Вторник, 28 Марта 2017 г.
13:12
Преподобный Амвросий Оптинский называет целомудрием свойство души не сопровождать никакими комментариями действия, появление и уход ближнего. Если внутри тебя живёт этот цензор или какой-то комментатор, который сопровождает обильными рассуждениями действия ближних, – это свойство падшей натуры. При сохранении даже внешней благовидности, презентабельности внутри человека могут происходить всякие мерзкие вещи, уничижительные характеристики ближних. Тот человек, который действительно стремится быть под благодатью, всё вверяет Господу, со всеми потрохами отдаёт ближнего Богу, – это называется умереть для людей. Как говорят, если не умрёшь для людей, не оживёшь для Бога. Это древо, как говорит Пимен Великий, древо познания добра и зла, от которого ты не должен вкушать. Ближний – это не твоя епархия. Это не твоё хозяйство. «Знай себя, и довольно с тебя». Внимай себе. «Сиди, лягушка, в своей луже и не квакай, чтобы не вышло чего хуже». И это, конечно, идеал, к которому нужно стремиться, чтобы этого внутреннего комментатора длинноязыкого, с раздвоенным языком, выгонять из души.

Человек, который не осуждает, получает от Бога совершенно особый дар и способность: видишь Божие создание и не вникаешь в его душу из благоговения перед Господом и пред тайной жизни ближнего, которая превышает твоё постижение. Это Божие создание, со всем, что его наполняет. И человек получает награду за эту безучастность или отстранённость, отчуждённость, получает сочувствие, которое даётся, как нам даётся благодать.

Протоиерей Артемий Владимиров
Суббота, 25 Марта 2017 г.
21:33
Сейчас ты гневаешься, и унываешь, и печалишься, думая, что Небесный Отец медлит с ответом. А я тебе говорю, что и это свершится, как ты того желаешь, непременно совершится, но нужна сначала молитва от всей души, а затем нужно ждать.
И когда ты перестанешь вспоминать о просимом и этого просить, тогда оно к тебе придёт как дар за твоё терпение и ожидание.
Когда, молясь и прося, приближаешься к отчаянию, тогда близ тебя исполнение прошения.
Христос хочет исцелить в тебе какую-то скрытую страсть и поэтому откладывает подаяние просимого. Если получишь раньше, в то время как просишь, твоя страсть останется не исцелённой.
Если ждёшь, то получаешь и просимое, и исцеление от страсти.
И тогда радуешься величайшей радостью и горячо благодаришь Бога, Который всё мудро устраивает и всё делает к нашей пользе.

Прп. Иосиф Исихаст
15:26
Я не хочу, чтобы вы страдали и смущались всем тем, что происходит против вашей воли, какой бы она справедливой и ни была. Такое страдание свидетельствует о существовании эгоизма. Следите за эгоизмом, который прячется под личиной правоты. Следите и за неуместным сожалением, которое рождается после справедливого обличения. Чрезмерное огорчение – это искушение. Единственное истинное огорчение – это то, которое возникает, когда мы хорошо узнаем о несчастном состоянии нашей души. Все остальные огорчения не имеют никакого отношения к благодати Божией.

Свт. Нектарий Эгинский
Пятница, 24 Марта 2017 г.
14:14 Постное письмо № 16. Грешные ингредиенты.
У бабушки Кати каждый пост предварялся торжественным ритуалом закупки селедок. Были такие толстенные селедки в металлических банках. Вкусне-е-нные! Селедки на пост. Строго держалась первая, крестопоклонная и Страстная, в остальные дни – как получится. Так бабушку Катю воспитали родители, которых она схоронила еще до революции. А потом пришли «комсомольцы» и начали бабушку перевоспитывать. «Комсомольцы» – это не молодежь тридцатых. Таким именем окрестили нас, пришедших в Церковь в девяностые. Нас было много. Точнее, нас было больше, и мы всё схватывали на лету. Поэтому не удивительно, что очень быстро «комсомольцы» взялись за перевоспитание старых прихожан и священников.
Мы жадно читали книги и уставы и доказывали бабушкам и старым батюшкам, что так служить нельзя, вы же тут сокращаете, нельзя петь эти ваши партесы – это не православное, нельзя допускать до причастия этих людей – они не были на вечерне.
Больше всего доставалось селедкам. Их отлучили от Церкви первыми. Какая рыба Великим постом!
Не у всех прошел этот «комсомольский» задор. Однако повзрослели многие. Повзрослели и поняли, как важно было приобщиться к настоящей церковной культуре, брать уроки у старых священников, присмотреться к тем дедушкам и бабушкам, которых мы так рьяно взялись обличать.
Это были люди церковной культуры. В их среде было неприлично говорить о постных продуктах или о том, как кто держит пост. Это было дурным тоном. Представляю, сколько пошлости они бы увидели в этикетке «Постный майонез» и в наших спорах, есть ли в шоколадке молоко, а в батоне маргарин. Они не читали исторических источников и богословских трактатов, но как-то интуитивно понимали унизительность этого гастрономического богословия.
Правила мирянского поста не существует. Нет устава поста для мирян. Есть обычай. По этому обычаю и жили люди церковной культуры. Им хватало. Как жили до них христиане в разных странах, в разных эпохах, держась своих местных обычаев.
Не люблю длинные цитаты, но одну все-таки себе позволю. Очень важный текст. Его автор, Сократ Схоластик, жил в пятом веке. Он написал «Церковную историю», в которую включил очерк о том, как держали Великий пост в его время. Читайте внимательно:
«Ни одно вероисповедание не держится одних и тех же обычаев, хотя имеет одно и то же понятие о Боге. В отношении к обычаям даже и единоверные разногласят между собою. Посему не неуместно здесь кратко предложить нечто о разности обычаев в разных Церквах.
С самого первого взгляда легко заметить, что посты перед Пасхой в разных местах соблюдаются различно. Именно, в Риме пред Пасхой постятся непрерывно три недели, кроме субботы и дня Господня. А в Иллирии, во всей Греции и Александрии держат пост шесть недель до Пасхи и называют его четыредесятницей. Другие же начинают поститься за семь недель до праздника и, хотя исключая промежутки, постятся только три пятидневия, однако свой пост называют также четыредесятницей.
Удивительно для меня, что те и другие, разноглася между собой в числе постных дней, называют пост одинаково – сорокадневным, и представляют особые свои основания для объяснения его наименования. Притом видно, что разногласие их касается не только числа постных дней, но и понятия о воздержании от яств; потому что одни воздерживаются от употребления в пищу всякого рода животных, другие из всех одушевленных употребляют только рыбу, а некоторые вместе с рыбой едят и птиц, говоря, что птицы, по сказанию Моисея, произошли также из воды. Одни воздерживаются даже от плодов и яиц, другие питаются только сухим хлебом, некоторые и того не принимают, а иные, постясь до девятого часа, вкушают потом всякую пищу.
Таким образом, у разных племен бывает различно, и представляются на то бесчисленные причины. И так как никто не может указать на письменное касательно сего повеление, то явно, что Апостолы предоставили все это воле и выбору каждого, чтобы всякий делал доброе не по страху и принуждению».
Чем важен для нас этот текст? Во-первых, это один из немногих памятников, который описывает традиции благочестия мирян. Большая часть уставных положений, которые у нас есть, – это монашеские уставы. Собственно, и наш современный Типикон – это устав мужского монастыря.
Но Русская Православная Церковь – это не мужской монастырь. У нас даже монахинь больше, чем монахов.
Поэтому мы не можем требовать от всех православных людей исполнения правил абстрактного типиконного монастыря.
Во-вторых, Сократ признаёт за каждым народом право самому разобраться, как поститься, сколько времени, какие продукты считать постными. Это законное право каждого народа. Во времена Сократа в некоторых традициях птицу приравнивали к рыбе, как потом средневековые уставы относились и к кроликам, а ирландские монахи без зазрения совести охотились на морских котиков. Для них это была разъевшаяся рыба: вот что бывает с селедкой, если ее вовремя не выловить.
Что русскому хорошо, то немцу смерть. На Кавказе пьют вино, но не встретишь пьяницу, как и во Франции, а для русского человека этот напиток более опасен. Народы севера, как и индейцы, едва не погибли всеродне, потому что наша водка воздействует на них иначе.
В это сложно поверить, но молоко тоже может быть постным продуктом. Это зависит от местности и от традиции. И от вашего здоровья, конечно. Мир изменился, и сегодня мы не всегда знаем, что принимаем в пищу. Но дело ведь даже не в этом. В определении постного стола важно учитывать два момента: цену и воздействие на организм. В этом смысле каша на молоке может быть более постным продуктом, чем наши изысканные грибы и безвременно почившая стерлядь. Или греческие оливки, привезенные по большому знакомству вместе с израильским хумусом. Это дорого. Это экзотика. Какое отношение экзотика имеет к посту? И можно ли считать постными продуктами капусту и фасоль, если от них люди превращаются в петарды? И не только в переносном смысле.
Постом человек должен больше думать о Боге, меньше о еде. Значит, и еда должна быть такой, чтобы за ней не надо было ухаживать, как за капризной и недоступной девицей. Купил. Приготовил. Поел. Работаем. Пища должна быть дешевой, доступной, питательной и не губить волю к жизни. Кто видел постную манную кашу, тот понял, о чем я говорю. Поэтому, если вы приготовите что-то, добавив молоко или яйцо или даже куриный бульон, ничего страшного не вижу. Главное, все должно быть скромно и просто. Считается, что такие вещи нельзя говорить русским, ведь русский человек склонен к крайностям. Однако, мне кажется, это всё не о русских людях, а о людях плохо воспитанных. Пост всегда проходит под знаком меры и сдержанности. Пост должен воспитывать эту сдержанность. Сдержанность, но не паранойю по поводу «грешных ингредиентов», обнаруженных на этикетке.
Богу нет дела до того, что мы едим. Если это, конечно, не кровь младенцев и не мясо панды.
Воздерживаемся от пищи мы для себя, для собственной пользы, для духовного упражнения. Поэтому и старец Павел (Груздев) своим чадам часто повторял: «За еду никто не бывает в аду».
Пост, его структура, динамика, качество или перечень продуктов не являются предметом догматики, то есть вероучения. Это вопрос, связанный, например, с географией, этнографией, историей и традицией этого конкретного общества, живущего в конкретном месте и в конкретном времени. То, что является самоочевидным и приемлемым для грека, выросшего на берегу теплого моря, не подходит для жителя Крайнего Севера, с детства скучающего по солнцу и теплу. Если мы мыслим свою веру как вселенскую, то есть готовую быть принятой всем человечеством во всем многообразии его культур, рас, народов, языков и обычаев, нам следует формулировать догматы и каноны своей веры также вселенски приемлемо. У нас получается всё наоборот: мы мыслим свою веру очень мелко, как мировоззрение маргиналов, которое по своим размерам не подходит всему человечеству.
Рассказывают, что академик Курчатов в новом институте никак не давал прокладывать пешеходные дорожки. Он выжидал и наблюдал.
– Пусть люди сами протопчут, а мы потом выложим эти дорожки плитами.
К традициям следует относиться бережно и осторожно. Но нередко я видел, как люди прокладывают свои тропки, а выложенные начальством тротуары зарастают травой. Пост для человека, а не человек для поста. В определении постных уставов следует трезво и реально смотреть на вещи, не выдумывая себя и прихожан, а внимательно присматриваясь к тем, кто рядом.
А буквоеды пусть едят постом буквы.

Архимандрит Савва (Мажуко)
14:00
Вера рождается в муках, и опыт приходит к страждущей душе. Вера не даётся человеку расслабленному. Настоящая живая вера даётся человеку, находящемуся на грани жизни и смерти. Ситуаций, в которых эта грань проходит, бывает много: война, роды, одиночество, потери любимых, расставания, бедность, физическая опасность, нравственные муки. То есть, в тех ситуациях, когда человека сжало, и в этом мире ему спасения нет, он зовёт к тем окнам, которые должны открыться, и он получает открытый воздух из окон из другого мира, дышит воздухом другого мира, и теперь его нельзя переубедить, что Бога нет и нет другой жизни. Вера предполагает наличие опыта. Вера маленького человека предполагает доверие родителям, потому что ему сказали, что Бог есть. А уже взрослого, пока его не загонишь как кабана в загон под прицельный огонь из винтовок, - не поверит человек... К вере приходят через страх, боль и метафизический ужас. Вера - подарок, предполагающий труд. Когда человек верует по-настоящему - он свободен и бесстрашен, но не нагл. Кто не готов умирать - тот не свободен. Талибы, например, они не свободны, потому что они не просто хотят умирать, они хотят умирать с кем-то. Это не свобода, это насилие. Христианский мученик никому не хочет смерти, но он не боится умирать. Это и есть высшая степень свободы. Наше рабство - это наши грехи. Степень зависимости от наших грехов - это степень нашего рабства. если мы с этим разберёмся и будем верить до конца и по-настоящему, то никто никогда ничем не сможет нас ни купить, ни запугать, ни принести нам неудовольствие.

Протоиерей Андрей Ткачёв
Четверг, 23 Марта 2017 г.
12:26
Тот, кто стремится к Богу, проходит через многие испытания. Каждый, кто хочет благочестиво жить, претерпит большие страдания, чтобы приобрести драгоценный духовный опыт. Господь попускает много разочарований, горя и страданий здесь, на земле, чтобы мы махнули рукой на весь мир, если он так ранит нас, и чтобы увидели, что только Бог – Источник утешения, радости и покоя. По тяжким испытаниям и скорбям, которые нам посылает Господь, мы узнаём, что Он нас любит. Если Он ведёт нас через беды и испытания, страдания и душевную боль, значит, Он нас оберегает. Если весь мир восстал против нас, значит, мы Богу угодны…

Архимандрит Фаддей Витовницкий
00:27
Доказано, что дети наследуют не только физические свойства, но и определенные душевные качества своих родителей. Эмоциональная жизнь родителей отражается в наследственности и переходит, в виде предрасположений, к их детям. Родители, решившиеся на убийство своего ребенка, уже внесли в свой генетический фонд предрасположение к убийству, которое отяготит психику будущих детей, а иногда душевное свойство передается не прямо, а через поколения. Поэтому родители, решившиеся на убийство своего ребенка, совершили преступление не только перед ним, но и перед детьми, которых они оставили живыми. Родители, передавшие своим детям потенциал жестокости и подсознательного стремления к убийству, часто сами становятся жертвами жестокости своих детей и удивляются: откуда, по их мнению, такая несправедливость?

Архимандрит Рафаил (Карелин)
Вторник, 21 Марта 2017 г.
13:06
Как ни странным может показаться, но это истинно, что мы приходим в сей мир не для того, чтобы наслаждаться им, а чтобы спастись от него. Подобно, как люди идут на войну не для того, чтобы наслаждаться войной, а чтобы спастись от войны!

Люди идут на войну ради чего-то большего, чем война; мы приходим в эту жизнь ради чего-то большего, чем эта жизнь. Мы приходим в эту жизнь ради жизни вечной.

Истинные христиане никогда не воспринимали эту жизнь иначе, как воинскую службу. Каждый, кто несет воинскую повинность, должен отслужить свой срок и вернуться домой. И как солдаты считают дни своей службы и с радостью думают о возвращении домой, так и христиане постоянно думают о конце этой жизни и о возвращении в свой Дом.

Святитель Николай Сербский
Понедельник, 20 Марта 2017 г.
23:41
Главное – дорожите верой Православной и не меняйте ее ни на какие сокровища мира сего. Пускай вы ленивы, не все исполняете, спотыкаетесь, но не бойтесь ничего – Бог простит – только твердо держитесь веры, нашей Православной веры. Пускай смеются над вами, указывают на мнимое несовершенство вашей веры, не обращайте внимания. Именем Господа Иисуса Христа умоляю вас: стойте твердо и не входите в духовное общение с неверующими или еретиками. Вы можете только молиться за них.

Преподобный Варсонофий Оптинский
Суббота, 18 Марта 2017 г.
13:49
Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну.
И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну.
(Матф. 5:29-30)
Господь зовёт нас на серьёзную борьбу, чтобы мы готовы были бы даже ноги, руки, глаза лишиться или чего-нибудь ещё лишь бы только мы в борьбе стояли до конца. Как часто нам кажется, и нас упрекают в этом, что Евангелие оно какое-то розовое такое, пушистое такое, какое-то такое мягкое, такое сладенькое, как детская сказка... А где? Руку отсеки, ногу оторви, глаз выколи. Нет ничего такого, это же как читать.. Люди, которые Евангелие не читают, они говорят: "Да ну, это для слабаков написано: всех люби, перед всеми смиряйся, терпи всю жизнь - будто я терпила..." Ничего подобного! Родился в жизнь, чтобы бороться. Евангелие - это Евангелие борьбы, оно говорит тебе - не бойся никого, не бойся убивающих тело, потому что душу всё равно убить не могут, это Евангелие бесстрашия, это Евангелие великих усилий. Это Слово Божие, только нужно прочесть его под правильным углом. Христос - Царь царей и великий Архиерей, и Он духом уст своих убьёт нечестивого, Он великий воин, который топчет точило ярости, и кровь поднимается до уздечек конских. Он по земле ходил смиренный, позволял себя оскорбить и ударить, и в конце концов позволил себя и связать и унизить и распять. На самом деле Он совсем другой, это Он разрешил совершить над собой насилие, чтобы мы спаслись, чтобы мы Его позором избавились от вечного позора, чтобы мы Его смертью избавились от своей вечной смерти, чтобы Его казнь была для нас лекарством и исцелением. А вообще Он другой. Он очень сильный, Он никого не боится, очень смелый, Он одним взглядом может перевернуть всю Вселенную. То есть всё в руках у Иисуса Христа, и такое у него Евангелие. То есть христианин - это в высшей степени энергичный, мужественный, умный и серьёзный человек, это не тряпка половая, которая всех якобы любит и всем под ноги ложится. Как говорил Григорий Богослов: "Мы овцы, когда ты ударишь меня за мои грехи, но мы львы, когда ты оскорбишь моего Господа". Нужно знать, когда сжать кулак и когда разжать кулак, когда бороться и когда поддаться, кого простить, а кому сдачи дать. Евангелие - это великая книга, которая превращает тряпку в солдата, которая делает из человека действительно небесного гражданина. Поэтому мы должны быть сильными, чтобы просто жить в этом собачьем мире, в котором жить невозможно почти что: суета заела, вечно денег не хватает, вечно в уши музыка звучит, что хочется убежать куда-то и больше ничего не слышать, какие-то новости одно другого хуже, депрессия, все как будто с ума посходили... В городах же очень тяжело, город не для жизни придуман, а для греха. Человек в этом мире живёт, и ему не хватает силы, а сила нужна, и мы приходим в храм Божий, чтобы набраться силы жить. И христиане должны быть сильными людьми.

из проповеди о. Андрея Ткачёва 30.01.2016
Пятница, 17 Марта 2017 г.
00:37
Люди переменчивы как ветер. Сегодня они — за тебя, завтра — против. Кто может остановить ветер? Кто может угодить всему свету? Если стараешься угодить каждому, обязательно попадешь в беду. Евангелие говорит: премудрость — прóстым. Будем перед всем миром ничем, чтобы перед Богом стать чем-то.

Архимандрит Фаддей Витовницкий
Четверг, 16 Марта 2017 г.
23:55
Тебе дело поручено Богом – вот и делай. А то к чему-то стремятся, куда-то едут помогать, какой-то тете за тридевять земель – а здесь родная мать, сестра, дети, племянники… Некоторые так добрые дела делают: детей бросила, пошла кому-то там полы мыть. Ну это же просто анекдот, все вверх ногами. Дома Бог знает что творится – нет, добрые дела делает дальним каким-то.

Да потому что там легче: бес тщеславия помогает, люди хвалят, благодарят, а здесь не за спасибо надо работать, а именно по долгу. Никто тебе спасибо не скажет за то, что ты посуду вымыл. Или кто-то из родных нахамил, а ты стерпел или прощение попросил первый – что, тебе муж или жена спасибо скажут? Никогда. Никто спасибо не скажет, если ты принял всю вину на себя или если никто не хочет делать из семьи, а ты сделал.

Это и ценно, потому что Бог видит: вот этот человек христианин, он свой долг исполняет, не пеняет на другого: пусть он, пусть он, – а сам делает, не живет за счет других, никого не осуждает, не говорит, что он плохой, он такой-сякой, а берет просто, спокойно и делает. Если будем так жить, все тогда встанет на свои места. И как просто сейчас спасаться. Наша жизнь – это сплошное мучение, мука. Но мученичество на самом деле самый простой подвиг. Прими эту муку. Как святые отцы говорили: «Дай кровь, и прими дух». Не дав крови, дух не примешь никогда. Обязательно нужно именно кровь проливать. Духовная жизнь – это ежедневное кровопролитие, и, если нет у нас этого, ничего мы не достигнем. Когда нашу душу поволокут бесы, мы не увидим Царствия Небесного, и не увидим апостола Петра, и никто нам двери не откроет. Мы будем стучать: Господи, ну как же, мы верующие, мы и тогда ходили, и тогда ходили, и вот это делали, а Господь скажет: отойдите, Я не знаю вас. Все, что вы делали – это только себя услаждали.

Надо нам стараться вникнуть умом в эти две великие заповеди: люби Бога и люби ближнего, как самого себя. В этом и весь закон, и все пророки. Будем сейчас молиться Богу, думать о своих грехах, каяться в них, просить у Бога помощи, совета, вразумления и стараться каждый день, каждый час новую жизнь начинать для того, чтобы нам, забывая заднее и простираясь вперед, войти в Царствие Небесное.

Протоиерей Димитрий Смирнов
Среда, 15 Марта 2017 г.
21:02
Замечательно, что Премудрость зовет к себе безумных: "кто неразумен, обратись сюда" (Прит. 9, 4). Стало быть умникам нет входа в дом Премудрости или в св. Церковь. Умность всякую надо отложить у самого входа в этот дом. С другой стороны, если всякая мудрость и ведение только в доме Премудрости, то вне сего дома, вне св. Церкви, только безумие, неведение и слепота. Входя в Церковь, оставь ум свой и станешь истинно умным; оставь свою самодеятельность, и станешь истинным деятелем; отвергнись и всего себя, и станешь настоящим владыкою над собою.

Святитель Феофан Затворник
12:33
Столетье промчалось. И снова,
Как в тот незапамятный год –
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет.
Ей жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд…
Но кони всё скачут и скачут.
А избы горят и горят…


Наум Коржавин
Вторник, 14 Марта 2017 г.
22:42
Жил на свете молодой человек. И была у него мечта — иметь высокооплачиваемую работу, жениться на красавице и прославиться на весь мир.
Однажды морозной зимой человек спешил на собеседование в известную фирму.
Вдруг прямо перед ним упал пожилой мужчина. Человек посмотрел на упавшего, в голове возникла мысль, что тот, скорее всего, пьян, и не подал руки. Это помогло не опоздать на запланированную встречу. Но собеседование прошло неудачно: человека не взяли на желанную должность.

Как-то человек прогуливался летним вечером по городу. Заметив труппу уличных артистов, он остановился, чтобы насладиться зрелищем. После окончания действа раздались аплодисменты, и люди стали расходиться.
Молодой человек тоже повернул было назад, но кто-то несмело притронулся к его плечу. Это была главная героиня пьесы, старушка-клоунесса. Она стала расспрашивать его о том, понравился ли ему спектакль, доволен ли он актёрами. Но человек не захотел вести беседу и, брезгливо отвернувшись, пошёл домой.

Однажды дождливым вечером человек спешил домой с дня рождения друга. Он очень устал, и в его голове проносились мысли о душистой ванне и уютной тёплой постели.
Вдруг он услышал чьё-то приглушенное рыдание. Это плакала женщина. Она сидела на скамье возле дома человека. Без зонта. Одна. Заметив нашего героя, она обратилась к нему за помощью. У неё случилось несчастье в семье. И ей нужен был лишь душевный собеседник.
Молодой человек задумался, пред его взором предстали ванна и постель, и он поспешил в подъезд.

Этот человек прожил несчастливую жизнь. И умер.
Попав на Небеса, человек встретил своего Ангела-Хранителя.
— Ты знаешь, я прожил совсем несчастную и никчёмную жизнь. У меня было три мечты, но ничего не сбылось. Жаль…
— Друг мой, — ответил Ангел-Хранитель, — я сделал всё, чтобы все твои мечты воплотились в жизнь, но для этого от тебя нужны были всего лишь твоя рука, твои глаза и твоё сердце.
— Помнишь упавшего человека на скользкой зимней дороге? Я сейчас покажу тебе эту картину… Тот человек был генеральным директором той фирмы, в которую ты так хотел попасть. Тебя ждала головокружительная карьера. Всё, что от тебя требовалось – твоя рука.

— Помнишь старую клоунессу, которая после уличного представления пристала к тебе с вопросами? Это была юная красавица-актриса, которая влюбилась в тебя с первого взгляда. Вас ждало счастливое будущее, дети, неугасающая любовь. Всё, что от тебя требовалось – твои глаза.
— Помнишь плачущую женщину возле твоего подъезда? Был дождливый вечер, и она насквозь промокла от слёз… Это была известная писательница. Она переживала семейный кризис, и ей очень нужна была душевная поддержка. Если бы ты помог ей согреться в своей квартире, согреться Душой благодаря твоим мудрым словам утешения, то она написала бы книгу, в которой рассказала бы об этом случае. Книга стала бы известной на весь мир, и ты бы прославился, так как на главной странице автор указала бы имя того, кто стал музой этого произведения. И всё, что от тебя требовалось тогда – твоё сердце. Ты был невнимателен, мой друг.

Человек вздохнул и пошел по лунной дорожке в звёздную даль…
Прислушивайся к миру, он предлагает возможности.
О помощи нужно не только просить, но и уметь с достоинством эту помощь принять.
Понедельник, 13 Марта 2017 г.
21:44 История о плохом человеке
Эту удивительную историю Константину Паустовскому рассказал один старик, живший на окраине Риги.
— Перед войной рядом с моим домом поселился очень плохой человек. Бесчестный и злой. Он занимался спекуляцией. У таких людей, нет ни сердца, ни чести…

И вот немцы заняли Ригу и согнали всех евреев в «гетто», чтобы часть — убить, а часть просто уморить с голоду. Все «гетто» было оцеплено. Кто приближался на 50 шагов к часовым, того убивали на месте. Евреи, особенно дети, умирали сотнями каждый день. И тогда мой сосед решил «дать в руку» немецкому часовому, проехать в «гетто» с фурой картошки и там обменять ее на драгоценности, которые, по его мнению, остались на руках у запертых там евреев.

-Я буду менять картошку только тем женщинам, у которых есть дети, — сказал он мне перед отъездом, — потому что они ради детей готовы на все, и я на этом заработаю втрое больше.

Я промолчал, но так сжал зубами свою трубку, что сломал и ее, и два своих зуба. Если бы он тотчас же не ушел, то я, может быть, убил бы его одним ударом…
Ночью он нагрузил свою фуру мешками с картошкой и поехал в Ригу в «гетто». Женщины и дети окружили его. Одна женщина стояла с мертвым мальчиком на руках и протягивала на ладони разбитые золотые часы. «Сумасшедшая! — вдруг закричал этот человек. — Зачем тебе картошка, когда он у тебя уже мертвый! Отойди!»

Он сам рассказывал потом, что не знает — как это с ним тогда случилось. Он стиснул зубы, начал рвать завязки у мешков и высыпать картошку на землю.

«Скорей! — закричал он женщинам. — Давайте детей. Я вывезу их. Но только пусть не шевелятся и молчат.» Матери, торопясь, начали прятать испуганных детей в мешки, а он крепко завязывал их. У женщин не было времени, чтобы даже поцеловать детей, а они ведь знали, что больше их не увидят. Он нагрузил полную фуру мешками с детьми, по сторонам оставил несколько мешков с картошкой и поехал. Женщины целовали грязные колеса его фуры, а он ехал, не оглядываясь. Он во весь голос понукал лошадей, боялся, что кто-нибудь из детей заплачет и выдаст всех. Но дети молчали.

Мимо часового он промчался, ругая последними словами этих нищих евреев и их проклятых детей. Прямо оттуда он поехал по глухим проселочным дорогам в леса за Тукумсом, где стояли наши партизаны, сдал им детей, и партизаны спрятали их в безопасное место. Вернувшись, сказал жене, что немцы отобрали у него картошку и продержали под арестом двое суток. Когда окончилась война, он развелся с женой и уехал из Риги…

Теперь я думаю, что было бы плохо, если бы я не сдержался и убил бы его кулаком…

Отрывок из книги Константина Паустовского «Начало неведомого века»
Воскресенье, 12 Марта 2017 г.
22:48
Одним из главных признаков счастья и гармонии является полное отсутствие потребности кому-то что-то доказывать.
Такая точная фраза. Однажды увидела у себя в ленте новостей и не смогла забыть. Желание доказывать - это желание управлять мнением другого, желание победы, желание превосходства, самоутверждение... даже если считаешь, что желаешь только добра и пытаешься доказать свою точку зрения - в большинстве случаев это бесполезно. Каждый при своём мнении останется, ещё и обиженные разойдутся или в гневе друг на друга. "Стяжи дух мирен - и вокруг тебя спасутся тысячи", - так говорил Серафим Саровский. Спаси себя сам, и потом можешь пытаться спасти кого-то другого... Постоянное напряжение рождает нервозность, раздражительность, в таком состоянии точно ничего не докажешь, а скорее утвердишь оппонента в противоположном мнении. Когда научишься жить в мире с собой и другими, люди сами будут подходить и спрашивать. Делам больше верят, чем словам. Так что дело первостепенной важности - это работа над собой.