Salespeople
клуб заведен 30-06-2003
постоянные читатели [7]
azsh, evergreen, glv12 Marla Zinger, Marla Zinger, Underme, Роланд, Тривиальное чтиво
участники [2]
FEB, Salesman
закладки:
цитатник:
клуб:
Понедельник, 19 Января 2009 г.
11:45 FEB » Я хочу переписать контракт!
Сколько их было - попыток суицида…Нет, сколько их было лично у меня? Таблетки, веревки, лезвия… Пустота… И снова бег по кругу - усталость, одиночество, истерика, голоса…Блуждание в лабиринте, поиски выхода, «Эликсиры счастья»…Отсутствие равновесия, альтернативные способы снятия напряжения, «Регуляторы настроения»…И опять неврастения, неспособность терпеть боль, «жажда суицида»… 

И так потом пишутся песни – правдиво о том, о чём не в силах молчать, о боли и одиночестве, о страхах и непонимании, о разбитых мечтах и убитой любви…

В своём стремлении к саморазрушению я, наверное, не раз переходила все дозволенные границы. Уверенная в искренности и правоте своих желаний, я настолько сильно культивировала своё мортидо, что не могла даже предположить, что когда-нибудь буду раскаиваться. Ведь это мои чувства и моя жизнь, и уж мне-то лучше знать, как с ними следует поступать! Я так часто протягивала руки к небу и взывала: «Я хочу умереть!», что однажды дождалась ответа…

И вот, совершенно неожиданно для себя, я вошла в круг онкологических больных. Ось сознания катастрофически-стремительно сместилась, как мне теперь видится, в правильное положение. Живя в больницах в мире, таком далёком от скандального и омерзительно-презираемого live-шоу, пережив операцию, ежедневно видя угасание надежды обречённых, я всё-таки верила и боролась за будущее. В своём несчастье я стремилась быть светлой и чуткой, я училась сострадать посторонним и излучать добро независимо от того, вернут ли мне когда-нибудь  мной подаренное тепло. Я училась любить жизнь, даже тогда, когда жить БОЛЬНО!

Я училась терпеть…И ещё, казалось бы, когда теряешь всю жизненную силу и надежды на благополучный финал остаётся всё меньше и меньше, во мне открывались неведомые ранее ресурсы воли, уже давно мной забытые позитивные стремления и возвращение утраченного оптимизма.

Стремительно я менялась в лучшую сторону, до собственного удивления : «Откуда силы берутся?», барахталась, как тот лягушонок, отчаянно пытаясь выплыть, а не утонуть. Я стала больше улыбаться сама и поднимать настроение окружающим, сопротивлялась атмосфере обречённости этого отделения клиники и начала строить планы на будущее – ближайшее и далёкое. Я захотела жить…

Игры, в которые играют люди, здесь принимали уродливые формы – если в мире успешных людей принято гордиться статусом, деньгами и связями,  внешней привлекательностью или же профессиональными достижениями, то в этих стенах соперничество и сравнение  шло в диагнозах и прогнозах. Личная трагедия настолько сильно разрушала внутренний мир личности, что, похоже, заразная мания «хвастать своей болью» и «положением», подчёркивать «превосходство» своим анамнезом поражала всякого попавшего в среду больничного общения. 

Проигрывая сражение за жизнь, человек пытается уравновесить весы справедливости,  хотя бы как-то  компенсируя выигрышем в состязании тяжестей болезней. В этих разговорах неизбежно побеждал тот, у кого хуже, в итоге, вызывая у побеждённого  растерянность и неловкое молчание.  

Люди различных социальных слоёв, разных профессий и возрастов,  уровней достатка и  образования, становясь пациентами, попросту смешивались в одну касту, создающую очередь страждущих и надеющихся на помощь Всевышнего, прогрессивные  достижения медицины и золотые руки  судьбой данного врача. И здесь нет персоны более важной, чем он, тут «звезда» – хирург! 

Осознавая, как губительно действуют на душу и тело, рассуждения типа:  «как нам не повезло…»  и «какие мы несчастные!», я вопреки принятым за норму мнениям, твердила: «Я счастливая!  Мне так повезло,  что это обнаружили сейчас,  ведь я могла не знать о происходящих изменениях в моём организме, и ничего не успеть предпринять, не начать никакого лечения. И какая удача встречать людей, которые оказываются талантливыми и неравнодушными профессионалами, как мне повезло с хирургом и с остальными работающими со мною специалистами…» И, конечно, понимала, как важно не просто это себе говорить, а самое главное –  так думать и чувствовать… На ежедневно задаваемый  дежурный вопрос лечащего врача о самочувствии, с искренней улыбкой отвечала: «Спасибо, доктор! У меня лучше всех! Я здесь самая здоровая!» 

Только так возможно наперекор судьбе исправить жизненный вектор. 

Теперь я точно знаю, что ничего не происходит случайно. Слова, мысли, и даже чувства материальны и имеют силу, которая может стать созидательной  или разрушительной для нас самих же, хотя, бывает, изначально цель их была обозначена  совершенно в другом направлении.                                                                                  

Всё, что мы произносим вслух, о чём думаем и мечтаем, к чему стремимся и чем наполняем свою жизнь… Всё это рано или поздно находит свою мишень, любое зло возвращается, всякий выплеснутый яд отравляет, каждый выброшенный удар вернётся обратно волной  заслуженной боли…

Наверняка, каждый человек из этого круга пациентов обязательно хоть однажды задаёт себе вопрос: «Почему я?» Религия даёт однозначный ответ – Болезни нам посланы  в наказание или как испытание… Не чувствуя тяжести чего-то содеянного, за что должна повиниться, в чём пришёл срок раскаяться, с пониманием  принимаю данное судьбой испытание, ради того, чтобы стать сильнее, выносливее и лучше, чтобы продолжать жить, излучая вокруг себя свет…Теперь я знаю, в чём я была не права и как мне всё исправлять. Переоценив страдания и стремления и помыслы, жизнь и смерть, став, без сомнений, мудрее, я снова взываю к небу: «Простите, я больше не буду! Я передумала… Я хочу переписать контракт! Я не хочу умирать…»
--------------------------------------
Авторство: Н.Ш.

отредактировано: 19-01-2009 15:24 - FEB

Воскресенье, 26 Октября 2003 г.
04:13 Salesman
Без названия…

***
[justify]
Вся радость в этих старушках в том, что они уже не ищут любви, они дожили до того чтоб понимать хоть что-то и относиться к этому не так сентиментально как наверное лет десять или двадцать назад. К сорока годам или уж точнее к пятидесяти женщины начинают понимать, что им на самом деле надо. Время поджимает, возможности наслаждаться исчезать с каждым днем, нужно наверстать все упущенное! К черту романтику, к черту встречи, к черту ухаживания и все такое прочее! Эти женщины знают, что им надо: молодых, красивых, мускулистых, выносливых и ненасытных парней, готовых исполнить за деньги все что угодно! Да - я один из них. И я получил слишком хорошие деньги за то, чтоб чувствовать запах ее секреции, чтоб двигаться в этом ритме, чтоб целовать ее пухлые увядающие губы прошитые золотыми нитками и ласкать ее хренов клитор. Нравится или нет, я вовсе не знаю… а может, и знаю, надо лишь начать рассуждать и думать. Деньги. По крайней мере, со временем все сошлось на них, а продолжением времени все сходит на нет и ты делаешь просто то что делаешь…

Одинокие бизнесвумен, или богатые финансисты ходящие днем дорогих костюмах и ездящие на шестисотых и пятисотых моделях Мерседеса, а ночью шастающие по ночным клубам и ищущие таких как я, которые за стопку зеленых смогут драть их в задницу часами. Часто это женщины, уводящие меня из стриптиз клуба. Их мужья наплевали на все, жены тоже, вообще-то они даже любят друг друга, относятся с неимоверной нежностью, а трахаются с другими. Бывают такие пары, к примеру, меня снимает мужик, и просит чтоб я трахнул его жену у него на глазах. Обычно такие неплохо платят… Сами сидя у меня за спиной и мастурбируя, толи на меня, толи на нее…
Уж мне все равно, я не собираюсь лезть к ним в души… может быть, я понимаю их лучше чем кто-либо, но я не буду их психологом и не буду сочинять для них философий и жизненных оправданий. Я лучше буду их трахать. За бабки. Я лучше и дальше буду просто шлюхой. Это проще всего. У меня уже была сложная правильная жизнь, мне хватит.

Я не имею дел с молодыми девчонками содержанками, которые приезжают на БМВ купе или на Мерсах ЦЛК в своих модных юбочках от D&G, с нежным искусственным загаром. Они часто думают, что они такие очаровательные и я западу на них сам, потом понимают что что-то не так со мной, потом предлагают деньги… Я не имею с ними дел. Иногда они сходили с ума, ищат меня по клубам, спрашивали сутенеров, барыг и других около знающих людей. Влюблялись и строили глазки восемнадцати летние и даже меньше… Простите дамы, меня с вас хватит. Для меня секс это не наслаждение, женские прихоти и тела не абсолют. Я не работаю с молодыми женщинами и мужчинами. Только если ему переваливает за тридцать, только если ее кожа становится бархатной как у персика. Ты должен придерживаться определенных принципов, если хочешь в ходить в список лучших! И да - я один из них.

Я открываю глаза… солнце светит через эти чертовы окна, на которых нет штор. Окна такие большие… съемная хата в старой хрущевке где-то в центре, я снимаю ее у какой-то бабки за четыреста баксов в месяц. Мне часто приходится менять свои квартиры. Иногда они втюриваются и начинают преследовать меня. Пусть будет так, но у меня должно быть свое безопасное место. Из квартиры в квартиру я вожу лишь римский стул, когда голова начинает слишком много думать или что-то становится не так, я качаю пресс… долго и сильно. Это только на руку моему рабочему инструменту… Зал, бассейн, солярий… косметолог. Сегодня я весь день посвящаю себе или скорее… инструменту. А все равно плевать - я люблю свое тело. Слишком за многим надо следить: жир, эпиляция, состояние волос, вид ногтей, рельеф мышцы, зубы, волосы в разных местах и на разных частях тела, которых вообще-то не должно быть вообще… и так далее. На вечер у меня приглашение… на прошлой неделе в косметическом салоне, какая-то женщина лет сорока или сорока пяти сунула мне в руку бумажку с телефоном и с цифрой под ним: "10 000$". Я позвонил и сегодня мой выход.

Мой Ленцер останавливается в переулке в самом центре Москвы. В подъезде мне приходится пройти самый настоящий КПП, вот так живут эти люди. Меня находят в специальном списке приглашенных жильцами на сегодня, представляете - нужно получить пропуск или тебя должны знать в лицо. Ее квартира занимает целый этаж. Сегодня у нее какая-то чисто женская вечеринка, такие бабки могут закатывать себе такие пиршества хоть каждый день. Хозяйка отводит меня на кухню и говорит в чем дело, мол я как официант должен ходить с подносом шампанского и предлагать его всем, к тому же любая из ее гостей может увести меня в отдельную комнату и делать со мной все что угодно. Тут было еще двое таких же как я… Один уже ходил среди этой небольшой толпы, второй подошел чуть после меня.
Я налили себе вина, бросил в бокал пару таблеток Виагры и опустошил содержимое одним мощным глотком. Затем я выгодно смотрелся на фоне этих двух, может им не хватило мозгов, может они просто были не на столько опытны… Я бродил с безумной эрекций, заставляю каждый глаза обратить на меня внимание. За ночь через меня прошло шесть женщин, плюс после полученных инструкций мне пришлось трахнуть саму хозяйку, которая слегка повизгивала, затем в миг сжалась в комок, будто состояла вся исключительно их сухожилий и связок и размякла на столе, заполнив кухню запахом своих выделений.
Эти женщины обладательницы слишком разношенных пёзд. Черт, я не всегда с ними кончаю сам, хотя машина не должна испытывать удовольствия. Это не они выжимают из меня все что могут, а я делаю то, что они хотят. Десять штук за ночь… слишком хорошие деньги, за то чтоб когда-то следовало послать мораль и все нравственное.

Я уезжал под рассвет, эрекция еще не спала… Этот Ленцер между прочим такая же моя очередная плата. Я трахал какого-то мужика, он оказался каким-то авторитетным нотариусом, вместо денег он прям в том же офисе и на том же столе, на который упирался, написал мне генеральную доверенность на эту тачку и я уехал от туда на ней. Этот толстый хрен мог бы купить себе и Ферарри коль ходит в родных костюмах от Пьер Кардена и платит Ленцерами тем кто его ебет.

В общем, они нормальные люди. Гараздо нормальней тех, кто живет, трудится до 8 часов каждый день, заводит семью и детей, растит своих детей, а однажды умирает. И всю жизнь завидует и поносит тех, кого я трахаю по ночам и от чьего пота отмываюсь после рассвета.
...
[/justify]
Четверг, 28 Августа 2003 г.
10:51 Salesman
Я назову эту историю "Умирая", говоря о том, что вся жизнь просто чушь, и лишь мгновенья, в которых чувствуешь вкус жизни важны в ней.


Представь парня, который всю свою прошлую жизнь занимался машинами. Классно водит, обожает тачки, мог починить все что угодно, замутить самый крутой тюнинг и всякое прочее. Он отдал свою жизнь этому, это его страсть! И вот он как-то выходит из больницы, смотрит под ноги и думает что все вокруг просто куча дерьма, не на что не способная, ведь в больнице ему сказала, что скоро он умрет от какой-то там неизлечимой болезни.
И вот он идет и думает… о жизни, какого черта вся она стоит, к чему все его знания и умения. И вдруг он видит перед ним стоящий штыренный Додж Вайпер. Он знает, что способен сполпизды вскрыть и завести эту тачку. Он знает, что это за тачка лучше, чем кто-либо на этой планете. Он знает - скоро он умрет.
Он садится за руль, полный бак, под ним куча лошадиных сил упрятанных в одну педаль. Он жмет на газ и мчится гонять по городу, он знает, что скорее всего это его последняя радость в жизни! И он мчит по улицам, выжимая все, что только можно из этой машины, набирая максимальную скорость, наслаждаясь самой машиной, ветром и небом над ним, забыв про все остальное, бывшее и настоящие в его жизни. И где-то там, когда стрелка скорости уже начнет зашкаливать, он почувствует это в своей душе, что-то такое, бывалое ранее, но лишь редкими покалываниями… жалкими кончиками иголок. Это будет само чувство жизни!

Умирая, он будет вспоминать это мгновенье. Хотя на его месте лучшая смерть очевидна
Пятница, 22 Августа 2003 г.
15:02 FEB
[justify]Я долго играл нейрохимическими связями своего мозга, пытаясь найти то сочетание, которое можно оформить в виде истории для нашего клуба, и, кажется, набрел на подходящую комбинацию.

***

Вам знакома атмосфера офиса? Офис – эта такое помещение, где народ снует туда-сюда, иногда поворачивает свое лицо к вам, изображая заинтересованность. Но только иногда, и все в рамках офисной дрессуры. Офис, это то место, куда ты приходишь утром, следуя корпоративной трудовой этике, и начинаешь «работать» - перекладывать бумаги, задавать вопросы, отвечать на вопросы, давить на клавиши, кликать мышкой. Скорее бездумно, но эффективно.

Моя работа – это давить на клавиши. Нет ничего проще. Клац-клац. Клик-клик. Возьмите, пожалуйста. Нет, проблем, сделаю. «Пошли на хуй» в качестве ремарки к каждому открыванию рта смотрится очень даже неплохо. Но это уже выходит за правила корпоративной морали, контроль за исполнением которой возлагается на нарезанные полоски бумаги, БУМАГИ… Да, да, я говорю о деньгах, которые выдает бухгалтерия, выглядящая в этот момент так, словно она тебе оказывает огромную услугу. «Распишитесь здесь, сумму прописью… Да, да. Все верно? До свидания». О да, охуенная услуга – выдать мне заработанные деньги. Но мы здесь все повязаны, и вы нуждаетесь в нас, офисных работниках, как и мы в вас – буржуазных работодателях с вышколенными до лоска костюмами. Берем костюм за плечи и как следует встряхиваем… Думаю, вы и сами знаете, что увидите на полу после такой процедуры.

Если я так ненавижу свою работу, то почему бы мне ее не бросить? А с чего вы взяли, что я ее ненавижу? Кто вам блять сказал, что на рабочем месте я занимаюсь сглатыванием блевотины от моей тошнотворной ебанной работы? Нет, нет. Моя работа – нажимать на клавиши. Нет ничего проще. Клац-клац. Клик-клик.

Но они ждут, надеются, что престижная должность, чей престиж потверждается солидной суммой ежемесячно – это то, что заставит почувствовать меня счастливым. Они заглядывают мне в глаза, и видят странное выражение-насмешку в их глубине, и колючую прохладу. И эти глаза не лишены смысла. Но этот смысл их пугает. Они думают, что у меня не все в порядке с головой. Свои головы они считают «нормальными».

А я прошу не лезть мне в душу.

Иногда мне хочется взять в руки оружие и расстреливать всех на своем пути, переходя от одного загончика к другому.

Но вы ведь знаете, что я никогда этого не сделаю. Только не пытайтесь больше заглянуть ко мне в глаза – для вас в них ничего нет. Договорились?

Ну вот, мы даже немного познакомились и заключили соглашение.

Депрессировать лучше всего зимой. Закручивает мозги до состояния морской пены? Милости просим принять низкотемпературные воздушные ванны. Соблюдайте очередь, господа.

Никакой осенней грязи, никаких встрясок, никакой однородной эмульсии мыслей под черепом. Черные мысли на белом поле жизни. Черным по белому. Клац-клац.

Затяжной прыжок по волнам депрессии. Холодный воздух, разрывающий легкие. В темное время суток.

Как проходят дни, вы уже знаете. Ну или делаете вид, что вам интересно было это узнать.

Однажды я стоял за окном. За спиной – здание, со всей его алхимией кишок коммуникаций, передо мной – пустота. Как выбрался – не помню. Я даже не помню, что чувствовал в тот момент, когда стоял за окном аля Нео, убегающий от агентов. Такой чистый момент жизни, и я его не помню.

И все чаще мои ноги свисают с окна. Я боюсь высоты. Боюсь высоты, потому что она затягивает меня в свои объятия. Судорожно цепляюсь за края оконной рамы и вытягиваю себя обратно, тяжело падая на пол, в свет люминесцентных ламп.

Я боюсь высоты… боялся высоты.

Если вы предположили, что в одну из таких ночей Пустота протянула ко мне свои руки и крепко сжала, то окажетесь правы.

И они подумают, что я устал от жизни. Покачают головой: «Неудачник». Отгонят прочь: «Но он свободен, у него больше нет проблем». И как всегда будут не правы.

Если вы читаете эти строки, значит, мне удалось облечь их в форму, доступную вашему восприятию.

Если вы хотите решить свои проблемы, уйдя от них в то, что называется смертью, то спешу огорошить вас – вы не добьетесь своей цели.

Я знаю, что вы мне не поверите.

В вихре саморазрушения вы не решите собственных проблем.

И только не спрашивайте меня: «Как же нам тогда решить свои проблемы?».

Ничего не отвечу. Я просто зашел передать вам привет.

И еще. У вас не будет иллюзии того, что вы можете что-то таким образом решить, «выключить» себя.

С проблемами, от которых вы бежали, здесь делать нечего.[/justify]
Вторник, 15 Июля 2003 г.
11:20 Salesman
Я слушаюсь установленных правил, хотя сомневаюсь, что эта история пройдет по духу… мне тяжело было с названием, но я назову ее "Следующее мгновенье"
***
Все произошло быстро и правило моей новой жизни сработало в одно мгновенье.

Мгновенье - мы танцуем, я провожу по ее спине, пропуская руку под пояс штанов, прикасаясь к ее ягодицам и сжимая их, вбирая в себя ее страсть и разжигая ее в ней самой! Мгновенье - мы целуемся, поглощенные страстью, опираясь на капот моей синей "девятки". Ее руки впиваются мне в волосы и страстно шарят по спине и груди. Мгновенье - мы уже у нее, в порывах и в движениях, радуясь этому привкусу истинной страсти и упиваясь нотками порочности, жадно вожделея тела друг друга, повторяя губами, языком и руками их контуры, словно вырисовывая наши портреты, словно творя мистический ритуал на алтаре оккультного божества, сплетаясь нашими телами в стремление стать чем-то единым, сущностью страсти, превратиться в ее эссенцию.
Ночную тишину разрывал лишь шорох пастели, прерывистые дыхания, звуки трения тел, легкие стоны и звук самих улыбок, которые в эту ночь звучали!

Еще мгновенье и я открываю глаза… еще одно и я слышу как кто-то открывает дверь. В голове пустота, я смотрю на ее лицо, которое в долю секунды искажается… страхом?

Из коридора доносится какой-то легкий шум, какой бывает обычно, когда кто-то возвращается домой. Дверь открылась…
Это был парень, года на четыре старше меня, такой обычный каких вокруг полно, чуть полноватый. Я в миг приметил на его руке кольцо. Он как будто провалился в сам ад, и это было в его глазах. Смятение? Это состояние мне знакомо, когда ты смотришь на что-то и боишься заглянуть внутрь себя, там несется куча мыслей и чувств, которые в миг накинуться на тебя и раздавят, как только ты начнешь внимать им.

Представляете?, - вы открываете дверь, вернувшись домой к любимой жене, еще секунду назад думавший, что все так прекрасно, что твоя жизнь устроена, что это крепость не имеющая прорех и построенная по твоим чертежам… и все оказывается не так. Он открыл дверь и увидел свою пастель, на которой он засыпал сотни раз, на которой они творили свою любовь и сознавались в ней телами, а сейчас на ней жена, стыдливо скрывшая свое красивое тело за одеялом с переполненными смятения и неопределенности глазами, а рядом с ней голый парень, даже не пытающийся что-то делать, на теле которого еще виднеются засосы и линии от ногтей твоей любимой жены… Это жизнь? Ее запах встал в его ноздрях? Пахло пороком, пахло чем-то, чего не было доступно ему возможно некогда…

Может он почувствовал зависть, может ревность, может он просто подумал, что так должен поступить настоящий мужчина и кинулся на меня, просто прыгнув с места, летя всей массой на меня. Я повернулся боком и резко выставил ему на встречу ногу, как когда-то учили на Теквондо. Мгновенье и он валяется на полу. Мой удар пришелся точно в солнечное сплетение, а это значит, что он вырублен минут на десять… Может я и правда дьявол, но мне было правда плевать. Если б не слезы его жены, я бы еще сделал себе кофе, а потом только бы и ушел…
Я оделся и еще раз окинул эту мерзкую картину, спокойно смотря на девушку, которая еще несколько часов назад пылала страстью, и на парня, который еще несколько мгновений назад думал, что его жизнь хороша, что все в ней схвачено, а теперь валяется у себя дома, в собственной спальне, сжавшись в комок, пробуя дышать и истекая слезами… может от боли, а может от произошедшего тут несколькими часами ранее.

Некто нечего не сказал, воцарила тишина… а я оказался достаточно приблизившимся к дьяволу, чтоб вовсе не беспокоится и не жалеть. Я урвал кусочек этой жизни, ее стих… Я не хотел бы чтоб такое произошло со мной, но сам я наверное уже другой. Я тот, кто может менять эту жизнь в каждую следующую секунду.

Мгновенье и я уже гоню в своей тачке к другу, рассказать о происшедшим в веселом тоне. Вечером мы с ним опять поедем в этот клуб. Я буду снова танцевать и улыбаться девчонкам. "Никогда не переставай улыбаться, даже когда тебе грустно, кто-то может влюбиться в твою улыбку", - однажды сказала мне одна незнакомая девушка…

Кому как не мне знать, что в каждое следующие мгновенье может произойти все что угодно…

отредактировано: 16-07-2003 01:41 - андеррайтер

Среда, 2 Июля 2003 г.
18:50 FEB » Музыкант
[justify]Расскажу я вам историю, которую более правильно будет отнести к категории миниатюр (и она послужит своеобразной разминкой). Предупрежу сразу: все истории, публикуемые мной, будут написаны от первого лица, что ни в коей мере не говорит о степени их автобиографичности.

***

Двадцать лет бесспорно хороший возраст, несмотря на очередной надвигающийся возрастной кризис. Ты прощаешься то с одной, то с другой детской мечтой, сталкиваешься со «взрослыми» проблемами. Жизнь все более засасывает тебя, и потому ты реже остаешься наедине с самим с собой, реже мечтаешь и реже смотришь на звезды, различая в воздухе только гарь урбанизации. «Цивилизованная» жизнь выматывает, смешивая краски жизни в одну, имя которой Обыденность.

Пройденный барьер отрочества с его наивными голубыми глазами нет-нет да и заставляет улыбнуться ярким эпизодам, которые приобретают свою ценность с годами, как выдержанное вино. Об одном из них я вам сейчас и поведаю.

Это было в то время, когда вечерами глаза не захлопывались от усталости, когда разного рода депрессии не толкали к уходу от реальности, подсаживая на алкоголь, наркотики или секс. Нет, тогда в этом не было необходимости. Если вы спросите о возрасте, то отвечу – 13-14 лет, здоровый подросток со здоровой психикой. Вечерами, когда стемнеет и стихнет городской шум, я выходил из дому с гитарой в руках, садился в беседку в небольшом дворике и, наигрывая незатейливые мотивы, пел. В одиночестве. Для себя. То были разные песни: о любви, дворовые, легко-психоделичные, а иногда и собственного розлива. Никто и никогда не тревожил мои вечера – настолько тихим и уютным был дворик.

Гитара у меня была не ахти какая, постоянно приходилось ее поднастраивать, а если учесть, что слух у меня не блещет музыкальной точностью и тонкостью, то инструмент звучал довольно блекло, но в качестве аккомпанемента выполнял свою роль вполне сносно.

Мое одинокое музицирование однажды был прервано мужчиной средних лет, который, видимо, подошел к беседке на звук гитары. Он не был из породы тех, кто выпивши, просит таких вот шпанюков, как «сыграть что-нибудь». Нет, он подошел и просто молча сел рядом. Когда я хотел остановиться, прервав песню, он предупредительно вскинул ладонь – мол, не стоит. Я доиграл песню и вопросительно посмотрел на него.

– Можно? – он протянул руки к гитаре.
– Конечно же! – я с радостью протягиваю ему свою балайку. – Только она вечно расстраивается…
– Ничего, сейчас исправим.

После он начал творить со струнами гитары в процессе ее настройки такие пируэты, что я замер и затаил дыхание от восхищения – предо мной был мастер. Он вслушивался в звук струн, и ювелирными движениями изменял силу их натяжения. В общей сложности у него на это ушло около тридцати минут (против моих пяти-семи на эту же процедуру).

И моя старенькая фальшивящая гитара ЗАЗВУЧАЛА и ЗАПЕЛА. Звук переливался, струны радостно дрожали, словно бы все это время ждали, когда же к ним прикоснется рука мастера. Сказать, что я был поражен – значит, ничего не сказать.

А музыкант спел одну песню, удовлетворенно хмыкнул, и также тихо растворился в ночи. Гитара же в течение ТРЕХ месяцев не требовала настройки.

Вот и вся история.

Наивная и простая? Может быть. Но тогда я понял, что Искусство – это не умение что-то делать высококлассно. Искусство – это умение Обыденность превращать в Радость и Красоту.

Сейчас я редко играю на гитаре… И тем более не сижу по вечерам на улице… Но что мешает выйти, например, сегодня и посмотреть на звезды?..[/justify]

отредактировано: 04-07-2003 09:58 - FEB

15:32 FEB » Цена человеческой жизни
[justify]Это не моя история (то есть писал ее не я). Тем не менее, думаю, она достойна того, чтобы быть опубликованной здесь, иначе канет в лету. Считайте, что сегодня я рассказываю две истории.

***

Есть три вещи, на которые человек может смотреть долго, не отрываясь, не в силах отвести глаза. Огонь, вода и………смерть. Нечто пугающее нас и в то же время притягивающее. Страх перед неизвестностью и желание узнать, что там впереди. Часто ли вы видели смерть? Может никогда, а может много раз.

Я иду по улице, в руках только что купленная газета, мысли крутятся в одном только направлении: скорее домой, на диван, усталость, накопленная неделями, все надоело, жизнь дерьмо и т.д. Стандартный набор мыслей стандартного человека.

Вы когда-нибудь слышали голос подсознания? Я да, но обычно он шепчет, но тогда он просто закричал: «Обернись, смотри!!!!!». Я оборачиваюсь…………………

С огромной скоростью из-за поворота летит машина. Никто и никогда не узнает, о чем думал водитель в тот момент, как далеко было его сознание, как слеп он был в тот момент, но он летел. Стройная красивая девушка была отброшена в сторону как кукла, она отлетела от машины и осталась лежать там на асфальте, уже навечно. Парень, шедший рядом остался лежать под колесами автомобиля, еще чуть живой, без сознания, тяжело дыша.

Я знаю, что лучше не смотреть, я знаю, что такие картинки не стираются из памяти, но я как под гипнозом двигаюсь туда……… Это туфельки разбросанные рядом с девушкой, это порванное и задранное пальто. Нет, это не просто неестественно лежащее тело на дороге, это не струйки крови - это лужа крови, это мозги, текущие по асфальту.

Вокруг люди, много людей, и все стоят и смотрят, зловещая тишина, ни слез, ни рыданий, ни мнений. Зловещая тишина. И каждый думает о своем. Я тогда подумал о том, как мало мы ценим жизнь, вот идешь ты, гуляешь, радуешься, строишь планы на вечность, а через секунду все твое будущее превращается в грязный асфальт, и ты уже не человек, ты куча хлама, который отвезут и зароют.

Она лежала там, никому не известная, и в глазах людей была не жалость, нет, это была витающая в воздухе мысль: «Как глупо, как бессмысленно…………»

Стояли и смотрели часами, пока ехала скорая, милиция, пока пытались спасти парня.

Мне казалось, что уйти и не смотреть просто невозможно, каждый кто стоял рядом, наверное, переосмыслил в тот момент всю свою жизнь, оценил каждую ее секунду, вспомнил все плохие моменты своей жизни и… И обрадовался им. Потому что хуже смерти, в этой жизни уже ничего не может быть.

Когда люди стали выходить из оцепенения, из машины вышел водитель, он встал, посмотрел на то, что сделал и когда одна из женщин кинулась на него с кулаками, он сказал, нет, не «простите» и даже не «я не хотел», он сказал: «Ну с кем не бывает?»

Разве это не предел гнусности и мерзости человеческой натуры?[/justify]

отредактировано: 02-07-2003 15:33 - FEB

Вторник, 1 Июля 2003 г.
20:43 Salesman » Моя первая история.
У меня есть история! Она могла бы быть похожа на историю про Ласку и Линду, если бы я уделял большее внимание социальным мелочам и меньше выражал бы мысли. Но думаю ее конец чем-то похож именно на эту историю… Она о том как меняется человек. Как меняется самое главное и самое принципиальное в его жизни. Я назову ее "Взрыв унесший детство". И мы не говорим настоящая это история или нет.

***
[justify]

Жил был на этом свете парень. Он был такой же как и все вокруг. Ходил в джинсах, имел пристрастие к кроссовкам Адидас, пил кока-колу и учился в институте. Весь день он проводил в своем месте обучения, стараясь и крутясь там, чтоб не попасть в какие-то проблемы, потом возвращался домой и часто сидел за компьютером проводя время в интернете. Часто он гулял со своими друзьями, но всегда чувствовал себя другим и иным. Порой забивал на все и убегал читать книги, а иногда он и вовсе писал стихи, считая своим исписанные тетрадки этаким кусочком иной жизни, наполненной каким-то смыслом, бывшим для него всем, ибо в свой жизни он не смог найти нечего, ради чего он хотел бы жить.

Его с детства упорно воспитывали его мать и куча разных бубушек, исполненных нравственности и мудрости лет. Иногда вмешивался его отец и разгонял свору этих баб, говоря чтоб не баловали они его сына. Он изредка тыкал его носом в жизнь, не жалел и не подбирал слова. Он был не такой воспитанный и дипломатичный как куча этих женщин, вертящихся вокруг нашего героя. Его-то слова парень всегда и запоминал. И так получилось, что в свои 18 лет он был честным и гордым, с чувством достоинства, со сложившимся внутренним миром и даже со своей собственной философией!

Парень этот был в общем хороший парень. Всегда относился с уважением ко всем, старался культурно себя вести и быть вежливым со старшими, некогда не бросал друзей и помогал чем мог им всем. Такой милый и улыбчивый, свой парень!, - только немного молчаливый… Но все всегда привыкали к нему. У всех к нему было особое отношение и над ним не шутили и не насмехались, даже в шутку, как бывает в своих компаниях. Некто некогда не мог упрекнуть его в лживости, предательстве или жадности, или в каком-нибудь ребяческом хвастовстве. Подруги, знавшие его год или два иногда обсуждали его и смотря на его прилежность и манеры поведения и общения выдвигали теории о том, что он голубой. Только единицы знавшие его очень давно, рассказывали, что когда-то у него была девушка, из-за которой что-то пошло в его жизни по-другому. Они говорили о его мальчишеских годах, как за ним гонялись девчонки со всей улицы и что сам он был другой будто бы более живой. Но многие шепоты и болтовни на пьяную голову так и кончались нечем, некто не хотел лезть ему в душу и копать его жизнь. Некто не хотел знать его мечты. Все думали, что он ищет и ждет свою особенную девушку… и они были правы.

Сам парень мечтал, о серьезной и роковой любви, какая бывает в книгах, которые он читал. Любовь, переплетенная с философией и самой судьбой! Любовь, к которой ведут необычные дороги! Где честь и достоинство и всякие иные добродетели имеют большое значение и их собрание лишь улучшает эту мечтательную любовь. Он знал, что живет только за этим и только это было основой его жизни.

Его жизнь на самом деле не была такой сладостной и простой, этакой ненавязчивой как может показаться. И даже к его 18 годам она потаскала его и надавала ему несколько уроков, но в своей душе он оставался таким же мечтательным и чуть внеземным, оставался такой он благодаря этим своим мечтаниям. Таким нежным, что Луна светила ему всегда чуть ярче по ясным ночам. И из своих бывших ран он вынес для себя несколько принципов, на которые полагался всю оставшеюся жизнь и были они изменой и ложью. Вот чего он бы не простил некому, вот из-за чего он мог бы оставить все… даже свои мечты.

И вот, случилось так, что он встретил девушку свой мечты! Именно как из мечты! Она была идеальная во всем, о чем он мечтал и о чем думал. Словно сами небеса принесли ее к нему на облаках. Они оба влюбились друг в друга как сумасшедшие. Оба понимали, что сама судьба привела и сжала их руки, окутала их сердца! Они радовались и нежно придавались своим любовным утехам и ласкам. Радуясь всему вокруг! Они рассказывали друг другу предыдущие жизни, он читал стихи, а она заполняла ночи звуками страсти. Проходило время и души их сплелись. Оба они хотели оставаться вместе всю жизнь, оба они мечтали о ребенке, в котором была бы частица каждого из них.

Но девушка была сделана не из таких добрых мечтаний как наш герой. Она была из другой семьи, где не так нежно опекали ее, и не было у нее отца или матери, которые бы иногда показывали ей истинную жизнь. Она была словно в коконе опеки и в тоже время под пеленой наплевательства. И жила она в деструктивных порывах, прожигая ночи в клубах, не появляясь по долгу дома, не проявляя любовь к своим близким. Из своей философии и из своих друзей она сделала себе семью, имея ауру от рождения влиять и приманивать людей. Она говорила с членами этой семьи не по крови на странном языке, она становилась с ними другая и даже сама любовь назначенная судьбой не смогла изменить ее. Она клялась и уверяла, что однажды останутся они вдвоем, что настанет время, когда отступит все разрушающие ранее и останется только эта нежность и легкие поцелуи любви.

Шло время и наш герой имеющий очень чуткую душу понимал, что нечего не меняется в ней. Они начинали ссориться и проводили время в разлуках. Он слышал о ее друзьях от нее, слышал их возгласы на заднем плане когда говорил с ней по телефону. Они оба начинали бывать в слезах… Глаза влюбленного покрой падали от понимания не идеальности и неизбежной кончины, а любимая не пойми от чего… от глупого разрушающего бессмыслия. Это был союз дитя рожденного в любви и дитя рожденного от брака по расчету. И видимо даже мисс Судьба питала надежды или проводила эксперименты о спасение жизней и душ, скрещивая порождения любви с чем-то иным.

И однажды случилось так, что все поменялось в одну секунду. Перед самым тем днем, когда они должны были совершить ритуал изгнания всего прошлого и ритуал очищения их душ от самой их природы, произошло что-то изменившее все. Их любовь взорвалась и изменила обе души! Они перестали быть созданными друг для друга, они оба знали это. Ушла и убежала маленькая частица сущности любви и предначертания. И когда парень стал уходить, надеясь уйти спокойно и забыть все - произошла измена, осыпанная ложью. Совершились два самых больших его страха. Штыки принципиальности уткнулись в его кадык и в сонную артерию, а сосуды в носу начали лопаться от не навести и злости! И загорелся адский огонь в его сердце, который сжег его прежнею сущность, сжег его философию, сжег его нежность. Он наплевал на все и пустился в измены своему духу и своей бывшей чести. Он наплевал на саму его честь. И когда вихрь боли и огня закончился, когда ушла боль и прошло время он понял и почувствовал остатками своей души, что ушла вся его нежность, ушло его детство со своей рыцарской честью и прекрасной мечтательностью, позволяющей жить внеземной жизнью… Осознав все это, он сплюнул на асфальт и продолжил жить, почувствовал себя совсем другим человеком и совсем другом мире, в котором он теперь Бог, плюющий на свою силу.
[/justify]
 
Закрыть