20-07-2017 17:50 #evenings #diary #дневники #мысли
воспевают в песнях, возносят выше небес в стихах, выписывают каждый локон, каждый блик на радужке невероятного, неземного цвета. приносят самые чудные цветы и ароматный хлеб, со страстью, с ненасытностью в глазах, и в то же время с самой преданной любовью и нежностью наблюдают за каждым движением, за каждым взмахом тонких пальцев, и наблюдают за тем, как теплый летний ветер чуть заметно касается подола легкого шифонового платья, оголяя хрупкие, белые ступни. целуют бесконечно, восхищаются каждой новой морщинкой и родинкой, с искренностью ребенка. разговаривают часами напролет, о житейских радостях и печалях, о глупостях, о любви. смотрят, как солнце медленно и устало скрывается за горизонтом, оставляя за собой багрово-золотой след зари. не со мной. не для меня. я словно вечный выстрел мимо цели, словно подбитый боец в строю таких же бойцов, но здоровых и сильных. и их чудесный, огромный шкаф, с лепниной из золотых голубей и виноградных листьев так и норовит рухнуть, треща по швам и дрожа на гнилых, старых ножках. неожиданно, на долю секунды вдруг кажется, что одна дверца слегка приоткрылась, но ты обязательно успеешь подбежать, заслонив ее спиной и затуманив сознание ослепительно белой улыбкой, такой, какая бывает лишь в человеческих снах о блаженных, юных девах, гуляющих по бескрайним цветущим садам. к твоим ногам вновь и вновь приносят цветы, хлеб и фрукты. завядшие ты сжигаешь, засохшие плесневеют. никому и никогда не увидится твое равнодушие и презрение, не узнается никому твоя опустевшая и грязная палитра. я возвращаюсь домой по улице, я слышу душные признания, слышу ругань и смех, слышу ложь и правду, которая навзрыд, которая честная и не очень. я сажусь дома около своего шкафа. шкаф уже давно не закрывается, у него неисправны ручки и замки. покрашен он был несколько раз, потому изрядно потрескался, и через каждый слой краски можно было видеть предыдущие. у меня в нем пара платьев и старые, потрепанные кроссовки. когда приходят гости и друзья, я никогда не закрываю его нарочно, не подпираю стульями и не прошу чинить поломанные механизмы. и пускай он никому особо и неинтересен. вам кажется, что сердце - вот оно, на ладони, на белоснежной, чистой, беспрекословно подымается точно к вашим глазам. бешеный огонь в них горит, жаждит он этой простоты и легкости бытия, жаждит торжественной, покорной подачи. я бы с вами хотела жить заодно, в этом плотном сладком тумане, в этой лести, нежно скользящей ладонью по бархатистой щеке. но никогда не стану. пусть это все не со мной, и не для меня. значит нужное время еще не пришло. время для общей честности и для моих людей. ведь ваши зубы уже начинают желтеть, и смех, срывающийся с ваших алых языков, все больше походит на истошный крик