паззл
Kei-chan
дневник заведен 22-05-2003
постоянные читатели [58]
Abess, AinaM, Akira, Amber2231, ANN_in da club, Ato, Catcher in the Rye, cub, dorogavtsev, Eli, Eternity(ToSA), EylFeue, Glenn, JALOteam, jeslyn, Juster, Kibou, Kohta, kostaq, leto, Little Sweety, madman, Magic, mood, Ms. Cellophane, Ryumaster Xellos, safonova, Soulreaver, Sver, Tamit, Tanua, Teav, Teri Grander, ULTRA, Very Happy Death, whynot, yaponets, А-ля-ля, Аспирантка, Бальгар, Барби, Букля_, Гостьяизнастоящего, Журнал, Ква-кВася, Клуб АРХипелаг, Лакос, Лойса, Малистрикс, маруся, Нокки, Ойлэ, ПАРАД УРОДОВ, Письма, Скромняга-2, трактир, Уиндина, Хитана
закладки:
цитатник:
дневник:
интересы [8]
музыка, театр, аниме, манга, пушистики
[1] 08-03-2007 14:59
Ой-вей...

[Print]
Very Happy Death
Вторник, 27 Сентября 2016 г.
23:06
Зашла в дневник вытащить отсюда несколько рассказов.
Во-первых, оказалось, что рассказы я писала неимоверно давно.
Во-вторых, мне очень жаль, что я потеряла связь с некоторыми людьми отсюда.
В-третьих, боги, какая я была маленькая и глупая.

Ну и в конец-концов, у меня есть начало обалденного фанфика по Гарри Поттеру. Офигеть можно.
Пятница, 30 Июля 2010 г.
23:07
Под Рязанью сгорело несколько населенных пунктов. Жертв вроде нет, среди людей по-крайней мере.
А еще там есть конюшня "Рязанский Табунок", в которой больше 70 лошадей. Пока им везет, но если кто-то может повершительствовать...
Пятница, 12 Февраля 2010 г.
02:11 Итак!
Если тебе не хватает в жизни романтики.
Если ты любишь лошадей.
Если ты жить не можешь без приключений.
Если тебе по душе хорошая компания.
Если ты когда-нибудь мечтал(а) о путешествии на Дикий Запад.
То!
Вступай в Альянс Авантюристов!
читать подробнее
Вторник, 9 Февраля 2010 г.
08:08 17. Зимнее утро
Ветру надоело возиться с мелкими предметами. Сегодня он гоняет по ярко-синему зимнему небу клочки облаков, играя тенями на земле. Я сижу на подоконнике в Зале Советов, свесив ноги во внтуренний двор. Там, как и всегда в этом время года, возведенна высокая снежная крепость, которая все строится и строится, в течении всей зимы. Двор спокоен и даже пуст, еще достаточно рано. Вот когда все проснутся, обязательно будет всемирная баталия.
Наш замок полон народу, как никогда раньше. Жизнь бурлит. Фениксы, огненные и кровавые, золотые Драконы, все постоянно то приезжают, то уезжают, обмениваются новостями. Все задерживаются хотя бы на пару дней. Вот и сейчас в кресле сидит Бакс, а на ручке удобно устроилась Шоколадка, склонив голову. Они что-то тихо обсуждают. А в замке Драконов сейчас так же не скучают Микки и Сержик.
Со двора доносится веселый визг, оповещающий о том, что кто-то все же не спит. Там играют в салочки Крэйзи и Краш. Как раз сейчас Краш догнал девушку и уронил ее в сугроб. Меховая шапка свалилась и светлые волосы разом засеребрились, утонув в снегу. Я вздыхаю про себя, какая же она красивая. Вот отсмеялись и Краш встал первым, церемонно подав Крейзи руку, помогая подняться. Подобрав шапку, они двигаются в замок, сохнуть и греться.
Дверь тихо хлопает, и я обнаруживаю, что в зале я осталась одна. Да и не мудренно, по замку ползет вкусный блинный дух. Не сомневаюсь, он поднимет из теплых постелей и потащит на кухню всех обитателей замка. Это случится быстро, так что вскоре не то что на кухне, на всем первом этаже, будет не протолкнуться.
Ветер спешит растрепать мне волосы быстрым, мимолетным движением, почти сразу ускользая обратно к облакам. Он риусет ими узоры на небе, от простейших до невероятно затейливых. Я усаживаюсь поудобнее, улыбаясь своим мыслям, наблюдая за непостоянными белыми комочками. Пусть остальные спешат на кухню, а я пока еще посижу. Ведь если что, блином кто-нибудь обязательно поделится!
Суббота, 14 Ноября 2009 г.
02:10 Там, наверху.
Утро, как и всегда, пришло неожиданно. Он открыл глаза, разбуженный солнечным лучом, выдернутый из приятного сна. Сна, в котором он был еще молод и полон сил. Без сомнений, силы у него еще были, но с тем, что было лучше и не сравнивать. А солнце было слишком ярким для его выцветших глаз, да и спина привычно побаливала где-то в районе поясницы.
Он поднялся, побрился и оделся, стараясь не особо тревожить спину. Проходя мимо зеркала, он остановился и присмотрелся. Из-за стекла, одетый в светлый костюм, который видел лучшее времена, на него внимательно смотрел старик. Через отражение он осмотрел комнату, пока не нашел то, что искал. Идя к двери он протянул руку и взял трость, отдыхающую в углу. Старая деревянная трость, с набалдашником, отполированным его рукой, когда-то была подарена ему для красоты. С тех пор прошло много лет, и трость стало необходимостью.
Спуск по лестнице отнял много времени, ведь он шел, держась одной рукой за перила, а второй опираясь на трость, стараясь переносить больше веса на правую ногу, чем на левую. Спустившись наконец, он перевел дух и прошел в кухню. Здесь явно недавно убирались, а на столе стоял еще не остывший завтрак. Мысленно он поблагодарил Марию, девушку приходящую убираться и готовить раз в пару дней.
Завтрак оказался неожиданно вкусным. Он всегда был вкусным, но сегодня особенно. Яичница была прожарена, сок был свежим, а хлеб мог похвастаться румяной корочкой. Обычно, Мария корочку срезала, заботясь о его зубах, но сегодня ей кто-то то ли отсоветовал, то ли сама догадалась. Он был рад. Доев, он уложил вилку рядом с тарелкой и вышел, зная, что кто-нибудь потом уберет.
Пройдя сквозь кухню, он вышел через заднюю дверь, в сад, в раннюю осень, его любимое время года. Солнце светило, но в воздухе уже появился намек на прохладу, а листья желтели, хоть и не падали еще. Раньше, он любил говорить, что он чувствует себя как раз на раннюю осень. Но то было раньше, сейчас он чувствовал себя на зиму. Он был стар и знал об этом. И все остальные тоже об этом знали.
Он сел в кресло-качалку, стоящее под яблоней. Ветви яблони клонились к земле, не в силах удержать изобилие зеленых и желтеющих плодов, которые уже выросли, но еще не до конца созрели. Он подумал, что стоит, наверное, протянуть руку и сорвать яблоко, но поленился. Он прислушался к жизни вокруг, к птицам, ругающимся на ветке, к детям, играющим в соседнем саду, к двум кумушкам, сплетничающим у колодца. Легкие, ненавязчивые звуки были главной причиной его к любви к улице и саду.
Скрип калитки возвестил о визитере. Легкая фигурка промелькнула в глубине сада между вишней и кустом можжевельника. У девушки была длинная русая коса, почти до пояса, просторные штаны и рубашка с коротким рукавом. Он знал, что она шла босиком, так же, как он знал, что у нее серо-зеленные задорные глаза и нос, дерзко вздернутый к солнцу. Он улыбнулся против воли. А как не улыбнуться, когда тебе навстречу идет младшая дочь, правая рука и наследница твоего дела.
- Привет, пап.
Он кивнул, здороваясь. Он наклонилась, коснувшись губами его щеки, и в следующее мгновение подтянулась на дереве, усаживаясь на нижней ветке, оказавшись с ним почти на одном уровне. Он с укоризной покачал головой, не одобряя этой ее привычки. Девушка с ее статусом не должна сидеть на деревьях, всегда думал он, но никогда ей об этом не говорил.
А она отломала кусочек коры от яблони и начала крутить в руке, еще одна дурацкая привычка. Зевнула, и он задумался, о том, что с тех пор как он ушел на покой, передав ей все дела, его подчиненные перешли на ночной образ жизни. Вот и сейчас она пришла к нему делиться новостями после ночи, проведенной в заботах и совещаниях. Наконец она заговорила:
- Итак, обзор важных новостей за сегодняшнюю ночь. Люк прислал делегацию, чтобы определиться с судьбой того парня… У которого жена на Люка работает… А, вот, Дюмы.
Он кивнул, принимая к сведенью. Он знал, о чем речь и помнил свой разговор с Дюмой, в первый раз понявшим, что же такое любовь. Он так же помнил глаза женщины, стоявшей неподалеку, за Границей. Он спросил:
- Кого он послал?
Кара улыбнулась:
- Лилит и Азика.
- Интересно. Ты с ними уже говорила?
- Только неофициально. Но когда мы остановились посплетничать, Лилит обмолвилась, что они готовы предложить той девушке позицию при Петре и всячески надеются, что мы можем сделать то же самое для самого Дюмы.
- Звучит заманчиво. Даже слишком.
- Ага. Я вот думаю, там наверное будут еще всякие неприятные для нас мелочи, но в общем я согласна на такую сделку, если конечно ты одобряешь.
Он подумал, потом кивнул:
- Главное, слушай то, что будет несказанно. Особенно если говорить будет Азазель, ты знаешь, насколько он хитер. И умен.
Кара кивнула, сорвала листик и начала его обрывать.
- Следующее. Гаврик просит отпуск, по личным причинам. Мика может его заменить как главу охранного отдела, благо опыта у него предостаточно, не зря столько лет замом был.
- Конечно. Гавриил заслуживает отпуск длинной в тысячу лет по меньшей мере.
- Спасибо, пап. А то он что-то сильно измученный ходит. Дальше. Джош сказал…
Он поморщился и оборвал дочь на полуслове:
- Кара, я и так терплю все эти прозвища, но брата, будь добра, зови именем, которое я ему дал.
- Ладно. Иисус сказал, что хочет побродить по миру людей. Не «Второе пришествие» или чего они там ждут, а так… Хочет прожить еще одну человеческую жизнь.
- Почему бы и нет. Он все равно туда убегает каждый век-два. Только скажи ему, что бы хоть в этот раз детей завел. Я хочу быть дедушкой.
- Хорошо, я передам, - улыбнулась Кара.
- Что-нибудь еще?
- Да нет, все как обычно. Война тут, ураган там, люди ругающие тебя по всему миру… Как ты это выносишь?
Он вздохнул. Все-таки некоторых вещей просто не объяснишь. Их надо самому понять, на своем опыте прочувствовать.
- Мне не мешает. Сегодня они ругаются, потому что у них что-то пошло не так. Зато завтра, когда у них что-то будет хорошо, они мне скажут спасибо и вознесут хвалу. Во всем есть равновесие. Ты когда-нибудь поймешь.
- Надеюсь, мне не придется, - усмехнулась дочь.
Он не стал говорить ей, что когда-нибудь придется. Довольно скоро уже, когда он полностью передаст ей все свои полномочия. Что в скором они будут винить ее во всех своих неудачах, и славить за то, чего она не делала. Что с ее именем на устах они будут мучить и убивать других людей. И то, что несмотря ни на что, они не плохие. Зачем? Она успеет понять это сама.
- Пап? – Ее голос вернул его к реальности, из дикой смеси прошлого и возможного будущего.
- Что?
- Пойдем сегодня фейерверки смотреть? На реке? Джош, в смысле Иисус, сказал, что подойдет. И Гаврик будет…
Он подумал о том, что она часто упоминает Гавриила. О том, по каким таким личным причинам его глава охранного отдела брал отпуск, подумал о путешествии по миру людей, заполированному Карой на ближайшее будущее… О том, что внуки у него могут быть раньше, чем он смел надеяться. И о том, что это было очень и очень хорошо.
- Конечно, солнышко, - сказал он ласково, - пусть будут фейерверки.

(дублиравнно в ЖЖ и на форуме.)
Воскресенье, 2 Августа 2009 г.
12:01 Вечером.
Ставни окна тихонько хлопают, потревоженные потоком ветра и приоткрываются. Он проносится мимо, счастливый, радостный. Ворошит сваленные на столе листки, подкидывает вверх рубашку, забытую на спинке стула, и с довольным вздохом запутывается у меня в волосах, откидывая короткую челку назад. Я давно привыкла к такому обращению, ветер - мой лучший друг в замке, который понимает, что слова в общем не нужны.
Я перебираю листки, лежащие на столе. Некоторые откладываю в сторону, другие отдаю ветру на "поиграть". Мне они больше не нужны, а он побалуется - пронесет по коридору замка, вышвырнет в окно и уронит среди листвы какого-нибудь дерева, где бумажный листок будет не отличим от живого зеленного.
Среди листков мне попадается портрет-почеркушка - набросок, сделанный Эленор. Она тогда рисовала всех, быстро и легко, от нечего делать, что ли. Я рассматриваю карандашные линии и сквозь них проступают знакомые черты, решительные и до ужаса ехидные. Я вздыхаю и откладываю листок в сторону. Как же мы давно не виделись, пора и мне за тобой.
Листки подходят к концу, когда раздается тихое постукивание и дверь приотркывается. В щель просовывается нос, за которым тянется и вся голова.
- Можно зайти? - спрашивает голова.
- Заходи конечно. - Назвать нас с Эвилом друзьями - сложно, но отношения у нас однозначно нейтральные с уклоном в хорошие.
Эвил заходит, осматривается. Он здесь никогда не был, у меня вообще мало кто бывает. Как-то уж так повелось, что последнее время я живу наособицу. Он переводит взгляд с картины на стене на застеленную кровать, на открытое окно и потом на набросок, лежащий отдельно от других бумаг.
- Это кто? - спрашивает он.
- Флоатер, был у нас такой глава. Давно, еще до Турба.
Эвил принимает информацию к сведенью и возвращается к цели своего визита:
- Там наша прекрасная, хоть и не совсем нормальная блондинка предлагает сыграть в шахматы. Халк велел тебя позвать, но самому ему наверх идти не хотелось. Пойдешь?
Вопрос меня озадачивает. С одной стороны, там будут люди, а значит надо будет с ними говорить... А с другой, шахматы - дело хорошее.
- Пойду, - соглашаюсь я.
Мы выходим из комнаты, и дверь за нами захлопывается. Эвил вздрагивает от неожиданности, а я чуствую почти невесомое присутствие ветра.
В тронном зале тепло, между двумя креслами стоит табуретка с доской. Все, на чем можно сидеть, сдвинуто вокруг играющих в некое подобие круга. Прекрасная блондинка и инисциатор игры, Крейзи, выигрывает черными. Дет Пруф ругается себе под нос, но спасти белого короля не в его силах. Даже я вижу, что еще пара-тройка ходов и Крейзи поставит мат.
Чуть поодаль, о чем-то спорит золотая молодежь: Брат Фирста, Сочинский и Шаман. Шамана я знаю неплохо, а вот остальных только по именам.
Халк подходит сзади, пока я любуюсь спором в углу, готовым перерасти в драку. Бросает один грозный взгляд в ту сторону, и молодежь утихает, явно сменив тему.
- Ну что, привидение, выбралась из своей башни?
- Почему это приведение?
- Ну как почему? Существуешь только в комнате, а если и выходишь, то только по ночам. И то, не выходишь, а бродишь по замку, как самый настоящий призрак, разве вот цепями не гремишь и не завываешь. Не стыдно тебе?
- Стыдно, - соглашаюсь я, - в следующий раз захвачу с собой цепь, с целью погреметь.
Халк усмехается и кивает на освобившуюся доску, на которую как раз нацеливаются Фолиант с Сержиком:
- Сыграем?
- Давай.
- Только учти, если ты проиграешь, тебе придется чаще выползать из комнаты.
- Ха! Если я выиграю, тебе придется послать Альфу открытку, в которой ты подробно распишешь как сильно ты по нему скучаешь.
- По рукам.
Мы расставляем фигуры и дождавшись своей очереди, я двигаю вперед черную пешку. Что ж, возможно люди - это не так уж и плохо.
Понедельник, 22 Декабря 2008 г.
08:36 Грустное.
Ветер взъерошивает мне волосы, пытаясь запутаться в коротких прядях. Не получится, волосы я на днях обрезала, чтобы не лезли в глаза при скачке. А он все шебуршится, пытается потянуть, спрашивая: "Ну что же ты остановилась?"
Лисичка подо мной переступает с ноги на ногу, задучмчиво покачиваясь. Ей не понятно, почему хозяйка вдруг заставила ее перейти с галлопа на рысь, потом на медленный шаг, а потом и вовсе остановиться. Лошадь нетерпеливо дергает головой, предлагая двигаться дальше. А я сижу, не давая ей сойти с места. Взгляд мой прикован к тому, что раньше было Вольным Городом.
За время моего пребывания в замке, Девилс изменился до неузнаваемости. Изменилось все - архитектура, расположение улиц, их названия... Даже дубы смотрятся неприветливыми и чужими. А самое страшное - нет более статуи Дракона, стоявшей в середине Центральной площади. Да и на самой централке подозрительно мало народу. Заходить в здание Клуба страшно, не сил.
Я трогую лошадь и направляюсь к Форумной площади. Ну здесь должно быть все по старому. Но нет, и здесь все не так. Людей мало и видно, что забредают сюда редко. Моя душа несколько оживает, когда я вижу горстку людей. Они сидят за столом, покрывшимся паутиной под Ванталиным Дубом и пьют за тех, кого больше нет. Что ж, я могу выпить с ними.
Выпив ковшик, я возвращаюсь в седло и разрешаю Лисичке выбрать дорогу в замок. Пока она спокойно бредет по дороге к Восточным воротам, я успеваю подумать и передумать одну мысль, тысячу раз: "Пора уходить."
Вторник, 15 Июля 2008 г.
23:22
Хочется взвыть в голос. Что значит: "и потому что мне с тобой неплохо".
То есть нет, я понимаю, что он хотел сказать. Что ему совесть не позволяет сказать "хорошо". Но это "неплохо" выворачивает наизнанку и образовывает в душе черную дыру.

В пень. Все в пень.
Вторник, 25 Марта 2008 г.
07:02 Сказка.
Тильда.

Давным -давно, когда земля еще только формировалась, лежали рядом, в одном океане, два острова. Были они возлюбленными и ничто не могло разделить их. Но остальные острова и континенты завидовали им и все думали, как бы им напакостить. Призвали они духов, воды и воздуха и с их помощью, низвергли один из островов в пучины океана, а второй зашвырнули на небо. Но даже это им не помогло. Острова начали путешествия, один в небе, другой под водой, дабы найти друг друга. К несчастью, когда они встретились, остановить движение они уже не могли. Так и движутся они всю свою долгую жизнь: сем лет порознь, а после всего день вместе, чтобы снова распрощаться на седьмицу лет.

Тильда подтягивается на одной руке и перебирается на следующий камень. Босые ноги привычно цепляются за шершавую поверхность – Тильда не признает обуви. Подтянутся, прыгнуть, и еще один валун остается у нее за спиной.
- Тильда-а-а-а!
Тильда недовольно оборачивается. Янт стоит на четвереньках, с ужасом смотря вниз. В фиолетовых глазах явственно читаются готовые покатится слезы, руки дрожат. Тильда вздыхает и спрыгивает к нему, самостоятельно отделяя себя от поставленной цели. Она присаживается рядом с мальчиком, ласково гладит его по встрепанным белым волосам, нашептывает успокаивающие слова.
Когда наконец Янт в состоянии передвигваться снова, Тильда сама предлагает спуститься. Главное доставить Янта вниз, в целости и сохранности, иначе ей попадет. А подняться наверх она сможет и сама, главное незаметно уйти из дома.
Янт спускается коряво, Тильде все время приходиться его поддерживать. Она немного раздосадванна, но не более того. На одном из камней она останавливается и смотрит вверх, туда до куда ей оставалось карабкаться не более часа.
Внимание ее привлекает непривычный шорох и стук камней и следующий за ними полу-вздох – полу-крик. Янт обреченно пытается ухватится двумя руками поудобнее, ежесекундно скользая вниз. Тильда, не раздумывая, прыгает к нему, пытаясь поймать ускользающую руку. Видит распахнутые глаза и еще успевает почуствовать кисть, сжимающую ее запястье.


Легкие шаги за спиной возвращают Тильду к реальности. Она сидит не открывая глаз, запрокинув лицо вверх. Она всегда смотрит вверх, ребята давно привыкли к этому, не обращают внимания. Тильду вообще считают странной, да она такая и есть. Не такая как все. Даже выглядит по-другому: волосы, цвета грозовой тучи и круглые желтые глаза с детства были поводом для подначек.
Тильда не поворачивается, ей не надо смотреть кто пришел мешать ей думать. Взобраться сюда, на самую вершину горы, кроме нее может только Кирд. Прийти в самое неподходящее время, когда так хочется побыть одной, тоже может только Кирд.
- Ждешь, - констатирует Кирд ломким голосом.
Тильда не отвечает. Конечно она ждет. Она вот уже семь лет ждет встречи. Не так, как вся молодежь, чтобы других посмотреть, себя показать. Ей есть кого ждать.
- Думаешь он спустится? – продолжает Кирд.
Тильда не отвечает. Они это уже много раз обсуждали. Вернее, Кирд обсуждал, а Тильда молчала. Тильда вообще мало говорит, и не только последние семь лет. Она всегда мало говорила, даже рядом с Янтом.
- И что ты ему скажешь, даже если он спустится? – спрашивает Кирд.
Тильда молчит. Она не знает, что будет она скажет. Она не знает, что она сделает. Иногда ей кажется, надо только увидеть его и все сразу станет на свои места. Иногда ей кажется, что он не узнает ее и пройдет мимо. Иногда ей кажется, что он совсем не спустится.
Кирд не ждет ответов. Он привык толковать молчание Тильды, ее бессловесность с колыбели. Ведь это родители говорят, а Тильда молчит. И ее молчание порой значит намного больше, чем слова родителей.
- Скоро уже, - говорит Кирд. В отличии от сестры, ему надо говорить, он приберегает молчание для тех редких случаев, когда оно значит намного больше, чем все слова на свете.
- Пойдем вниз, - завершает Кирд логическую цепочку.
Тильда не отвечает. Она просто встает и начинает спускаться, перепрыгивая с камня на камень, легко касаясь поверхностей ладонями и ступнями. Кирд вздыхает и тоже начинает спускаться.

Тильда стоит по колено в воде, напряженно вглядываясь в темноту. Ей совсем не страшно, просто немного обидно. Обещанная морская бабочка ни на секунду не показалась в воде, хотя Тильда простояла не дивагясь почти четыре часа. Ей наверняка попадет дома за долгую отлучку и промокшие ноги.
- Ну как? – раздается рядом заговорщеский шепот.
Тильда качает головой, никак. Янт ухитряется разглядеть движение в кромешной тьме и досадливо хмыкает.
Они стоят еще довольно долго, но ничего не случается. Когда где-то наверху начинает светлеть вода, Янт берет Тильду за руку и тянет к дому. Она не сопротивляется и уже разворачиваясь в сторону дома, она вдруг выдергивает руку и бросается обратно. Янт поворачивается и видит святящееся существо в воде, подплывающее к Тильдиным коленям. Та самая морская бабочка, о которой рассказывали вчера старшие. Она переливается всеми цветами морских кораллов и немножко светится. Янт переводит взгляд на Тильду и улыбается самому себе, она выглядит абсолютно счастливой.


Весь день Тильда проводит в движении. Ей не сидится, не стоится на месте. Она ходит, берется за все, и все не замедляет выпасть у нее из рук, стоит ей задуматься на секунду. Родители постоянно выгоняют ее на улицу, Кирд ходит за ней по пятам.
Колокола начинают бить неожиданно, и Тильда сразу застывает на месте, глядя вверх, на приближающуюся точку. Семь лет она ждала встречи, семь лет придумывала разные сценарии.

Тильда сидит посреди дороги, неловко обхватив одной рукой вторую, сломанную. Прямо перед ней – втоптанные в пыль обломки воздушного змея, которого она мастерила и красила всю неделю по ночам, пытаясь скрыть подарок от младшего брата.
Несмотря на всю Тильдину неустрашимость, сила и превосходство на стороне ее противника.
- Трус! – яркое слово слетает с губ Янта само собой, без какой-либо моральной подготовки. Дранд поворачивается, нехорошо улыбаясь. Он старше, сильнее, умеет и любит драться. Внутри у Янта что-то переворачивается, сердце ухает куда-то в пятки, но он не отступает. Ведь отступить, значит предать Тильду.


На обоих островах чувствуют толчок и улыбаются. Все, встретились. Значит целый день будут празднества, торги и всеобщая суета.
Тильда стоит у колоны, от которой просматривается в оба конца стык между островами. Тильда старается не выдать волнения, поменьше крутить головой. Страшнее всего подумать, что она простоит здесь весь день, а он не спустится. Страшнее этого – разминуться. Поэтому Тильда стоит именно здесь, откуда можно разглядеть всех спускающихся и откуда видны обе главные площади.
Когда Тильду берут сзади за руку, ее сердце гулко ударяется о грудную клетку, пробивает дыру и выскальзывает из тела, воспаряя высоко к слепящему солнцу. Чужая рука держит ее уверенно, спокойно, правильно.
Тильда разворачивается. Худощавый парень, высокий и нескладный, улыбается ей такой родной улыбкой и сверкает фиалковыми глазами сквозь белоснежную челку. Руки сжимаются, пытаясь одним пожатием передать все, что бурлит сейчас в них обоих.
Кирд смотрит на двоих, стоящих посреди площади, среди толпы народа, которой они не видят. И улыбается.


З.Ы. Не знаю читается ли, что за острова.
З.Ы.Ы. Дублированно в ЖЖ.
Вторник, 1 Января 2008 г.
04:04
Ну с новым годом, что ли...
Пятница, 14 Декабря 2007 г.
07:48
Альта счастлив-счастлив. Да-да. Именно так, потому что есть такой милый мальчик Рик, с которым можно без зазрения совести болтать всю ночь забив на сон. И потому что не надо думать о Сережке, о Насте, ни о чем. Просто о том, что Рик - это просто замуррчательное существо, которое не различает цветов, играет на гитаре, поет и самостоятельно учит русский и не забывает мне звонить :)
Вторник, 20 Ноября 2007 г.
02:30
Когда я сказала, чего мне немного не хватает в жизни, лучший друг посоветовал начать краситься и перестать вести себя как мальчик О_о
Пятница, 16 Ноября 2007 г.
07:57
Привет.
Я жива :)
Среда, 26 Сентября 2007 г.
07:45
Несколько секунд вспоминала пароль. Ага.
Надо писать тему для курсовика. Не хочется.
Хочется спать. Нельзя.

Пойду музыку качать.
Вторник, 11 Сентября 2007 г.
08:39
Внеочередной набег на дневник. Я-то теперь больше в ЖЖ, дублировать записи не хочется, зато все рассказы по-прежнему выкладываются тут. Забавно.

Вместо того, чтобы прилично лечь спать около десяти (как собиралась) я уперлась прогуляться с подругой за чем-нибудь съедобным и в результате вернулась домой на три часа позже. Вот теперь думаю, может лучше было выспаться?
Пятница, 10 Августа 2007 г.
19:01 Замок
Я просыпаюсь от привычного уже стука ставень. Ветер примостился на подоконнике и всем своим видом напоминает: "у нас сегодня дела". Что ж, он прав.

Вчера, когда мы сидели в Тронном зале, Лион пожаловался, что так и не смог научиться ориентироваться в замке. То есть где кухня, оружейный зал и его комната он знает, а вот винный погреб так и не нашел. Конечно же, тут же посыпались шуточки, что и хорошо, что не нашел, но я задалась идеей, составить карту замка. А то потеряется кто-нибудь, умрет с голоду и будет бродить по замку словно плохо воспитанное приведение.

Начать я решаю с ворот. Как и любой уважающий себя замок, наш Оплот окружен высокой стеной на случай войны. Воюем мы редко, но когда случается - стена облегчает нам защиту замка. У нас двое ворот: Западные и Восточные. Через Западные можно выехать на перепутье, с которого идут дороги на Демонс, Ангелс, Девилс и даже Мун. а через Восточные можно добраться только до Девилса, зато очень быстро. Кроме двух официальных входов, есть конечно те, о которых почти никто не знает. Например если подходить с северо-запада, в стене можно найти небольшую дыру, в которую мало кто пролезет, но все-таки. Три потайных лаза, я на карту пожалуй наносить не буду, а то верхушка клана меня по головке не погладит, незачем никому про них знать.

Внутри замковой стены, помимо самого Оплота можно наткнуться на несколько других интересных строений. Конюшня расположенна слева от Восточных ворот, так что если ехать от Западных, приходится объезжать весь замок, чтобы распрячь лошадь. Отттуда до Северной стены доходит манеж. Там мы обучаем новеньких ездить на лошади, и просто выгуливаем лошадей. С Южной стороны замка находиться небольшое озеро, на берегу стоит баня. Да, именно баня. С венниками. Замечательнейшая вещь, особенно зимой. В озере, кстати, бьют холодные ключи, так что если замок осажден - проблем с водой у нас не бывает. Недалеко от Западных недавно выстроили корабельный сарай. Драккаров в нем нет, но вот хорошие лодки есть. С ними мы ходим на реку, ловить рыбу и просто отдыхать. А по другую сторону ворот расположился небольшой садик. Кто за ним следит - я не знаю, но там всегда есть цветы, какие-то растения, какие-то ягоды. И конечно же, у каждых ворот стоит маленькая сторожка, куда дежурные ходят греться зимой.

Я захожу на конюшню. Лошади накормленны, почищенны. Лошади все разных мастей, но все красивы, по-своему. В углу перефыркиваются тоненькая кобылица Крапивы и мохноногий тяжеловоз Альфа. Стоят в соседних стойлах и покашиваются друг на друга две белоснежные лошади: Беглец Турба и Струна Эленор. Рядом Маськина Мария, Олесина Луара, чуть дальше Никанор Остмана. У дальней стены привязан злющий черный жеребец Халка. Время от времени от пытается встать на дыбы и громко всхрапывает, и тогда все лошади отвечают ему. Только моя Лисичка недоуменно косит черным глазом, как бы спрашивая: "ну что тебе опять неймется?".

Пройдя сквозь замок, я выхожу на внутренний двор. Тут все просто: колодец в северо-западном углу и деревья. Среди деревьев прячутся загорождения, в этом домашнем лесу Инетр и гоняет наших рекрутов. Загорождения служат для той же цели, они используются во время разыгранных битв.

Ветер соскальзывает мне на плечи, тянет за руку. Обратно, в замок, ходить по этажам, измерять все и зарисовывать на кусочке пергамента. Утро только началось, солнце еще не высоко - фениксы спят. А то ж, кто же летом встает так рано? Я долго думаю, с чего же все-таки лучше начать - с подвала или со смотровой башни, и все же решаю что лучше идти снизу вверх. Устремляюсь вниз по единственной лестнице. Так уж вышло, что когда замок строился в первый раз, строители решили, что одной лестницы будет достаточно. Надо бы описать сам замок, чтобы объяснить почему это неудобно.

Замок высится над стеной причудливой смесью прямоугольника и буквы "О". Если смотреть сверху, можно увидеть замок и "дырку" внутри него, в которой и помещается довольно обширный внутренний двор. Замок огибает двор, обводит его кругом. Так вот, чтобы дойти до северо-западной части от лестницы, надо обойти пол-этажа, поэтому еще одна лестница нам бы очень пригодилась, но что ж делать - на нет, и суда нет.

Я спускаюсь в подвал. Прямо под лестницей вход на Арену. Это огромнейший зал, занимающий примерно три четверти всего подвала. Входа на Арену три, два других расположенны дальше по корридору. Слева от лестницы вход в винный погреб, следом за ним, по другую руку - комната, в которой храняться сыры и колбасы, дальше еще одна, в ней бочки с соленьями. Потом, поворот направо и по левую руку будет темница. Она не используется уже много лет, да и нет в ней пыточных застенок, но все равно жутковато. Если пройти дальше вдоль темницы, уткнешься в склад. Мало кто замечает, что длинна корридора не соотвествует размеру всего подвала - она значительно короче. Ну так вот, страшная тайна, за складом, слева от дальнего угла Арены, находиться сокровищница. Как туда добраться (через подземный лаз, но больше я ни слова не скажу, хоть режьте!) знают Ост, Турб, Лос Алекс - те кому положенно. А так же наши зодчие, Трупер и Мики, ну и я заодно, которая все время вертелась рядом, когда все это перестраивали.

Возвращаюсь к лестнице, петляя по корридорам. Наши корридоры - это нечто. Все те же, первые строители умудрились расположить все залы по разным стенам, так что корридоры напомниают змею, страдающую эпилепсией. Взбегаю на один пролет и чуть не наталкиваюсь на Смоке и Бубнозойда. Они потрясают оружием и весело переговариваются, явно направляясь на Арену, потренироваться.

- Ты чего так рано? - спрашивает Смоке.
- Карту замка рисую, - бросаю я и убегаю наверх - дорисовывать.

На первом этаже я сначала поворачиваю налево - он сквозной, его можно обойти полностью и, сделав круг, вернуться к лестнице. Первая комната по внутренней стене замка - лабаратория. Здесь трудятся наши маги, эксперементируют с зельями, пытаются стать алхимиками. Но не всем дано. Здесь меня когда пытались научить сотворить хотя бы простенькое заклятье. Результаты были ошеломляющими - способности к магии у меня отсутствуют. Вообще. Хмыкнув, я направляюсь дальше, к мастерской. Эта хаотичная комната представляет собой гибрид библиотеки и общественной столовой. На всех поверностях лежат чертежи, на полу стоят тарелки, на стул взгромоздился какой-то котел. Все это выглядит нетронутым, зодчии отсутствуют, наверняка совсем недавно пошли спать. В дальнем углу вход в кузницу, там ребята пытаются ковать какие-то странные вещи, напоминающие не то оружие, не то амулеты. В общем, непосвященным туда входа нет - вот и сейчас дверь опечатанна заклинанием. Сразу за мастерской - первый вход в трапезную. Там стоит длинный дубовый стол, вдоль него лавки. Кому-то может покажется, что сидеть за длинным столом прозаично, но нам в общем нравится, лучше чем если бы все сидели за маленькими столиками, как в таверне. Из трапезной, как и из корридора есть вход на кухню. Окна кухни выходят в сад, да и вообще это очень приятное место, особенно когда здесь готовят. Сейчас например, я вижу широкую спину Зампала. Вроде бы он готовит яичницу, но спрашивать мне не хочется и я тихонько выскальзываю обратно в корридор, прыская в ладонь. Когда все девушки клана резко отказались готовить каждый день, а не под настроение, Ост придумал это муть с дежурствами. Но какой бы бредовой не казалась идея, сменять дежурного по кухне раз в неделю, пока она держится и без обеда мы не остаемся, если конечно не считать случаев когда АйсЭф спалил котел вместе с ужином или когда Артем Сил уронил в суп кошку. Но это дела давно забытых дней, мы их даже обсуждать не будем.

От кухни до лестницы всего две комнаты - но какие же огромные! Обе занимают по целой четверти этажа. Первая - это оружейный зал, в нем сложенно и выставленно все наше оружие. Стоят доспехи, висят мечи. Здесь же лежит то, чем никто не пользуется но отдать на перековку или продать не поднимается рука. Здесь же можно брать оружие если нет своего, или если есть, но нужно что-то еще. Здесь его горы, наверное хватит на вооружение небольшой армии. Следующая комната, последняя на этаже, или же первая, если идти от лестницы направо. Это картинная галлерея. Сердце как всегда замирает, пропускает удар, но я иду дальше, мне незачем задерживаться, у меня еще два этажа и крыша.

Лестница уже оживленна. Фениксы шныряют туда-сюда, вниз-вверх, как ошпаренные. Чего им всем неймется в такую рань? Второй этаж я обхожу по уже знакомой схеме - слева-направо. Первая дверь по внешней стене ведет в тронный зал. Он огромен, уставлен мебелью и как ни странно кажется уютным. Феникс лениво открывает один глаз, услышав скрип двери, но увидев, что это всего лишь я, снова засыпает. Я аккуратно обхожу диванчики и стулья, прохожу мимо отгоревшего вечером камина (здесь до глубокой ночи шел ярый спор) и выскальзываю через вторую дверь обратно в корридор, чуть не уткнувшись носом в стену. Единственная комната в замке, назначение которой непонятно никому. Зайти в нее нельзя, дверей нет. Мы пробовали ломать стены, но у нас не вышло. Новички выдумали байку, что там замурован скелет основателя клана. Слушать это смешно, ведь обоих основателей клана я знаю и иногда вижу в Девилсе. Справа от комнаты-тайны находится зал Советов. Вход туда закрыт для большинства, как и в сокровищницу. Следом за ним - гостевые комнаты. Здесь редко кто живет, но все же иногда приезжают дипломаты других кланов и не селить же их в подвале, а наверху не так уж много свободных комнат. Остаток этажа занимает библиотека. Она вытянулась на много метров, в ней немыслимое колличество книг. Не знаю кто ее собирал и кто расставлял книги по темам и алфавиту, но это был абсолютно героический труд.

На третьем этаже расположенны жилые комнаты. Больше здесь нет ничего, кроме окон и факелов в корридоре. Это единственный этаж где корридор все время находится в середине этажа, а не испуганно жмется к стенкам. Выстроенно здесь все на славу - шестьдесят комнат, одинаковых по размеру, снабженных всеми нужными удобствами. Но вот нумеровал их явно пьяный. Именно поэтому, вместо уже привычных человеческому глазу четной и нечетной сторон, мы вынужденны наблюдать такую нумерацию: номера с первого по восьмой расположенны по внешней стороне Восточной стены, с девятого по четырнадцатый - по внутренней ее стороне, по внешней стороне Северной стены - с пятнадцатого по двадцать четвертый, с двадцать пятого по тридцатый - по внутренней, и так далее. Вроде бы звучит логично, но в результате четырнадцатый номер соседствует с двадцать пятым, а сорок седьмой с пятьдесят шестым, не говоря уж о том, что тридцать пятый просто пропущен. Немного грустно, у нас пять официально свободных комнат, но многие другие пустуют. В сороковой например, раньше обретался Трупер, а теперь стучи-стучи, а ответа не дождешься. Я обхожу этаж, поглядывая на номера комнат. За каждым прячется соклановец, некоторые действительно в комнатах, некоторые уже бродят по замку. На секунду задерживаюсь возле своей тринадцатой комнаты, как мне повезло тогда, что она пустовала, любимое число все-таки. Справа от меня живет Халк, слева Тим Бартон (четырнадцатая и сорок седьмая - единственные комнаты, в которых нет окон). Я еще успеваю задуматься, что вроде бы наша Восточно-Северная сторона заселена больше остальных, но ветер уже тянет меня обратно к лестнице.

Я выбираюсь на крышу, приветственно помахав рукой Сколпадде и Коруно. Они шушукаются о чем-то, сидя на самом краю крыши, бесстрашно свесив ноги вниз. У колокольни возится Амиэль, видимо отлаживает колокола чтобы звонили вовремя и несколько мягче, вчера весь замок до основания потрясло во время полуденного боя. На моем любимом, Северо-Западном углу возвышается смотровая башня. Она уходит далеко ввысь и если смотреть снизу-вверх, то кажется, что она еще и раздается в ширь. Я поднимаюсь наверх и осматриваюсь. Видно все. Виден наш двор, видны окна зала Советов, видна замковая стена, видна речка пробегающая через лес. А главное, если смотреть на Восток, то можно увидеть где начинают расти исполинские синие дубы, моя родина, Вольный Город.

Ветер выхватывает из моих рук листок с картой и подкидывает его в воздух. За долю мгновения я успеваю пережить три стадии ужаса, в связи с пониманием, что все это придется рисовать еще раз. Но ветер игриво переворчивает листок в метре от моего лица и укладывает его мне под ноги. Я подбираю его и спешу вниз - хвастаться.
Пятница, 27 Июля 2007 г.
00:04
Как же в Москве хорошо :)
Вторник, 24 Июля 2007 г.
16:24
Завтра я буду в Москве.

Upd: Нашла абсолютно идентичную запись от 26-го мая 2006 года. Похоже я так и не поумнела за последний год ^_^
Воскресенье, 10 Июня 2007 г.
07:35
Хочется разреветься, расплакаться, послать всех к черту... Зарыться с головой под одеяло и уткнуть нос в подушку. Соорудить из одеяла шалаш и забиться в книгу, подсвечивая себе фонариком. Но не думать, ни за что не думать, что похоже все что так хорошо началось, так быстро и просто закончилось. Не думать, не думать, не думать...
123...20