И наступит завтра...
Моник
дневник заведен 03-03-2004
постоянные читатели [18]
Chuchi, dvoe, Leanhaum-Shee, Mechanical Lina, NightShadow, Obviam_Maeror, Snus, SolMa, Stinger, Trisha, vishnia, Zmeichik, Букля_, Винченсо, Леон, ПАРАД УРОДОВ, Скромняга-2, чижик
закладки:
цитатник:
дневник:
местожительство:
Владивосток
[6] 07-04-2004 02:20
Я

[Print]
Моник
Суббота, 10 Апреля 2004 г.
02:18
Концепция современного естествознания. Первая пара. 8.30. Тихо сижу в углу, слушаю монотонный голос лектора, смотрю в окно.
Преподовательневозмутимо вещает что-то самому себе, потому что никто никогда не слушает его бредни:
- Предположим, что кошка, это идеально черное тело. Так вот, если мы разогреем кошку до 450 градусов цельсия, она будет ровно светиться красным светом...
Маразм у дяди, определенно маразм.
Рисую в тетради кошку и мысленно разогреваю ее. Кошка дико орет и убегает с тетрадного листа. Моя, значит, не только не светится, но и не разогревается.
Я перестаю грызть ручку и начинаю писать. Почему-то среди пустоты клеточек тетрадного листа появляется банальное "жили-были" и ничего больше.
Я снова смотрю в окно. К толстому стеклу доверчиво жмется туман, а небо так низко, что кажется, протяни вверх руку, и вот оно. Может, бутет сегодня дождь. Смоет остатки зимней грязи. Вычистит город. А может, сегодня время снега. Чистого белого снега, большими хлопьями. Он будет таять, лежа на зеленой траве, а я буду смотреть и думать о том, что хорошо, что наконец пришла весна.
Люди быстро идут по улице,бывает, на секунду останавливаются, поднимают озабоченные глаза на несчастное сегодня лицо неба, мысленно, наверное, произносят "ай-ай-ай", с досадой вспоминают о забытом зонтике, и бегут себе дальше...
Я почему-то люблю, когда небо такое. От него не знаешь, чего ожидать. Оно непредсказуемо, и хорошей погодой может порадовать с той же вероятностью, что и плохой, нужно только подаждать. Когда знаешь, что будет в следующий момент, жизнь теряет свой смысл. Игра перестает быть игрой. Я осталась здесь и я хочу, чтобы моя игра продолжилась, и моя фигурка не спала среди запасных фишек. По крайней мере я надеюсь...
Жили-были...
Когда-то очень давно( хотя на самом деле совсем недавно) я хотела написать книгу. Хорошую книгу. Что-то такое, что изменило бы мир ( к лучшему ха-ха), изменило бы людей, которые брали ее в руки.Хотелось написать что-то такое... Сказать что-то особенное. Хотелось верить, что все возможно, что все не просто так.Слова лились из меня, будто в душе моей шел вечный тропический ливень. Мою комнату заполняли исписаные некрасивым почерком тетради. В них была моя душа, мои мечты, моя суть... Меня распирало от слов, я тонула в образах и мыслях.
Должно быть именно так и происходят катастрофы. В конце-концов се это разорвало на ласкуты мой рассудок.
Я помню, как сидела на полу в новой пустой квартире и одну за другой сжигала исписаные страницы. Они горели ярко-синим пламенем. Знаете как это? Подносишь к огню самый уголок, в первый момент кажется, что ничего не происходит, но потом видишь, как по белому ползет тонкая змейка пепельной черноты. Страница сгорает, и вот когда-то черные на белом слова светятся белым на черном.И пальцами пепел в пыль...Вот так. Под потолок медленно поднимался дым слов, мыслей и безумия. Мои босые ноги были черными от пепла надежд и веры..
А строницы горели и горели. Днями, неделями, месяцами. Медленно одна за другой.
С ними сгорало по тихоньку мое безумие, но и я сгорала вместе с ними.
Сейчас во мне темно и пусто.
Из того, что я годами писала и так долго и мучительно уничтожала осталось две страницы печатного текста, каким-то образом спрятавшихся за книгами на полке...
Жили -были...
Я морщусь, будто у меня во рту что-то нестерпимо кислое. Я переворачиваю страницу, чтобы не смотреть и не видеть...
- ...куда летят кометы, - все не унимался наш безумный лектор, - А почему она туда летит? Может там ее гнездо?
Бред. Полный и абсолютный.
Я рисую комету с клювиком и лапками, сидящую в гнезде их маленьких звездочек. Комета подмегнула мне своим маленьким злым глазиком и выпала из гнезда. Глупенькая.
Я снова посмотрела с окно, туда, где из земли произростал камнями японский сад.У меня кружится голова.Там за редкими кустами, среди камней, так далеко, что нельзя точно сказать, мне превидились темно-синие глаза. Я моргаю и наваждение уходит.
Все. Клиника. Схожу с ума.
Определенно.
Среда, 7 Апреля 2004 г.
02:44
Господи, какие же глаза! Темно-синие, как будто смотришь в колодец ,на дне которого плнщется ночное небо!
Всегда любила голубые гла и красивые лица. Моя слабость. Я люблю смотреть на лица людей, запоминая каждую черточку. Просто хочется остановить мгновение и оставить у себя частицу кого-то. Ведь это так красиво. Темно-синие глаза и черные-черные волосы, неряшливо лежащие на плечах. Раньше, когда я была поглупее, рассматривая страницы журналов или уставившись в экран телевизора я часто спрашивала у кого-то: "И почему по улицам такие не ходят?!" Ходят, оказывается.
Глаза с хитрым прищуром смотрят на меня, изредка моргают, но не уходят в сторону.
Я не умею смотреть людям прямо в глаза. Но это физический дефект, а не психический. Правый глаз у меня косит, так уж получилось... А тут... Я изо всех сил пытаюсь поймать эти глаза, хоть один от меня все время убегает.
А он все сидит и смотрит на меня...
Мне хочется закричать, но я сижу и молчу. И не могу отвести глаз.
Ой, прости, парень, прости. Я уже в это не верю. Ни на грош, ни на кончик мизинца. Прости уж... Где же ты был пол года назад, когда все было по другому и я была другая?
Он сидит и смотрит.
Не знаю, что он видит в моих глазах. Но он улыбается. Его лицо от улыбки меняется,и вот на меня смотрит уже не взрослый мужчина, а просто большой ребенок.
Бывают же такие глаза.
Бывают же такие улыбки.
Он встает и идет ко мне.
Моя остановка. Слава богу, моя остановка.
Я вскакиваю и очертя голову выбигаю из автобуса прямо у него из-под носа.
Через дорогу! Плевать на машины! Плевать на каблуки! Плевать на оклики! Плевать на его голос!
Бежать.
Через виадук. По лестнице. Скрытья в странных архетектурных закоулках здания и плотной студенческой толпе.
Тихо.
Отдышаться...
Параноя.
Только почему на щеках мокрые дорожки?
С ума схожу, уважаемые господа присяжные заседатели.
Прости, парень, я уже не верю чужим глазам.
Какими бы они ни были.
Дура.
01:59
Утро . 7.30. Автобус. Люди едут на работу. Самое злое и гадкое время.
Я сижу в кресле( слава богу я живу на начальной остановке) и смотрю в запотевшее окно. Мир. Машины. Тротуары. Спешащие и не успевающие по своим делам люди. Глупые, глупые люди.Бегут, спешат, смотрят под ноги, злятся и не запоминают ничего.
Не видят солнца, выкатывающегося на тарелку неба из под холодного одеяла моря. Оно еще не набрало силу, не почувствовало свой жар и поэтому имеет, не свойственный солнцу, феолетовый цвет. И земля, маленькая глупая планетка, не узнает его и не хочет спросоня принимать тепло.
Глупые слепые люди...Глупые.
Они не вдыхают полной грудью холодный утренний весенний свежий воздух. А ведь воздух в это время так неописуемо пахнет морем.Это самый прекрасный запах, который только есть в мире, он не похож не на что, он щекочит ноздри и воображение, от него покалывает пальцы и ничего не хочется, только дышать...
Как хорошо, что я живу так близко от моря.
Глупые люди...
Они еще не чувствуют, что зима уже ушла и, что утро - это всего-лишь сладкий детский сон малютки-весны. Они спешат куда-то уставившись в глухой асфальт и будто не видят, что жизнь проснулась.
Они не видят, как в небе, еще не вполне незаметный воздушный шар луны галантно прощается с заспаным оком солнца.
Похоже, они вообще не замечают, что они есть.
А я есть.
Я сижу и рисую маленькие окошечки на запотевшем стекле, от чего кажется, что я протыкаю дырки в небе. И в каждом маленьком окошечке будто свой собственный малюсенький мирок. И эти маленькие-малюсенькие мирки подмигивают мне и отвлекают от злой невыспавшейся толпы в забитом закупоренном автобусе. Консервная банка марки "Деу".Здесь нет места даже физическим законам - сколько бы людей не вышло, заходит всегда еще больше, будто автобус растягивается, чтобы впустить всех. Мне представился набитый людьми огромный воздушный шар на колесиках, он тяжело переваливается с боку на бок, стараясь не упасть и удержать в себе все и всех...
Центр.
Теперь можно дышать. Можно вдыхать на две трети больше воздуха. И все же...
На мой взгляд существуют люди, которым стоит покупать 2 билетика...или даже 3. Эти люди с незавидным постоянством предпочитают садиться рядом со мной и размазывать мое и без того тощее тело по стенке. И вот сейчас очередной раскормленный зад очередной тети с неумеренным аппетитом плюхнулся рядом со мной. Два метра в кубе.
Я пытаюсь вдохнуть. Странно. Получилось.
Последнее время во мне поселились сарказм и черный юмор. И живут там себе припеваючи. Я шучу над собой по черному... Порой меня это пугает.
Но лучше уж так.
Вторник, 6 Апреля 2004 г.
15:43
Вы знаете, как пиходит и уходит зима?
Вы знаете, что такое пол года пустоты?
Вы знаете, что такое пустота, наполненная временем, одиночеством, книгами, чужими мыслями,музыкой, биением сердца, людьми, чужими, снегом, холодом, , крепким чаем, небом, огоньками свечей, стихами, рифмами, метафарами, ожиданием, разговорами в никуда, карамелью, кофе, словами, бессонницей, секундной стрелкой часов, взглядами, гудками "занято", телевизором, прогулками, замерзшими пальцами, бесконечными темными вечерами, ветром с моря, снегом с неба, обкусанными обветренными губами, снами, мечтами, жизнью, смертью, тоской, улыбками, тетрадями, измазанными краской пальцами, душераздирающей музыкой, сквозняками, ознобом, памятью, собой?
Пустота никогда не бывает пустой.
Пустота всегда наполнена чем-то, как, впрочем, и все остальное всегда наполнено пустотой.
Время...время...
Время уходит, как песок сквозь пальцы.
Времени нет. Ничего нет.
Есть только наше представление. Наша собственная истина. У каждого она своя, и для каждого эта истина - Истина.
Но лучше об этом не говорить, ибо знающий - знает, а тот, кто знать не хочет и не услышит ничего, как бы громко ты ни кричал...
Об Истине никто не знает.
А может быть и нет ничего?
А может и меня нет?
Никто не ответит.

А зима началась. Зима замела мои мысли, проникла в мою пустоту , в мою квартиру, в мой мир. Накрыла белым все. И кто скажет, снегом ли, пеплом? Она вечерами пила со мной накухне какао с медом. Она куталась вместе со мной в старый рыже-черный плед. Она тихо ходила за мной по пятам везде и всюду и согревала своим морозным дыханием мое и без того холодное, опустевшее тело. Она прятала в моих ладонях свою душу. Она заботлива перебирала белыми худыми пальцами мои мысли, завязывала узелки, плела бисерные ожирелья...
Зима нежно обняла меня на прощание. Зима собралась уходить.
А мы уже срослись с ней в один снежный комок. Стали сестрами. Стали единым целым.
И Зима от меня уходит.
Снег тает. И вот, мои глаза уже намокли.
Весна идет.

Почему-то в этом году так не верилось, что весна может наступить, как будто нет ее и никогда не было.Я смотрю на зеленую траву и мне кажеться, что это сон, а я все еще сплю где-то укрытая снегом, закованная людом... и я уже не я, а просто причудливо свернувшийся комок льда. И, быть может, миллиарды лет спустя, когда(если?) весна все же придет, мое прозрачное звенящее тело растает и меня не будет вовсе. Когда-нибудь.
А есть ли я сейчас?
Весна не хочет мне отвечать. Она молча проходит мимо. Она не хочет со мной знаться, ведь я не ее сестрица...
Воскресенье, 4 Апреля 2004 г.
03:19
03:17
Странно. Ведь я стояла на краю и смотрела вниз.
Вот так. Я не прыгнула. Я вылила боль словами. Но ощущение, что ушла из тела вся кровь...
На клавиатуре стерлись буквы больше чем на половине клавиш, но пишу, наугад, интуитивно попадая по нужным, хоть и не знаю их точного расположения. Так я и живу сейчас. Так я делаю каждый шаг. Быстро и не думая, потому что если задуматься, все теряет смысл и я понимаю, что не знаю, что делать и как жить... Куда идти?!

Пахнет ванилью и молоком.
Три сухие розы на столе. Верба в стакане со звездами.
Руки устали...глаза...
03:09
Два часа ночи.
Холодный черный кофе на кухне. Скатерть в чайных пятнах и криссталах сахара. Разбитая чашка с плюшевым медведем, выпавшая из дрожащих рук. Чашка когда-то такая любимая, а теперь она лежит в кофейной луже и мне нет никакого дела до нее. Пустые, сухие как Сахара глаза. Потеки туши на облаке подушки. Бледные худые руки, обнимающие одеяло, как будто оно живое, живее меня, и скучает по теплу. Выключенный свет. Теплый плед на полу в нечетком пятне лунного света. Зеленые кошачьи глаза, затаившиеся в надшкафовой темноте. Ночь. Тишина. Открытая дверь на балкон. Холодный воздух. И, почему-то, кажется, что осень и весь мир засыпан шуршашими желто-рыжими листьями. Почему-то... Апрель, укрытый снегом. Последним снегом, так похожим на первый.
Все, что было, ушло.
Все, что было, было вчера, а сегодня... Сегодня еастанет, когда взойдет солнце.
А пока я посижу немного в безвременье, и послушаю тишину, и посмотрю на темноту, и подумаю ни о чем.
А когда наступит сегодня...
Сегодня нужно научиться жить.
Снова.
С каждым вдохом, с каждым биением сердца... Учиться жить. Заново.
Только на этот раз некому шлепнуть по попке и заставить дышать, пусть с криком и плачем, но дышать.
Некому согреть и взять на руки.
Но это не важно.
Потому что вчера кончилось.
Пусть еще темно и сегодня еще не настало...
Но я жива.
02:52
Ни одна женщина не достойна слез.
Ни один мужчина не в праве быть слабым.
Но это другой мир. Это жизнь. У нее свои законы. В этом мире нет понятия справедливости, высшей справедливости. В этом мире нет слишком многих вещей. Слишком многих. И это наш мир. Не сказка, не книга написанная романтиком, не красивая песня... Жизнь.
Здесь все наоборот, все не так.
Здесь прекрасные принцессы сильны и бесстрашны и одеты в сверкающие доспехи.
Здесь рыцари трясутся от страха и убегают, поджимая хвосты.
Ни одна женщина не достойна слез. Назначение женщины - дарить свет и радость. Акакой свет и какую радость может подарить безрадостный мрак в моей душе?
Каждая женщина - это отдельная вселенная.
Когда женщина плачет, во всем мире идет дождь.
Вот так. Ни одна женщина не должна плакать, но здесь не тот мир.
Здесь прекрасные принцы ревут в три ручья над испорченным маникюром и признаются в любви другим прекрасным принцам.
Здесь могучие воины оказываются голодными злыми драконами и пожирают благородных леди, тех, что всю жизнь мечтали о спасении.
Здесь страшные драконы, пожирающие воинов. - всего лишь маленькие заколдованные девочки.
Здесь беззащитные златокурые девочки на самом деле холодные расчетливые ведьмы с лицами без эмоций.
Здесь злые старые ведьмы - невинные мечтательницы...
Это не тот мир. В этом мире все не так...
Но даже в этом мире ни одна женщина не достойна того, чтобы плакать.
Вторник, 30 Марта 2004 г.
00:28 Из сожженной тетради
Глупости деления ноль на ноль...
С непонятным рвением бъется боль.
С непонятной совестью, неспеша
Убивала крыльями свет душа.
Просто незамеченный мой вопрос
И бывает искренность невсерьез.
И бывают доводы в пустоту,
Просто озарением на ветру.
Попросить прощения, обрести...
Только сердце-бабочку не спасти.
Танцевать на холоде, саван - дрожь...
Глупости, не слезы это, это дождь...
Каждого мгновения мотыльки
С силой вырываются из руки.
И все так же теплется моя боль...
И итог деления снова ноль.
Суббота, 27 Марта 2004 г.
01:01
Оказывается я совсем одна.
00:58
Телефон.
Холодный серый пластик. Замерзшие белые пальцы.
Пять кнопок, шесть нажатий.
Десять секунд.
Лдинадцать длинных гудков.
Еще двадцать секунд.
Сонный голос на другом конце провода будто из другой вселенной.
Пол второго ночи.
Дрожащий шепот.
Теплые слезы.
Боль в горле.
Мокрые соленые щеки.
Уже другой, чужой, удивленный голос отвечает моим слезам:
-Я от тебя чего угодно ожидала, только не этого! Что за истерика?
Удивление, раздражение, ни капли сочувствия.
Боль в горле.
Сдержаться.
Вот так и заканчивается дружба.
Эх, Нюрка, Нюрка... Зачем ты так со мной?
Молчу.
Отбой.
Пятница, 26 Марта 2004 г.
16:35
Я не верю в бога.
16:34
Его звали Иван...
Атомная бомба.
Безжизненная земля и черный снег.
Его звали Иван.
Боже...
16:31
Боже, для чего любовь , если Любви нет?
Сказки! Сказки! Сказки! Обман! Пустые слова в глупых книжках, наивные мечты маленьких девочек в розовых платьицах, лживые росказни парней с презервативами в карманах, маразм добрых бабушек, всезнающее молчание матерей, искусстенная проповедь священников, сны, небытие, нереальность, сказки!
Вот, что есть ваша любовь!
Боже, как больно!
Зачем ты дал мне сердце и душу? Зачем научил меня отдавать и отдаваться? Зачем наделил меня нежностью? Зачем?
Тишина...
И очень больно стучит под левой грудью. С такой болью перемалываются кости, от такой боли умирают, из-за такой боли теряют рассудок, от такой боли лопаются голослвые связки...
Но это тело. Тело слабо и легко принимает избавление смертью ( порой слабость спасительна, не так ли?)
А вот душа умеет терпеть. От разрывов душевных не умирают и не кричат. Но, бывает, умирает душа и все то светлое, что в ней было, становиться тьмой.
Боже, дай мне смерти, боже!
Пусть сердце-камень и мысли - тьма.
Боже!

Я лежу, раскинув руки по кровати. Без сна, без слез, без мыслей, без чувств. И только в самой глубине меня, там, куда не попадают солнечные лучи, в голос рыдала моя волчица.
Вой отражался от снега, камней и вековых безвременных льдов и летел в бездонное темное небо, блуждая между холодных криссталов звезд и обходя стороной одинокий глаз луны.
Волчица пела темную песню.
Волчица выла.
Она умеет плакать, когда моих слез уже не остается, она умеет тосковать, когда у меня уже не хватает сил чувствовать, она умеет помнить, когда я уже не могу думать.
Ей было нестерпимо больно, но она жила.
А я звала смерть.

Никогда не думала раньше, что можно любить так. Когда хочется раствориться в другом, когда не нужны слова, когда не существует времени, когда вся окружающая жизнь кажется иллюзией.
Ничего до. Ничего после.
Разве можно так отдаваться, Боже? Разве можно?
Разве можно так...
Тихо... нет ответа.
Это невидимая темная всепоглощающая женская тоска, так любить.
Это то, чего вечно желаешь и, чего никогда не хватает, так любить.
Боже, зачем так любить?
Сказки! Дрянь! Ложь! Глупости!
Просто, когда сержце топчут перестаешь, во что бы то ни было верить. Потому что верить уже не чем.
Боже, для чего ты придумал мужчин? Для чего ты не научил их любить? Возможно, вынимая ребро, ты задел ненароком сердце. Прощаю. Ты не хирург, мог и ошибиться. А может, мужское сердце просто умерло за ненадобностью? Как когда-то отвалился хвост ...
Глупости! Бред! Горячка!
Но что делать, когда отдаешь все? Все! А в ответ получаешь:
- Знаешь, я не люблю сладкое, я не люблю стихи, я не люблю тебя, я не люблю любить, я не люблю быть любимым, я не люблю отдавать, я не люблю отдаваться, я не люблю. Мне не нужно, чтобы ты любида. мне этого не нужно. И ты мне больше не нужна. Когда заходишь слишком далеко, можно запросто свалиться с края. У тебя все будет. Потом. Не со мной. Может быть. Кыыш! Пошла вон!, - трогательный аккомпонимент, поцелуй на память, пинок под зад, кинжал промеж лопаток и повернуить не забыть его там пару раз. Пафос. Все. Конец. Занавес. Жтдкие апплодисменты.
Я не умею расставаться - я умею ( умела?) любить.
Просто слишком тяжело и больно теперь быть...
Может не быть?

Где-то в глубине меня из тьмы вышел мой волк и, как всегда, молча и властно посмотрел на мою бедную волчцу. Волчица прервала свою траурную песнь смерти и тоски. Волчица приняла решение жить и дарить жизнь. Она легла на промерзшую землю и зарылась носом в снег , положив голову на пушистые лапы. У нее не было сил идти дальше.
И волк помедлил уходить. Он опустился рядом и стал охранять ее сон. Охранять хоть целую вечность, пока она не найдет в себе сил проснуться. Он был на много миллионов лет старше и мудрее моей маленькой глупой волчицы. А ей еще только предстояло стать такой. Хотя, кто знает, проснется ли она.
Я не знаю. Думаю и она этого не знает.
15:45 из сожженной тетради...
Солнце встает…
Я не могу ничего написать
Для тебя.
Я не могу ничего сказать-
Я молчу.
Я больше не знаю слов.
Во мне умирает я.
И эхо твоих шагов
Запомнит моя земля.
Мне так хочется этой любви.
Но я знаю, меняемся мы…
Посмотри на меня, посмотри!
… просто эхо ушедшей зимы…
Четверг, 25 Марта 2004 г.
04:50
его звали Иван...
Точнее его зовут Иван.
Просто так легче.
Его звали...

Это совсем не просто рассказывать как мне было тяжело. Как мне тяжело сейчас( ведь не кончилось ничего, ничего не прошло) . Кому-то легче, выплакался, выговорился ивсе. И камень с души. У меня же... Почему-то так повелось, что для всех окружающих у меня всегда все было хорошо. Сильная глупая девочка. Подруги плакались мне, высказывали свои обиды, слезы выливали, вымаливали утешение, а моих печалей не для кого кроме меня и не существовало. Я научилась хранить свои душевные раны так глубоко в себе, что никто их и не замечал, ничей взгляд не цеплялся за мои горести и ничьи уши не слышали моих ночных слез. Никто даже не догадывался, какой холодный клубок растет у меня на сердце и душит...душит...душит... Никто ничего... Это тяжело, когда слезы приходят только от того, что я - это я.
Иногда мне начинало казаться, что я и не человек вовсе, а нечто совсем другое... Тварь... Тень.. И на ногах кандалы комплексов, страхов, неуверенности. Это только снаружи я все могу преодолеть. Сверху железный кокон, а внутри тонкая стеклянная снежинка - разобьется и не увидешь...
Всегда находились люди, которые убеждали меня в том, что я не така ( какая?! Какая?!) какой нужно быть, что я (Я!) никому не нужна... Даже те, кого я любила... Даже те , в ком я была уверенна... О ком я думала, что меня любят...

Его звали Иван.
И опять нестерпимая боль подступает к горлу, просачиваявь сквозь душу, сквозь сердце, когда слезы стальными иглами давят на голосовые связки и слова дрожат, как осенние листья. В такие моменты я пытаюсь быть ( казаться?) не собой, а кем-то совсем-совсем другим, чужим, сторонним человеком, прохожим , которому ни до кого и ни до чего нет дела. Просто я не могу по другому, просто дурная привычка казаться сильной.
Ни слезы, ни трещены...

Где-то в бесконечной глубине меня запела моя волчица. Запела холодную, долгую, жуткую песню зимы. Песню о том, что нет солнца, нет тепла... Ничего нет. Мой суровый волк не пришел ее успокаивать. Он пытался ее чему-то научить... Чему? Боли?

В горле еще больнее. Только бы не сорваться. Только бы бумага не стала мокрой и не поплыли чернила черными снежинками-кляксами в разные стороны, целуя друг-друга.

Его звали Иван.
Сейчас понимаю, что никогда и не любила его на самом -то деле.Я не знаю и не понимаю, что это вообще было. Хотя вру, понимаю. Наваждение, галлюцинация... Он не был живым человеком . Он был мечтой. Моей тайной выдуманной мечтой. Он вошел в меня, как та часть моей души, которую я ждала с рождения, но он не был ею. Просто я наделила его тем, что хотела видеть в том кого полюблю. Собственно любовь, на мой взгляд, чувство во многом исскуственное( в большинстве случаев, я имею ввиду). Мы придумываем что-то, а потом учимся это что-то в ком-то там видеть. Хотя это что-то совсем не принадлежит этому кому-то.

Его звали Иван.
А может я и любила его... Может и любила. Просто он убил все во мне, а теперь я запоздало защещаюсь.
Просто он вошел в меня, как к себе домойОн стал моим всем. Я верила его словам, его глазам, его рукам. Я отдала ему все, что только женщина может отдать мужчине. Теперь мне понятно, что далеко не все мужчины способны принять этот дар.
Он не смог.
Смял, разорвал, убил, выбросил на ветер чувства, душу мою..
Убил меня.
Убил любовь.
Теперь я ненавижу. И ненависть ничуть не меньше любви.
Теперь я плачу' за все.
Теперь я хочу быть демоном, чтобы уметь убивать.
Дура...
Я понимаю, что и не его-то любила, но кого? Кого? Не знаю. И небо молчит.

А может быть крикнуть: " Где ты?!!!"
Среда, 24 Марта 2004 г.
11:21
Что потом?
Потом я устала ждать. Впрочем, я это уже рассказывала...
Мне захотелось реальной любви реального человека. Я просто страшно устала чувствовать себя невменяемой.
И тогда я стала свободной.
Ненадолго.
Потому что жизнь не дает человеку шанса быть свободным.
Рано или поздно Бог нас все равно замечает и тогда... Тогда, прощай все.
Бог безумен.
Он не любит счастье. Он любит страдальцев и грусные сказки о лишениях. Каждый вечер Он поджидает , когда же прилетят ангелы, и слушает, слушает, слушает... Счастье скучно, оно у всех одинаковое, а вот если плохо какому-нибудь живому существу, тут и всплакнуть можно, и пожалеть, и даровать чего-нибудь там. Благости какой-нибудь, жизни вечной или просто успокоения. И тогда люди говорят :"Есть Бог на свете!". Да, есть, но несчастье ваше ему нравиться гораздо больше, чем счастье. Ведь тогда можно чувствовать себя Богом. Боги умирают, когда в них перестают нуждаться. И Он это знает.
Что ж, я перестала в нем нуждаться. Я могу громко сказать:"Я не верю в Бога!". И Он услышит. И вдохнет с облегчением, значит на одного счастливого человека будет меньше, ведь на меня не надо тратить божественного его времени...
В общем, жизнь пребрала меня к рукам...
Пятница, 19 Марта 2004 г.
05:06
Страшно не тогда, когда ты никому не нужен. Страшно, когда никто не нужен тебе.

Мне страшно...
05:05
Было время...
Так странно, будто миллион лет назад. Так далеко, будто мне не двадцать лет.
Было время...
Я умела ждать, верить и надеяться.Сейчас нет уже...разве что только надеяться.
Я любила его. Того, чей голос заставлял меня умирать и рождаться, Того, чьи песни подарили мне знание того, кто я.

"Бывают дни, когда ты можешь летать.
Бывают дни, когда тебе хочется плакать.
Тногда ты можешь преодолеть все преграды,
Но в другой миг ты тонешь в темноте.
Когда страдания разбивают твое сердце,
Знай, это не навсегда.

И лишь,когда ты бродишь под дождем,
Скаждой падающей каплей
Приходит знание,
Что солнце будет светить снова.
И лишь,когда ты бродишь под дождем,
С каждым новым шагом
Ты учишься пониманию, как изменить жизнь.
И с каждым вздохом, ты чувствуешь,
Как свободна твоя душа.

Завтрашний день наступит,
Ведь жизнь идет по кругу.
Ты подведешь черту:
"Прощай, вчера!"
И наступит завтра.
Ведь жизнь - карусель.
И если ты не сдашься,
Время назовет твое имя..."


Ну чего стоит? Просто прислушаться и вспомнить... Просто? Ничего подобного. Это совсем не просто, вспоминать, когда болит сердце и всю душу выворачивает наружу. Это чертовски сложно, услышать слова, правильные слова, услышать и поверить. Потому что это уже не та я, которая умела слышать...
Когда-то я верила ему намного больше, чем себе.
А асейчас просто хочется закричать: " Ну! И где ты?!!!Где твоя истина?!!!". Хочется закричать, но я почему-то спрашиваю у неба шепотом: " Где моя вера?" Но небо не ответит, ему ни до кого нет дела... Да и не у него я спрашиваю, не у него.

Я любила его. Человека , который меня никогда не видел и не знал. Я любила его, того, кто сделал меня мной. Я любила..
Я устала его любить.
И я чувствую вину, за то, что я устала ждать...
Хотя мне воздалось по заслугам.
...Но об этом не сегодня...
Четверг, 18 Марта 2004 г.
10:25
менять реальное имя - менять всю свою сущность