихого рыцаря, было достаточно плохо, но давая ему взглянуть на одно существо, которое значило для него больше всего на свете, затем отнимая ее обратно? Разве не достаточно было всего остального? Не имело значения, что внезапно, благодаря каким-то странным обстоятельствам или капризу силы, он стал красивым и сильным, каким он был когда-то. Какова была его вернувшаяся красота? Позолоченная клетка, скрывающая отталкивающего монстра. Это действительно походило на плохой голофильм или возмутительную мыльную оперу. Трагически красивая история двух влюбленных разлученных обстоятельствами, которые затем соединились снова. Что вы думаете, произошло со сломленным рыцарем? Он убил себя? Нет, он обернулся злом, что стало уничтожать население галактики, мстя всему миру, который не раскаивался в своей жестокости к нему. Я признаю, что он обдумывал первый вариант не раз, и все следовал второму. Сила, которую он так жаждал, ничего не значила для него сейчас, также как и деньги, или любые материальные владения. Он завидовал даже самым бедным семьям, ведь у них было то, что потерял он, так и не оправившись от этой потери. Что если он сможет вернуть что-то из своего прошлого? Что если он найдет другую причину, чтобы жить, чтобы заботиться о ком-то? Мог ли он доверять себе в этой заветной мечте? Посмеет ли вновь полюбить другого? Может ли душа окрашенная тьмой, вернуть даже тень былой чистоты? Мог ли Энакин Скайуокер ожить из монстра Дарта Вейдера?

Глава 1 Вердикт. Вынесенный приговор.

Адмирал Фирмус Пиетт старался сохранять свой обычный вид, когда он проходил через коммуникационный центр звездного разрушителя «Исполнитель». Он остановил взгляд на лице, которое старательно казалось опасным, таинственным и красивым, и послал лукавую усмешку потрясающей зеленой твилечке, работающей там.
- Привет, Диама, - поприветствовал он. – Как вы себя чувствуете в этот прекрасный день?
- Это ночь, адмирал, я устала, и стараюсь делать свою работу. – Отрезала она, явно не впечатленная.
- Отлично, - ответил Пиетт. – Мне нравится, когда офицеры упорно трудятся.
- Хорошо, почему бы вам тогда не позволить мне этим заниматься?
" - Ой-ой, - думал Пиетт. – Это не будет слишком просто. Говорят, женщины любят комплименты, не так ли?"
- Вы знаете, Диама, мне нравится ваш … э-э … - на самом деле он не продумал это до конца. Она была одета в стандартную военную форму, поэтому он не мог сделать комплимент ее одежде. Твилечка повернулась к нему, раздраженно подняв бровь. – Мне нравятся ваши глаза! – Воскликнул Пиетт, чувствуя, что это было отличной идеей. – Они, э-э, зеленые!
- Я заметила, - язвительно ответила Диама, и повернувшись к своему коллеге. – Все в порядке последние несколько минут? Я вдруг почувствовала, что мне срочно нужно выпить чашечку кафа (замечая надежду Пиетта) одной.
- Нет проблем, Диама, - ответил он, доблестно пытаясь не смеяться.
Зеленокожая твилечка раздражено топнув, ушла. Ее коллега не пытался сдерживать смех, когда она, к досаде Пиетта, ушла.
- Перестаньте смеяться! – прорычал адмирал, покраснев от смущения.
- Вы, действительно, не знаете, как разговаривать с женщинами, - усмехнулся офицер связи.
Пиетт ушел прочь. Он позволит себе избежать посещения центра связи в течение нескольких дней, чтобы прийти, когда Диама, наконец, будет переведена на другой звездный разрушитель.
***

- Я не согласна, это ставит под удар слишком многих высокопоставленных офицеров! – Воскликнула принцесса Лея, хлопнув рукой по черному полированному столу.
- Мы пошли на этот риск, принцесса, и договорились, что это должно быть сделано, - ответил генерал Риекан. – Вы уверены, что вас больше не беспокоит жизнь Хана Соло, чем все остальное?
Лея раздраженно повернулся к нему, и без сомнений готова была дать резкий ответ, однако Мон Мотма перебила ее.
- Мне нравится это не намного больше, чем вам, принцесса, тем не менее это может быть нашим единственным шансом. - Лидер Альянса обернулась, стоя у дверей. - Пошлите за коммандером Скайуокером, Ханом Соло и Чубаккой, - приказала она. Высший совет сидел в напряженном гробовом молчании, пока повстанцы, недоуменно входили в помещение, нервно оглядывая раздраженные лица вокруг них. – Садитесь, пожалуйста, - просила Мон Мотма. – У вас есть новая миссия.
***

Первой вещью, что Вейдер всегда замечал, когда его вызывали к Императору, было то, что в его присутствии всегда холодно. Тронный зал его повелителя был наполнен смертельным холодом, который сохранялся там, даже когда Палпатин покидал помещение. Второй вещью было то, что все его самые худшие воспоминания, самые болезненные и унизительные из них, словно воскресали заново в этом присутствии. Третьим было чувство глубокой ненависти, которая формировалась внутри него, ревущее как зловещий ад, кричащее в попытке вырваться. Вейдер научился скрывать свои эмоции, однако, это чувство, было настолько подавляющим, что он едва мог контролировать его. Вейдер пытался избавиться от воспоминаний о Падме, кашляющей кровью, потому что этот человек не знал об этом, что его сын был жив, потому что этот человек, существующий в костюме жизнеобеспечения, не знал, потому что этот человек не знал…
- Встань, Лорд Вейдер, - нараспев произнес император, и ученик ситха поднялся с колен перед своим мастером. Было долгое молчание в течение, которого оба внимательно наблюдали за действиями другого. – Я почувствовал большое волнение в Силе, - наконец, заговорил Палпатин. Вейдер раздумывал. Должен ли он отрицать, что чувствовал то же самое? Если он согласится с этим? Но он боялся, ведь волнение было…
- Свет, который был повержен в течение долгих лет, вдруг возродился, и окреп. Как ты считаешь, почему это произошло?
- Скайуокер набирает силу, мой мастер, - с надеждой предположил ситх.
- Да, но какой? – Завуалированное обвинение Палпатина повисло в воздухе. – Почему ты позволил мятежникам уйти?
- Мой мастер, я … - длительное молчание, за время которого Вейдер безуспешно пытался придумать оправдание.
- Ты предлагал мне принять Скайуокера в качестве союзника. В то время я думал, что мой верный слуга действует на благо мне. Я бы хотел знать, … не было ли у него другой причины для этого предложения?
- У меня не было никаких других причин, мой мастер, - настаивал Вейдер.
- Неужели? Я сомневаюсь в том, что твои чувства так ясны в этом вопросе, как ты хотел бы уверить меня. – Младший ситх ничего не ответил. – Ты не можешь этого отрицать. Я так и думал. Очень хорошо, так как мальчик угрожает нашей власти, я позабочусь об этом.
- Нет!
Палпатин резко встал, яростно сверкнув глазами.
– Ты будешь делать, как я сказал, Вейдер! – прорычал он – Вспомни, что принесли тебе прошлые слабости: сожжен, и разбит, задыхался среди пламени, на берегу реки лавы, вспомни, кто вдохнул жизнь в то подобие трупа, каким вы были тогда, кто дал тебе власть, силу и могущество. Убирайся с моих глаз, и не смей вмешиваться в мои планы. – Палпатин откинулся на троне, наблюдая, как Вейдер вылетел из зала. - Сентиментальный дурак, - прорычал Палпатин. – Его всегда губило его глупое сердце. – И, сказав это, император повернулся к темной нише за троном.
- Мара, дитя мое, я считаю, что пришло время задействовать твои таланты …

Глава 2 Восстание.

- Мы считаем, что Империя полным ходом строит вторую и еще более мощную Звезду Смерти, - информировала Мотма собравшихся повстанцев. - Тем не менее, нам требуется больше, чем просто слухи прежде чем мы начнем действовать против этой угрозы. Коммандер Скайуокер, вы прибудете на планету Шисперия, выдавая себя за имперца. Чубакка пойдет с тобой. Имперцы часто используют вуки для своих строительных работ из-за их силы и навыков. Вы должны получить работу на этой новой Звезде Смерти, если она действительно существует, и заложить на ней бомбу, разумеется, с часовым механизмом, чтобы и вы и Чубакка успели вовремя сбежать. Мы не можем допустить, чтобы эта новая станция была завершена.
- Что? – воскликнул Хан. – Вы не можете этого сделать! Вы говорите, Чуи придется работать к рабу, кто знает сколько времени? Проклятье! Ни в коем случае!
- Эта миссия требует жертвы с его стороны, однако, это необходимо для защиты бесчисленного количества жизней по всей галактике. – Мотма отвечала совершенно спокойно. – Или вы предпочитаете повторение трагедии Альдераана? – Добавила она, глядя на Лею. Принцесса вздрогнула и отвернулась.
- А как насчет остальных? – потребовал Хан. – Что мы должны делать в это время? Я не оставлю Чуи и Люка одних!
- Вы и принцесса Органа будете работать на Шисперии в качестве поставщиков для империи. Вы отправитесь в поездку за запасами для них. Мы надеемся, в конце концов, вы сможете начать поставки на Звезду Смерти.
- Что, если Люк и Чуи попадут в беду, а мы будем через полгалактики от них? – потребовал контрабандист. – Как мы сможем помочь им тогда?
- Это риск, который мы должны принять, капитан Соло. – ответила Мотма.- Конечно, вы все вольны отказаться от этой миссии, но имейте в виду, что это может быть нашим единственным шансом уничтожить станцию, прежде чем она будет завершена.
Было долгое мгновение молчания. Мятежники понимали, что у них было немного оснований для отказа.
- Я сделаю это. – Наконец, заговорил Люк с уверенностью, которой не чувствовал. Если бы Мон знала о нем больше, она никогда бы не выбрала его для этой миссии…
Остальные повстанцы, скрепя сердце, также согласились.
- Благодарю всех вас за вашу преданность. – Заговорила лидер Альянса. – Для меня большая честь иметь столь верных солдат. Собирайте свои вещи, вы отправляетесь завтра. Ох, и капитан Соло… - контрабандист обернулся на нее. – Я боюсь, что вы не сможете взять «Тысячелетний Сокол».
***

Экипаж «Исполнителя» нервно подскочил, когда раздвижные двери на мостик с шипением открылись. Вошел их командир, высокий, одетый в черное, его дыхание зловещим эхом отдавалось от стен. Настроение лорда ситха всегда было почти ощутимо так, что они могли почувствовать, как падает температура в помещении. Сегодня было настолько холодно и страшно, что они боялись даже моргать слишком часто. Вейдер стремительно подошел к обзорному иллюминатору, где нервно ожидал адмирал Пиетт.
- Возьмите курс на систему Ортелиан, адмирал. – Приказал он. – Мы отправляемся, чтобы подавить восстание на Ортелус 3.
- Сию минуту, милорд, - ответил офицер. Он повернулся к экипажу, немедленно отдавая необходимые приказы.
Вейдер стоял перед обзорным иллюминатором, глядя на сияющие полосы звезд в гиперпрыжке. Голос Палпатина снова и снова звенел в его голове: «Я сомневаюсь в том, что твои чувства так ясны в этом вопросе, как ты хотел бы уверить меня»; «Ты не можешь этого отрицать. Я так и думал. Очень хорошо, так как мальчик угрожает нашей власти, я позабочусь об этом». В этот самый момент император планировал, как уничтожить его сына. Вейдер сжал кулаки. Это не должно произойти! Он должен предотвратить это, но так, чтобы его действия не стали известны Палпатину. Но как это сделать? Вдруг, Темный лорд почувствовал стоящего позади него Пиетта.
- Следуйте за мной, адмирал, - внезапно приказал он, и зашагал прочь. Когда они оказались в каюте ситха, темный лорд обернулся.
- Он собирается убить Люка. - Вдруг объявил Вейдер, в его голосе послышался страх.
- Кто, милорд. – Спросил адмирал. Он был скорее заинтересован, и, возможно, в другое время, это беспокоило бы Вейдера, однако сейчас Лорд Ситхов не обратил на это внимания.
- Палпатин. Он собирается убить его!
- У вас есть агенты, которых вы могли бы отправить на его защиту?
- Палпатин знает моих агентов!
- Может быть, вам стоит сказать Люку, что бы был осторожнее?
- Осторожность против профессиональных убийц? Это ему не поможет! Он учится на джедая, но он всего лишь ребенок! Он всего лишь ребенок…
Внезапно, Вейдер ощутил сквозь силу волнение Пиетта.
- Милорд, разве император знает о вашем исцелении?
- Нет, но не… Я не понимаю почему … - голос Вейдера затих, когда он понял что имел в виду Пиетт.
- Вы могли бы отправиться за ним, и защитить его, милорд! Никто не знает как вы выглядите… но люди ожидают видеть вас.
Вейдер не был готов отказаться от этой идеи так быстро.
- Пиетт ...
- Милорд, что вы имеете в виду...?
- Вы знаете, что я имею в виду...

Ваш комментарий:
Камрад:
Гость [+]
Гость
OpenID
залогиниться
Логин/пароль
залогиниться
Комментарий:
  • B
  • I
  • U
  • S
  • Small
  • CUT
  • HIDDEN
  • URL
  • IMG
  • V
  • #
  • List
  • List=
  • «»
  • TAGS
  • OT
  • maroon
  • green
  • blue
  • center
  • right
  • JU
  • J
  • QUOTE
  • HTML
  • TRANSLIT » RUS
Дополнительно:
Автоматическое распознавание URL
Не преобразовывать смайлики
Cкрыть комментарий