Размышления о
Koveras
дневник заведен 14-04-2004
постоянные читатели [69]
13, acTpo, Aiden 69, aidez, ANN_in da club, ArchiDragon, Arushi, Atlantida, Banzai, big boss, BrightBlade, Classic-Club, ContraDei, CreateR, Cyber SHADOW, Elkin, House MD, Hydralisk, insteadMe, Irishka, Jonn, Koveras, Latronis, Lestaja, little chewie, Lorylin, Loskoron, Naoko Sacred, Nimrod, Noliko, PALADIN, RedLine Graphics, redRaven, rutina, SaRiTiKoN, Schwarzweiss, Slow, Smiling Man, Svartkladd, The House Of Rock, TimeLine Flash, TonyS, Tre-ne-ne, Tutta, TwisteD, ZEAl, Алхар, Альхен, Аспирин Лыш, Библиотека, Букля_, Ветренный, Витольд, Долл, Дочь Революции, зет, Ква-кВася, Кошка Шшш, Лайшалас, Молот Торы, ПАРАД ПАРАДА УРОДОВ, ПАРАД УРОДОВ, Примус, Синоби, Скромняга-2, Черта, Шери, шорох_ветра, Эл
закладки:
цитатник:
дневник:
хочухи:
местожительство:
Германия, Карлсруэ
интересы [25]
фантастика, фэнтези, ролевые игры, стихи, философия, юри, Джаз, эстетика, квесты, Метал, хард рок
антиресы [3]
политика, жара, тупость человеческая
Воскресенье, 5 Августа 2012 г.
11:04 Без названия II
Рю де Капюсин встретила Анастаси тусклым светом фонарей и запертыми ставнями окон. На пустынной улице за воротами царствовали тишина и лунный свет. Цокот подков на коне загадочной всадницы, спасшей ее от неприятного стражника, казался оглушающим, и Анастаси перестала слышать собственные шаги. На миг ей показалось, что чужой город уже проглотил и растворил ее в себе без остатка… Хватая ртом воздух, она едва поспевала за благодетельницей.

Заметив, что она отстала, всадница придержала коня и пошла еще медленнее, с любопытством глядя на нее сверху вниз. Быстро отвернувшись, Анастаси задышала, как показывала маменька, когда учила носить корсет. Взгляд ее при этом упёрся в решетчатую ограду, за которой угадывалось массивное здание с увенчанной крестом башней. Монастырь, решила Анастаси, и опустила глаза на дорогу перед собой. К монахам она всегда относилась со страхом без особой на то причины.

— Где ты собираешься остановиться на ночь, красивое дитя?
— У моего кузена, мадам Вентоса…
— Ты знаешь, где он живет? — Анастаси кивнула. — Тогда я провожу тебя. Мало ли что может случиться с девицей хороших кровей в ночную пору.
— Он должен был меня встретить…

Всадница издала смешок.

— Я сама виновата! Он меня наверняка ждал!
— Мало ждал, — отрезала Вентоса и тут же сменила гнев на милость: — Если хочешь, можешь остановиться до утра у меня.

Анастаси замешкалась. Незнакомая всадница казалась добрым человеком, но что-то в ней пугало. От необходимости отвечать ее избавили приближающиеся из-за поворота топот и пыхтение.

Через несколько мгновений навстречу им выскочил полный молодой человек среднего роста в помятом канцелярском пальто и бриджах. Кое-как завязанный на шее платок и отсутствие шляпы и парика на темных волосах наводили на мысль, что он очень спешил, однако при виде спутниц он остановился как вкопанный, настороженно глядя на Вентосу. Лишь заметив рядом Анастаси, он с облегчением улыбнулся, но улыбка немедленно пропала с его губ, когда он снова уставился на всадницу — уже с большим подозрением.

— Вы куда-то спешите, юноша? — Вентоса была нисколь не смущена таким вниманием.
— Мишель! — пискнула Анастаси, прежде чем тот смог ответить.

Как только она сразу не узнала его? Конечно, за шесть лет кузен заметно располнел и начал сутулиться, но лицо его ни капельки не изменилось.

— Анастаси! — кузен ловко поймал ее в свои объятья — как всегда делал в детстве.
— Я думала, ты не придешь… — пожаловалась Анастаси, прижимаясь щекой к его плечу.
— Я ждал тебя весь день у ворот, потом решил, что ты передумала, и ушел спать… — покаялся он. — Потом меня разбудил стражник, и я прибежал. Как ты попала в город?
— Мадам Вентоса! Она такая добрая, она провела меня с собой!
— Да, она очень добрая, — произнес Мишель резко сменившимся тоном, освобождаясь от ее объятий и поворачиваясь к всаднице, следившей за ними со странным весельем.
— Спасибо вам, сударыня, за бескорыстную помощь моей кузине. Я надеюсь, что не останусь в долгу, — произнес он, медленно подбирая слова.
— Ну что вы, юноша, о каком долге можно тут говорить, — его тон, похоже, забавлял ее еще больше.
— С таком случае позвольте нам откланяться, сударыня.
— Приятного вечера тебе, прелестное дитя, и вам, юноша. Берегите свою кузину, она высокого о вас мнения.

С этими словами Вентоса подстегнула коня и быстро скрылась в ночном полумраке за поворотом.

— Пойдем, Анастаси, — Мишель ссутулился и подхватил ее саквояж.

Шагая следом, Анастаси пыталась понять, свидетельницей чему она стала. Что-то произошло между кузеном и ее загадочной благодетельницей, чего она не поняла.

— Мишель…
— Да?
— Мадам Вентоса… кто она такая?

Кузен резко остановился и развернулся. Взяв ее руки в свои, он очень серьезно произнес:

— Анастаси, во имя всего святого и всего, что нам с тобой дорого, — забудь о ней и никогда больше не упоминай ее имени. Так будет лучше для всех, поверь мне.

Ничего не понимая, Анастаси кротко кивнула. Мишель тяжело вздохнул и продолжил ход. Анастаси посеменила за ним.
Пятница, 24 Сентября 2010 г.
22:35 Лист с семинара
Был на семинаре по восприятию (Wahrnehmung), нас там заставили нарисовать лист - сначала с натуры, потом тот же самый - по памяти. Вышло неплохо ИМХО, несмотря на то, что нижнюю половину (слева) я не успел - времени мало дали.

А следующие две картинки - это наброски на экране смартфона. Первое - витражи церкви, куда ходили в среду. Никак не могу выучить, что обводить "кистью" на смартфоне - зло... А второе - начинал с холма набрасывать собор (другой уже) на противоположном берегу Рейна, но группа уже уходила, не дали закончить...

Current music: Hania - Alice is Dead
Настроение: гордое






Воскресенье, 31 Января 2010 г.
23:12 Пустой город
Большую часть пути от Винтертура мы с Гретой проспали. Лючия ушла в себя с момента, как мы устроились в купе, и больше не выходила. Сидела, уставившись в пустоту, и на любые вопросы отвечала односложно. Объяснить толком, за чем мы, собственно, едем через пол-страны она так и не удосужилась. Пошушукавшись с Гретой, мы решили лечь спать, тем более, что за окном все равно была ночь, а сон в поезде был нам не впервой. Часам к трём я проснулась, обнаружив, что крепко обнимаю Грету и что обе мы укутаны в непонятно откуда взявшееся одеяло. Я хотела было поблагодарить Лючию, но та снова уставилась в темноту непроницаемым взором за полироваnными стеклами очков, и мне оставалось лишь снова поддаться убаюкивающему перестуку колес.

Во второй раз я проснулась под утро, когда зашевелилась Грета. Виновато глянув на меня, она отползла причесываться, оставив одеяло в моем владении. Я же, пожелав присутствующим доброго утра, вопросительно уставилась на нашу ведьму. То, что сия необычная дама не чурается нечистой силы, было столь очевидно, что даже она сама не стала этого отрицать, когда Грета поставила вопрос ребром. Меня же после Шварцвальда подобное удивлять перестало совсем. Другое дело, что ничего «подобного» со мной с тех пор не происходило. Что ж, любопытство убивает не только кошек…

— Через полчаса выходим, — коротко сообщила Лючия в ответ на мой вопросительный взгляд и, снова нахмурившись, уставилась в окно. У нее было лицо ученицы, уверенной в своих знаниях к экзамену, но все равно в сотый раз повторяющей про себя ответы. Я невольно залюбовалась — до встречи с Гретой мне нравились именно такие женщины. Смутившись, я кинула виноватый взор на неё, но Грета, слава богам, не заметила, сосредоточившись на спутанных за ночь волосах. Что ж, через полчаса, так через полчаса.

Чем ближе поезд приближался к цели нашего пути, тем явственнее я ощущала возбуждение и… страх. От близости неведомого сосало под ложечкой. Руки Греты нервно подрагивали. Это не было страхом, от которого хотелось бежать — уж я-то знала эту разновидность страха, — а скорее тем, который мы ощущали, когда самолет клуба парашютистов в Ганновере набирал высоту. Ощущения прыжка в пустоту — вот что это было. А наш один на двоих парашют сидел напротив и мрачно глядел в окошко.

На главный вокзал Билефельда мы прибыли в пол-девятого утра. Из окна было совсем не похоже, чтобы он когда-то переставал существовать. Перроны были забиты людьми, спешащими на работу или стоящими в очередях в булочные, все было ярко освещено. Лючия решительно поднялась и двинулась к выходу. Мы вышли вслед на платформу и оглянулись. На платформе царила обычная суета — кто-то выгружался, кто-то загружался, кто-то боролся с чемоданом. Ничего необычного в несуществующем городе пока не наблюдалось.

— Оооччень интересно, — протянула Лючия, и от ее тона мне стало не по себе. — Ну-ка, скажите мне, что вы видите вокруг?
— Вокруг? Ну, всё как обычно, поезд, перрон, пассажиры… — неуверенно начала Грета, но наша спутница остановила ее жестом.
— А так? — прохладные руки ведьмы не секунду накрыли наши глаза, и в следующий миг мы с Гретой дружно охнули от неожиданности.

Перрон был пуст — исчезли пассажиры, исчезли их чемоданы, исчезли даже продавщицы в кондиторских. Вмиг потухли все электрические огни, теперь вокзал освещало только робкое утреннее солнце. Вообще вокзал оказался далеко не таким ухоженным, как казалось сначала — всюду валялся мусор, легкий ветерок гонял неубранные листья, а обвалившаяся штукатурка, казалось, не обновлялась уже лет тридцать. В панике мы оглянулись на наш поезд, но тот был на месте. Пассажиры смотрели на заброшенную, пустую платформу безо всякого интереса… как будто не видели того, что видели мы.

— Куда они все?.. — испуганно спросила Грета, не договорив.
— Здесь никого и не было, — спокойно и сочувственно ответила Лючия, разглядывая нас, будто оценивала. — На этой станции вышли только мы. Остальное — наведенная иллюзия, весьма изощренная, но не сложная.
— Иллюзия? Кем наведенная? — почти одновременно спросили мы.
— Вот именно это я и приехала сюда выяснять, — она выжидательно уставилась на нас.

Я не сразу поняла, что она хотела услышать. Но Грета, еще раз оглянувшись на спасительный поезд, стиснула мою руку и решительно поправила:

Мы сюда приехали. А… это опасно? Ну, выяснять…

Лючия с уважением посмотрела на нее. Я только хмыкнула — она еще плохо знала Грету. Если той в голову что-то стукнет, переубедить ее уже невозможно… Но надо отдать должное, «стукало» ее обычно весьма конструктивно. За нашими спинами раздался резкий свисток, шумно захлопнулись двери, и поезд двинулся дальше.

— По-моему, тут пусто, — Лючия уклонилась от прямого ответа. — Я не чувствую человеческого присутствия вообще во всем городе…

Мы не стали уточнять — не чувствует, значит, может. В молчании мы двинулись к выходу с вокзала по пустующим переходам. На первый взгляд, тут не никто не бывал по крайней мере с восьмидесятых. Всюду были видны следы запустения. Как будто люди просто взяли и дружно ушли отсюда давным-давно… Только когда мы вышли на обширную парковку, где сквозь потрескавшийся асфальт прорастали сорняки, а от стоявших там когда-то машин остались ржавеющие груды металла, я поняла, что мне напоминает это запустение. Как-то раз я искала в интернете фотографии Чернобыля… Но чтобы такое запустение обнаружилось на окраине Рургебита, было немыслимо. Не было же здесь ядерных реакторов, в самом деле!

По настоянию Лючии мы двинулись к центру. Шли мы клином — впереди атлантическим крейсером рассекала пространство она сама, мы же с Гретой, невольно взявшись за руки, топали следом, стараясь держаться середины улицы. Стены заброшенных домов не внушали нам особого доверия. Совсем рассвело. По левую руку от нас остался то ли парк, то ли просто лужайка, и мы с большим облегчением услышали оттуда чириканье чего-то пернатого. Признаков живых людей по-прежнему не было, только на обочине прикорнул старенький мотоцикл — судя по состоянию, оставлен он там был еще до моего рождения… Меня пробил озноб.

Наконец, мы вышли на большой перекресток с кольцевым разъездом. Здесь стояли останки брошенных машин, но не похоже было, чтобы случилась авария. Просто водители разом остановились, вышли и разбрелись по своим делам.

— Вот что, девочки, — задумчиво произнесла наша проводница. — Похоже, тут действительно никого нет. Давайте-ка разделимся. Вы двинетесь по этой улице дальше на юг, к ратуше, а я пойду окружным путем, проверю пару мест… Вы же не бывали тут раньше?
— Нет, конечно, — буркнула я. Оставаться одной в этом… трупе города, пусть даже с Гретой, меня не прельщало. Перед глазами живо встало мое «приключение» в Шварцвальде, и я помотала головой, отгоняя память. В тот миг я впервые пожалела, что не уехала сразу, когда Лючия предложила нам выбор на перроне…
— Не переживайте, я оставлю вам свой номер мобильного, — от Лючии не укрылось мое недовольство, и она поспешила успокоить нас с понимающей улыбкой.

Новость, что могучая ведьма, мановением руки отводящая иллюзии и изгоняющая темных монстров, пользуется мобильным телефоном, повергла меня в гомерический хохот. Но пока я смеялась, Грета невозмутимо обменялась номерами с Лючией и для надежности ей позвонила. На звонок у нее оказался поставлен какой-то незнакомый мне метал, что рассмешило меня еще больше. Сама ведьма казалась несколько смущенной.

— Двигайтесь по этой улице до следующего большого перекрестка, — проинструктировала она нас, когда я успокоилась. — Потом поворачивайте налево, встретимся у ратуши. И на всякий случай не заходите ни в какие здания, мало ли что…

Дома по этой улице внушали не большего доверия, чем те, мимо которых мы только что прошли, поэтому мы согласно кивнули. Перспектива остаться одним быстро изгнала мою внезапную веселость, но слава богам, Лючия не стала долго прощаться, а просто помахала рукой и исчезла в какой-то подворотне.

Переглянувшись, мы с Гретой двинулись дальше по центру улицы. Ветер шевелил неубранные листья, и, глядя на них, я вдруг поняла, что с объективной точки зрения делаю большую глупость. Еще вчера мы отдыхали на Бодензее, собираясь махнуть дальше в Италию, а сегодня мы опять в Германии, в самом сердце умершего годы назад города, о чем нам не полагалось даже знать, без нашей единственной защитницы, которая нас сюда, собственно, и заманила… Очевидно, Грета подумала что-то подобное, ибо ее рука нашла мою, и наши пальцы переплелись, будто стараясь придать друг другу уверенности в себе.

Улица, по которой мы шли, представляла собой фантасмагорическое зрелище. Асфальт здесь был положен как следует, но тут и там и он дал трещины, сквозь которые прорастала пыльная трава. По тротуарам росли чахлые городские деревья, а под ними, припаркованные много лет назад, ржавели древние автомобили. Я с содроганием подумала, что именно такими найдут наши города инопланетяне, если человечество вдруг вымрет, и удивилась своим мыслям. Людского присутствия не наблюдалось нигде…

Когда улица начала забирать вправо, Грета вдруг завертела головой, будто прислушиваясь к чему-то. Я тоже прислушалась. Показалось? Откуда-то справа доносились всхлипы… Мы остановились. Да, это определенно был плач, причем плач детский. Не сговариваясь, мы ринулись вперед. Кто мог плакать в этом мертвом городе? Я не знала, но один плачущий ребенок мне лично был важнее всех секретов этого проклятого места…

На перекрестке, о котором говорила Лючия, нам открылась примерно та же картина, что и на первом, но нас она интересовало мало. Плач слышался из здания, которое когда-то было рестораном. Двери были распахнуты, и я чуть было в них не кинулась, если бы вцепившаяся в меня намертво Грета не напомнила мне об осторожности.

— Лючия велела не заходить в здания!
— Да, да, ты права, — мне стало неловко за свою оплошность. На ум пришел старый рассказ Шекли, где героев заманили в ловушку необъяснимым на необитаемой планете плачем девушки… Человек, в двадцать семь поседевший за одну ночь, имел право на паранойю.

Плач тем временем прервался.

— Эй, кто там? — неуверенно позвала я внутрь. В темном помещении что-то зашуршало, потом оттуда вынырнуло нечто белое, и мы с Гретой инстинктивно отпрянули, но тут же устыдились, ибо это была всего лишь девочка. Обыкновенная, живая семилетняя девчонка в белом летнем платье, каких в Германии тысячи.

Увидев нас, несчастная бросилась к нам, как к родным, отчаянно рыдая. И повисла, что характерно, на мне — видимо, почувствовав, что я для этого приспособлена лучше, чем Грета… Когда поток слез немного иссяк, мы выяснили, что зовут ее Линда, приехала она сюда вчера вечером из Штуттгарта с отцом — проведать его престарелую бабушку.

— А потом папа пропал, и никого не было, — сквозь рыдания рассказывала Линда. Меня она так и не отпустила. — Мне было страшно, и я побежала к бабушке…

Внятных объяснений, куда «пропал» папа, мы так и не добились.

— Очень хотелось кушать, поэтому я зашла сюда, но тут тоже никого…

Не найдя еды, бедняга не решилась выходить обратно в темноту и заночевала тут. А утром появились мы.

— Что будем делать? — спросила я у Греты, ибо делать что-либо пришлось бы в любом случае ей, ибо мои руки были заняты всхлипывающим ребенком.
— Кормить, — строго ответила та, распаковывая свой рюкзачок. Похоже, в ней проснулся материнский инстинкт… Мне было очень интересно, что произведет на свет ее сумка-самобранка, но это оказались просто вчерашние бутерброды, которые мы не съели, поужинав в безымянном гластонском ресторане.

Какое-то время мы дружно умилялись, глядя на уминающую угощение за обе щеки Линду, но убедившись, что останавливаться она не собирается, переключились на более конструктивные вещи. Грете пришло в голову, что неплохо было бы позвонить Лючии и спросить у нее, что нам делать дальше. Однако трубку та не брала — из ее автоответчика я подчерпнула безусловно полезное знание, что полностью ее зовут «Лючия Рован».

— И что теперь? — на этот раз сакральный вопрос задала Грета.
— Давай двинемся дальше к ратуше, и подождем ее там…
— Фрау Ханна, а кто такая фрау Лючия? — встряла в разговор Линда. Очевидно, утолив голод телесный, в ней проснулось любопытство. Хорошо быть ребенком, когда рядом есть взрослые.
— Ведьма, но хорошая ведьма… наверное, — не слишком внятно объяснила я, но Линда закивала, демонстрируя истовое желание познакомиться с настоящей «хорошей ведьмой». Я вздохнула и поднялась с тротуара, для надежности взяв ее за руку. Грета взялась за другую, и мы двинулись по улице влево.

Линда оказалась болтушкой. Как только мы пообещали, что Лючия найдет ее папу, она выбросила мрачные мысли из головы и принялась развлекать нас историями из своей школьной жизни. Они были бы скучны, если бы не разгоняли столь успешно мрачную атмосферу пустого города. Когда впереди уже показалась старое здание, которое могло быть искомой ратушей, Линда внезапно замолкла на полуслове.

— Бабушка вон там живет, — в ответ на гретин вопрос показала она куда-то вправо. — Давайте к ней зайдем?

Мы неловко переглянулись. Не было никаких причин полагать, что «бабушка» когда-либо здесь существовала… Но площадь перед ратушей пустовала, а девочку было жалко, поэтому мы согласились на крюк. Свернув направо, мы прошли еще один квартал между ветшающими домами и попали в заросший сквер, из-за деревьев которого виднелся готический шпиль церкви. Удивительным образом часы на ней еще шли, хоть и показывали пять часов — то ли утра, то ли вечера…

— Мы с бабушкой сюда ходили, — обрадовалась знакомому месту девочка. — Может, они с папой там?

Мне было сомнительно, но церковь выглядела хорошо сохранившейся — храмы всегда строили на века, что им какие-то тридцать лет… Мы обошли ее по кругу, найдя главный вход незапертым. Несмотря на наши опасения, внутри не оказалось ничего неприятнее многолетней пыли, от которой мы все трое немедленно расчихались, подняв ее еще больше. Наконец, мы прошли между двумя рядами скамей к алтарю, украшенному замысловатым, но выцветшим триптихом. Что делать дальше, я не знала, но Грета и Линда, по-моему, молились, так что я не стала им мешать. В этот миг зазвонил мой телефон.

— Ханна? — я была безумно рада слышать этот голос, но он был явно чем-то озабочен. — У меня плохие новости…
— Что такое?
— Вы где сейчас? Перед ратушей никого кроме меня.
— Мы в церкви напротив ратуши… Лючия, что…
— Стой, — внезапное ледяной спокойствие в ее голосе подействовало на меня, как ушат столь же ледяной воды. — Повтори еще раз: вы находитесь в каком-то здании?
— Да, в церкви, через сквер от ратуши…
— Стойте на месте, — раздался рубленный ответ. Похоже, она говорила на бегу. — Ни шагу.

Мобильник пикнул — конец разговора. Ничего не понимая, я оглядела церковь. Что могло так напугать нашу бесстрашную спасительницу… да и меня, чего таить? Линда еще молилась, Грета рассматривала какой-то листок на стене, но обернулась ко мне, когда я положила трубку.

То, что произошло потом, вспоминается с трудом. Все было не так, как в Шварцвальде — и, тем не менее, чем-то неуловимо похоже. С диким грохотом врата собора распахнулись, и внутрь то ли вбежала, то ли влетела Лючия. Логика подсказывает, что именно она крикнула «ЛОЖИСЬ!!», размахиваясь, как будто кидая невидимый мяч… Мои колени послушно подкосились, но краем глаза я успела заметить, как упала ничком Грета, а из пальцев Лючии выскользнуло что-то вроде стеклянного шара — точно в грудь Линде.

Зато следующую картину я, боюсь, запомнила на всю жизнь. Линда ещё оборачивалась на шум, когда я крикнула «Берегись!», но слишком поздно. «Стеклянный шар» ударил девочку в грудь, разворотив грудную клетку, полголовы и начисто оторвав левую руку. Вопреки всем законам физики, Линда осталась на ногах и даже продолжила разворот. У меня в глазах потемнело, но через миг я поняла, что тьма сгущается только вокруг изуродованного тела девочки. Наверное, эта тьма спасла мне рассудок, ибо я очень не хочу верить, что в последний момент увидела быстро растущие из клокочущий останков детских лёгких коленчатые щупальца то ли насекомого, то ли каракатицы…

Лежа за скамьями, я не видела Лючию, но когда по церкви разнесся грохочущий голос, сотрясая пространство кощунственным речитативом, я с содроганием узнала ее. Мне захотелось зажать уши, но лучше бы я закрыла глаза, ибо в следующий миг тело Линды с чудовищным хрустом развалилось на кровоточащие куски. И все стихло.

Сначала я просто лежала, оглушённая, потом мне удалось встать. Колени дрожали, к горлу подступала тошнота. У противоположной стены на четвереньках стояла Грета и не могла подняться — ее рвало. Я хотела подойти, но между нами лежало то, что минуту назад было Линдой. Обходя это по широкой дуге, я увидела Лючию, безвольно полулежащую в проходе между скамейками, опершись спиной на одну из них. С ее лицом что-то было не так, но завидев меня, она попыталась улыбнуться.

— Что это было? — потребовала я. — Что ты сделала с девочкой?
— Девочкой? Ааа… — она слабо улыбнулась. — Это она вас сюда привела?
— Да, её зовут Линда, и… — я не договорила, пораженная чудовищным подозрением.
— Девочка Линда умерла несколько дней назад, Ханна, — жестко сообщила Лючия. — То, что вы видели, был ходячий труп.
— Неправда! — яростно крикнула Грета, незаметно подойдя с другой стороны. — Она была живая! Ела, плакала, говорила!
— Да, — легко согласилась Лючия. — Когда эти твари завладевают телом человека, они оставляют большинство переферийных функций, но убирают «слабости», по чему их им можно вычислить… Она ведь ночевала в каком-то здешнем доме?
— Да, в ресторане на перекрестке, — теперь соглашалась Грета. Но она еще не верила. — Как ты догадалась?
— Они прячутся в заброшенных домах. Если человек там долго остается, они сначала жрут его сознание, а потом все остальное…
— Они? — я почувствовала себя человеком, запертым в темной комнате с ночным хищником. Как мне было знакомо это ощущение…
— Долго объяснять, — Лючия попыталась встать, но ее руки подломились. — Давайте выйдем отсюда… Помогите мне найти очки, пожалуйста…

Я помогла Лючии подняться на ноги, придерживая за талию. Грета тем временем нашла по скамьей очки и угрюмо подала их ей.

— Мы ее даже не похороним? — язвительно спросила она ведьму.
— У тебя есть, чем копать? — резонно поинтересовалась та, но тут же смягчилась: — Но ты права… Я думаю, лучше всего будет всё здесь сжечь. Вместе с церковью. Не думаю, что Назаретянин будет против…
— У тебя есть какой-нибудь магический огонь? — деловито спросила Грета.
— Я Прометей? — снова огрызнулась Лючия, прежде чем дать нормальный ответ. — Я очень устала, Гретхен… Этот город пережевал меня, и ваше счастье, что вы не видели и трети того, что увидела здесь я. Боюсь, устраивать погребальный костер вам придется без меня…

Устраивать погребальный костер пришлось мне одной. Грета наотрез отказалась снова заходить в церковь, поэтому я оставила ее на лужайке наблюдать за оживающей Лючией. По совету последней я обыскала брошенные перед входом машины, обнаружив в одной плотно закупоренную канистру бензина. Сколько лет она пролежала тут? У меня не было опыта сжигания человеческих останков и церквей, но для первого раза получилось неплохо. Впрочем, в какой-то миг мне показалось, что старая церковь сама подставляет очищающему огню наиболее горючие части себя…

Когда я вернулась к спутницам, они о чем-то ожесточенно спорили, но увидев меня, замолчали. Лючия уже могла идти сама, но ее качало, поэтому нам пришлось ее поддерживать. Возвращались к вокзалу мы окружным путем, а за нашими спинами с мрачным треском занималась пламенем старая церковь. По дороге Лючия тихо рассказывала.

Я не могу утверждать, что поняла ее рассказ правильно, но по ее словам наш мир состоит из сотен, если не тысяч «слоев», наложенных друг на друга и существующих параллельно, хоть и по разным законам. Человек разумный видит только один из них, который и считает реальным миром. Но маги и ведьмы вроде Лючии способны видеть сразу несколько… и существ, которые там обитают. Лючия так и не поняла, откуда и когда появились твари, съевшие Линду, но именно они являлись причиной, по которой Билефельд перестал существовать, хотя иллюзию его существования до сих пор зачем-то поддерживали «они». Кто такие «они» и как выглядят «твари», она так и не объяснила, несмотря на мои настойчивые вопросы.

— Да, я могу их убить, — без энтузиазма ответила она на вопрос Греты. — Но тогда придется убивать всех сразу, ибо на смерть одной со всего города сбегутся остальные.
— Но ты же убила Ли… тут тварь в церкви?
— Нет, — спокойно возразила Лючия, сочувственно глядя на наши напрягшиеся лица. — Я всего лишь уничтожила физический контейнер, через который она пыталась вползти в нашу реальность.
— Но ее же надо убить! — потребовала Грета.
— Не в моем текущем состоянии, — печально покачала головой ведьма.

Грета заплакала. Мы уже сидели на старой скамейке на вокзале, ожидая поезда — никто nне знал, когда он приедет, ибо расписание тридцатилетней давности вряд ли оставалось в силе. Грета плакала, всхлипывая «Несправедливо, несправедливо…» Как мать, подумала вдруг я. Как мать, потерявшая ребенка… Мысль неприятно поразила своей простотой. В ответ я просто прижала ее к себе и не отпускала, пока рыдания не превратились в редкие всхлипы. Потом Грета отстранилась, чтобы высморкаться и вытереть лицо. Мы замолчали, глядя на листья, которые гонял по перрону поднявшийся ветер.

Пришел какой-то поезд. Мы с Гретой уселись у окна напротив друг друга. Над городом разносился черный дым от горящей церкви, но никто кроме нас его не видел, надежно защищенные от жестокой реальности спасительной иллюзией… В Мелле в наше купе подсел пожилой мужчина в дорогой паре, но всю дорогу просидел молча, уткнувшись в свежий номер своей газеты. Только собравшись выходить в Оснабрюке, он внезапно обратился к Лючии:

— Фрау Рован, вы неисправимы, не правда ли? Сегодня мы разойдемся мирно, ибо вы помогли нам — пусть и невольно, я подозреваю, — устранить… нестабильность, но рано или поздно вы попадете в неприятности.
— Жду с нетерпением, — зло бросила в ответ ведьма, не пытаясь, однако, подняться. Непонятный попутчик проигнорировал грубость и повернулся к нам.
— А вам, девушки, я бы лично посоветовал быть поосторожнее. Любопытство убило не только кошку.

Пока я до меня доходил смысл последних слов, он сделал шаг и исчез в коридоре. Но когда я выскочила вслед ему в коридор, он был пуст, как улицы мертвого города Билефельда…
Вторник, 22 Декабря 2009 г.
22:26 Pommes frites
Наша романтическая прогулка вдвоем шла великолепно, пока не зарядил донельзя своевременный дождь. Путеводитель по Гластону, купленный Ханной в первый же день, уверял, что летом дожди в городе и окреностях очень редки, а вот осенью ветер приносит с Альп целые табуны туч. Видимо, наш приезд так испортил настроение богам-альпийцам, что они решили выразить свой протест, невзирая на время года…

Так или иначе, зонта у нас не было и в помине, а сами мы как-то неожиданно для себя оказались на самой окраине города. Дома здесь стояли редко и, судя по табличкам «Zum Vermieten» на практически каждом, в большинстве своем пустовали. Стоя под жиденькой листвой спасительного деревца, мы затравленно озирались, попутно пытаясь отжать волосы и прочую совершенно не осеннюю одежду. Наконец, Ханна ткнула пальцем в сторону чего-то, что при ближайшем рассмотрении оказалось набором светящихся букв на фоне мрачного неба, великодушно сложившихся в название едального заведения.

Стоило ливню немного утихнуть, как мы звонко зашлепали по лужам в сторону спасительного ресторана, где двух мокрых и продрогших встретила полная тётушка в фартуке, очевидно, хозяйка. Немного задержавшись взглядом на волосах Ханны, она радушно поприветствовала нас с едва различимым южноевропейским акцентом:

— Добрый день! Столик на двоих?

Ханна попыталась ответить, но лишь клацнула зубами от холода и кивнула. Тетушка провела нас вглубь помещения, усадив за небольшим столиком в компании двух махровых полотенец. У столика было два неоспоримых достоинства — во-первых, с него через окно открывался изумительный вид на Бодензее, а во-вторых, он располагался в шаге от электрического обогревателя, который тут же оккупировала Ханна. Глядя на нее, я вдруг заметила, что совершенно нагло кутаюсь в ее куртку, которую она мне, оказывается, отдала еще под деревом. Нет, я, конечно, понимаю, что рассеянная, но это не повод давать Ханне простужаться!..

— Глупости, — фыркнула та, для пущей неубедительности опять клацнув зубами — но куртку забрала. — Это ты у нас оранжерейная лилия, Гретхен, а мы и не такие непогоды видали.
— Негодяйка, — только и могла ответить я, ибо крыть было нечем. Увы, именно Ханне всегда приходилось откачивать меня от очередной заразы, а не наоборот. Ей это нравилось, а я, к своему глубочайшему стыду, млела как котенок, видя ее бесконечную заботу в ее глазах. Она вообще была первой, кому оказалась нужна именно я, а не деньги и титулы моей семьи, с которой я, кстати, вдрызг разругалась перед уходом.

А еще был Шварцвальд — я не помнила почти ничего, но таинственная Лючия твердила, что там Ханна спасла мне «больше чем жизнь». Я подняла на нее глаза — она как раз вытирала свои белоснежные волосы полотенцем. Они поседели за одну ночь и больше не восстановились. Теперь Ханна стригла их покороче, несмотря на мои протесты. Не слишком осознавая, что делаю, я подняла руку и прикоснулась кончиками пальцев к седой прядке над ее ухом. Ханна замерла. Я тоже. После той ночи она стала болезненно нервной. Хорошо хоть просыпаться со слезами в четыре утра перестала…

— За счет заведения, — тактичное покашливание первало нашу немую сценку, и я отдернула руку. Тётушка-хозяйка поставила на стол две чашки какого-то восхитительно пахнущего горячего напитка. — Хотите что-нибудь уже заказать?

Мы с Ханной переглянулись. Есть нам не хотелось, но ввалиться в ресторан и ничего не заказать было бы невежливо, тем более после того, как нас уже угостили…

— Тарелку картошки фри на двоих, пожалуйста, — Ханна выбрала самый нейтральный вариант. Она любила картошку, я к ней была вообще-то равнодушна, но то, что нравилось ей, нравилось и мне… Тётушка с улыбкой кивнула и исчезла на кухне.

Какое-то время мы умиротворенно молчали, глядя на дождь за окном и неспешно поглощая чай со специями, которым оказался принесенный напиток. Потом принесли картошку, за которую я тут же расплатилась, дав щедрые чаевые. Задумчиво глядя на принесенное блюдо, мы решали, что с ним делать — голода мы по-прежнему не испытывали. Наконец, Ханна решительно ухватила пальцами одну палочку с тарелки и строго велела:

— Скажи «Ааа!»

Я повиновалась, после чего картофелина, как по мановению, оказалась у меня во роту. Чуть не подавившись от внезапно накатившего хохота, я нашла в себе силы прожевать и проглотить, и только тогда заметила в руках Ханны новую порцию. Мне оставалось только контратаковать — надо признать, она почти не сопротивлялась… Картошка исчезла с тарелки куда быстрее, чем мы рассчитывали.

Дождь кончился, но мы это сообразили, только когда из-за далеких уступов Альп слева блеснуло закатное солнце. Вымыв руки и пожелав приятного вечера хозяйке — именем которой я так и не поинтересовалась, — мы, все еще посмеиваясь друг над другом, вышли на пустынную улицу.

Оглядываясь на необжитые домики по сторонам, я не заметила, как и когда появилась она. Первой ее увидела Ханна, застыв, как вкопанная. У меня отвратительная память на лица, но это лицо, вернее, обстоятельства нашей встречи, я запомнила навсегда — непостижимая Лючия Рован, наша с Ханной одна на двоих спасительница в очках и белой пелерине, с кривоватой улыбкой ожидала нас в десяти шагах на тротуаре.

— Что случилось, Лючия? — охрипшим голосом спросила Ханна.
— Добрый вечер, девочки, — вместо ответа она укоризненно поздоровалась. — Я гляжу, ты постриглась?
— Уже давно, — буркнула Ханна, но немножко расслабилась.
— Фрау Рован, почему вы здесь? — наконец, нашлась что спросить и я.
— Я хочу предложить вам обеим одно небольшое приключение на троих…
— А если мы откажемся? — быстро уточнила Ханна.
— То я уйду, — кажется, Лючия смотрела на нас сочувственно. — Но я бы на вашем месте не стала отказываться. Вы обе уже мечены тайным миром, и ничего с этим не поделаешь…

У меня закружилась голова, как в тот вечер, когда я прыгнула в машину Ханны и велела гнать, пока не кончится бензин… Мы обменялись отчаянным взглядами, потом она со вздохом произнесла:

— Хорошо, мы слушаем.
Суббота, 21 Марта 2009 г.
17:26 Без хвоста
Отрезал себе хвост. В аттаче - как было (снято за час до на мобильник)...

Current music: Gregorian - Nothing Else Matters
Настроение: ergo sum


Понедельник, 26 Января 2009 г.
01:39 Дракон
Посвящается Кси.

Солнце палило немилосердно — было уже после полудня, так что жар шёл как сверху, так и от земли. Вокруг меня расстилались нетронутые поля, и только на северном горизонте наконец показался холмик с останками Донсальского замка, куда я, собственно, и направлялся. Было очень жарко, ибо скакать мне пришлось в полном боевом доспехе, пусть и без шлема. Законы жанра требовали, и мне пришлось подчиниться. Потрепав Росинанта по холке, мол, ничего, старик, прорвёмся, я недрогнувшей рукой направил его в сторону логова дракона. Смеху-то…

Когда мой скакун недовольно зафыркал, не желая подходить к руинам замка ближе ни на шаг, солнце уже начало клониться к закату. Это было очень красиво — холм посреди бескрайней равнины, с перекатывающимися по густой траве волнами, величественные даже в разрушении стены замка, и всё это — в кроваво-красных закатных тонах. Если бы мне предоставили выбирать, в каких декорациях умереть, я бы, скорее всего, постарался этого выбора избежать. Но было всё равно красиво. Спешившись, я велел Росинанту оставаться на месте и неторопливо двинулся к замку.

Дракон не стал выделываться и смирно ждал меня во внутреннем дворике, вальяжно развалившись на разогретых камнях. Её Высочество Терция изволила пребывать в огромной позолоченной клетке у самой стены. Заперта она там была не по своей воле, судя по тому, что на ней было то же платье, в котором она была похищена вчера с бала Его Величества Тиберия, моего, простите за фамильярность, батюшки. Странно было лишь, что, глядя на меня полным мольбы взглядом, Её Высочество молчала как рыба.

— О, явился, — радостный раскатистый голосина вернул моё внимание туда, где ему, по флоренцианскому счёту, надо было пребывать, — к дракону.
— Угу, — согласился я, переводя взгляд на вероятного противника. Он был не слишком большим, во всяком случае, не настолько, как изображали в энциклопедиях. У страха глаза велики, как говорится… Думаю, если бы он улёгся пластом, от кончика хвоста до кончика его носа можно было бы уложить троих, от силы — четверых, меня. То же самое относилось к размаху крыльев. Механизм полёта драконов — вообще главная загадка современной биологии, куда уж там огненному дыханию… Чешуя рептилии была красивого золотистого цвета, а на редкостно интеллектуальной морде выделялись умные чёрные глаза. В целом, дракон мне понравился.

Заметив, что я его разглядываю, он сварливо поинтересовался:

— Ну что, драться будем, или где?
— Погоди драться, — хмыкнул я и махнул рукой в сторону принцессы. — А что это с ней?
— Ничего, — удивлённо ответил дракон, потом, видимо, сообразив, расплылся в ехидной улыбке. — А. Молчит почему? Так она мне так своим трёпом достала про принца Чарминга, который её спасёт, что я её — заклятьем… ну, которое против магов, чтобы заклинания не произносили.
— Когда успела? — изумился я.
— Да ещё пока летели, — досадливо махнул хвостом дракон. Хвост обрушился на какие-то подмостки, так что во все стороны полетели щепки.

Я сочувственно покивал. Это ж как надо доставать, что от тебя только боевым заклинанием и отделаться остаётся? Краем глаза я заметил, как немедленно надулась Её Высочество. Ох, будет мне потом за мужскую солидарность…

— А зачем похищал-то? — поинтересовался я.
— Ну, как, положено ведь… — на золотистой морде проступил отчётливый смущённый румянец. Заметив мой взгляд, дракон смутился ещё больше и признался: — Понимаешь, лечу я вчера мимо вашего дворца, вижу — бал, принцесс море, думаю, а может, похитить одну? Никогда ещё юных дев похищать не доводилось. Откуда мне знать было, что я твою цапну?
— Понятно, — вздохнул я. — Может, без драки отдашь?
— Не, без драки никак нельзя, — тоскливо возразил он. — Без драки меня другие драконы уважать перестанут…
— Ну, тогда дай шлем хотя бы одеть.
— Надевай.

Кое-как нацепив ведро с дырками, которое королевский оружейник по какому-то недоразумению счёл шлемом, я вытащил двуручный меч из ножен и встал в картинную стойку.

— Фу, ну и личина, — прокомментировал мою экипировку дракон. — Может, снимешь, а я тебя по голове не бить пообещаю?
— Да ты не захочешь, а заедешь… Хвостом-то.
— Это да, — согласился он, наконец соизволив подняться во весь свой драконий рост. Принцесса Терция по законам жанра затрепетала, я — по тем же законам — сделал героическую рожу. Жаль только, под забралом её не было видно.

Я в этой партии играл за белых, потому первый ход был за мной. Коротко разбежавшись, я вмазал мечом по тому, до чего дотянулся, оставив зазубрину на чешуе.

— Ай, — сказал дракон. — Ну, чего ж ты сразу по рукам-то бьёшь?
— Ну, извини, до чего дотянулся. Ты башку-то опусти, чтоб мне сподручнее её отрубать было…
— Вот ещё, — фыркнул он, замахиваясь другой лапой.

Полуметровые когти просвистели в дюймах от головы, но я успел прогнуться, да ещё и ткнуть в лапу мечом.

— Ну, тьма, я так не играю, — дракон замер в такой обиженной позе, что мне захотелось ему посочувствовать. — Чего ж ты по рукам-то всё лупишь? У меня запасных нет…
— А куда мне ещё бить? — я тоже остановился. — Могу по ногам… Или в пузо.
— А вообще не бить — никак?
— Тогда какая ж это битва? — резонно удивился я
— И то правда, — пригорюнился дракон.

Какое-то время он колебался, переводя взгляд с меня на свой живот, потом на принцессу, потом снова на меня, затем предложил:

— Слушай, а давай на этом завершим, а? Вроде как, подрались уже, и ты по очкам выиграл.
— Давай, — обрадовался я. — С этого и надо было начинать… И Её Высочество отдашь?
— Да забирай, конечно, всё равно уже достала…

Дракон понуро отошёл от клетки, уступая мне дорогу.

— Ты не расстраивайся так, — посоветовал я ему, стаскивая шлем и сбивая замок мечом. — Я никому не расскажу, и Её Высочество уговорю промолчать.
— Да чего уж там… — но с виду он немного повеселел.

Принцесса Терция со слезами благодарности повисла на шее спасителя, то есть, меня, любимого. Молча.

— Слушай, а твоё заклинание ещё долго будет работать?
— Часик, от силы — два ещё. Ну, я полечу.
— Ага, бывай.

Когда он уже расправлял крылья, я окрикнул:

— Стой, а звать-то тебя как?
— Ноэль… — он обернулся.
— А я принц Чарминг. Ты того, залетай, если что вдруг…

Ноэль посмотрел на меня весьма странно, а Её Высочество и вовсе покрутила пальцем у виска, свидетельствуя о явном недостатке манер в присутствии благородного спасителя… Затем дракон улетел, подняв тучу пыли, а мы, откашлявшись, остались одни.

— Что ж, моя леди, коварный монстр повержен в бегство, а вас я прошу последовать со мной обратно во дворец…

Принцесса Терция, а по совместительству — моя будущая благоверная, изящно присела в книксене и подала мне руку. Опять-таки молча.

***

— Сир, я думаю, вам стоит остановиться, — голос Санча был омерзительно ровен и спокоен, будто он не корпел над проектом стратегической ирригации южных регионов страны вместе со мной уже третьи сутки.
— Санч, ты лучше меня знаешь, что если я не доделаю это сегодня, завтра придётся делать в два раза больше…
— Если вы попытаетесь всё это доделать сегодня, к утру королевство останется без правителя, — парировал он.

Сэр Анчоус, для меня — просто «Санч», был моим самым доверенным советником и заодно — дворецким. Очень боевым дворецким — при жизни моего батюшки он был армейским полковником, но вышел в отставку вскоре после его смерти. Он был всего лет на десять старше меня, но уже начинал седеть, ибо дела государственные старят без меры…

— Оно и так без него останется, если я пойду спать, прежде чем Терция уснёт… — мрачно сообщил я.

Санч только кивнул. У мадмуазель… простите, мадам Терции, моей королевы, была милая привычка пилить меня за то, что я слишком много времени уделяю королевским делам и слишком мало — ей, особенно, после рождения наследника. А поскольку шанс беспрепятственно меня пропилить, не натыкаясь на стену верных вассалов во главе с сэром Анчоусом, ей выпадал только по ночам, меня с некоторых пор мучил хронический недосып.

Встав из-за стола, я поглядел из распахнутого окна. Королевский кабинет располагался в самой высокой башне замка, так что из окна открывалась изумительная картина ночной столицы. К сожалению, этот вид мне за год успел приесться, так что смотрел я исключительно на луну. До полуночи оставалось ещё около часа, а раньше соваться в собственную спальню было опасно…

Ночной воздух подействовал освежающе, и я вернулся к бумагам. Верный Санч споро подавал требуемые карты и сметы, хронометр в углу мирно тикал, принося благословенную полночь ближе каждым взмахом стрелки… Неожиданно Санч замер, будто прислушиваясь к чему-то. Я тоже прислушался и вскоре различил странные хлопающие звуки далеко снаружи. Я хотел было подняться и подойти к окну, но железная хватка на плече пресекла мои поползновения. До физического контакта с сюзереном полковник-дворецкий снисходил крайне редко, значит, дело было серьёзное.

Наконец хлопанье прекратилось, совсем рядом раздался противный скрежет чего-то об камень, и в окно протиснулась золотистая драконья морда.

— Бегите, сир! — отчаянно крикнул Санч, выхватывая церемониальную шпагу.
— Эй, эй, Чарминг, ты чего это? — возмутилась морда. — Не признал?
— Ноэль? — я не поверил своим ушам. — Санч, отставить, это не враг… пока что.
— Вы уверены, Ваше Величество? — голос моего советника звенел. Наверняка он знал, что не справится с драконом, но его преданность была сильнее страха…
— Абсолютно, — произнёс я с выражением.
— Конечно, сир, — Санч с силой вогнал шпагу обратно в ножны и встал рядом со мной. «Абсолютно» было кодовым словом для нас двоих — оно призывало к полному повиновению.

— Суровый у тебя охранник, — одобрительно прокомментировал Ноэль, с уважением покосившись на Санча.
— Это советники у меня такие, — вздохнул я, подходя ближе и присаживаясь на край стола.
— Ну что, как жизнь? Работаешь?
— Да вот, как видишь, королевский быт… А сам как?
— Да живу помаленьку, — усмехнулся дракон. — Та история два года назад изрядно мне репутацию подняла в узких кругах. Слыхал песню, что менестрели про нас сложили?
— Про то, как мы разнесли по камешку Донсальский замок, потом ты сожрал Терцию, а я тебе порол живот, чтобы её вызволить? — я не выдержал и расхохотался.
— Ага, — Ноэль хитро ухмыльнулся. — Так вот, в узких кругах имеет хождение и другая версия, по которой ты — последний из племени драконоборцев, а я — единственный дракон, кому удалось от тебя уйти живым…
— Враньё! — возмутился я. — У меня теперь у самого сын есть, так что наш драконоборческий род не прервётся никогда!
— О, поздравляю! — совершенно неуместно обрадовался на это дракон. — С наследником. От Терции?
— Ага, — я тяжело вздохнул, вспомнив, что меня ждало в спальне.
— Чего такое? Тебя тоже достала? Дай угадать — ещё по пути во дворец?
— Ну, не совсем, — я невольно улыбнулся такой проницательности. — Но довольно быстро…

Ноэль понимающе покивал, и мы немного помолчали.

— Сир, — напомнил о своём присутствии Санч. — Я вам не мешаю?
— Ох, Санч, извини, совсем забыл о тебе. Ноэль, это сэр Анчоус, мой советник и дворецкий. Санч, это Ноэль, мой старый приятель, когда-то, скажем так, поспособствовавший моей семейной жизни.
— Очень приятно познакомиться, сэр, — вежливо поздоровался Ноэль.
— И мне, — Санч был по-военному скуп словами. — Так это вы похищали Её Высочество Терцию?
— Увы, это не то обвинение, которое я могу легко опровергнуть, — похоже, общение с Санчем доставляло и ему немалое удовольствие.
— Лучше бы вы её действительно сожрали, — неожиданно вздохнул мой дворецкий.
— Как! — в притворном ужасе всплеснул руками я. — Вы близки к государственной измене как никогда, господин полковник!
— Не более, чем к ней близок мой король, — браво ответствовал на это он.

Смеялись мы втроём. До спальни я в ту ночь так и не дошёл…

***

— Да я уже семь лет, как король! — я в сердцах швырнул очередную подписанную грамоту в стену кабинета. Санч молча двинулся его поднять, и мне стало стыдно, ведь он так постарел за эти годы…
— Спокойно, Чарминг, — в голосе Ноэля, по своему обыкновению устроившегося на стене башни и просунувшего голову в окно, слышались сочувственные нотки. — Я всего лишь предлагаю двухдневный отдых на чистом воздухе. Этот город и эти люди сосут из тебя все соки со страшной силой. Куда подевался тот добрый молодец, который приходил когда-то по мою голову?
— Да знаю я, знаю…

С тех пор, как Ноэль освоил заклинание невидимости, он стал прилетать чаще, иногда — вот как сейчас — прямо среди белого дня. О его визитах знали только я, Санч и ещё пара доверенных охранников. Последним они были объяснены туманными намёками на «стратегическое использование живого оружия массового поражения»… Таких слов они не знали, поэтому поверили безоговорочно.

Терция и я окончательно разобрались с нашими отношениями и вместе теперь бывали только на официальных торжествах. Маленький Рональд был передан воспитателям, а свободное время проводил с матерью. Ничего, подрастёт — можно будет заняться им самому…

— Ну, хорошо, допустим, я соглашусь, — вздохнул я. — А как предлагаешь выбираться из дворца?
— На мне, — невозмутимо ответил мой ящероподобный друг.

Я в изумлении посмотрел на него:

— Ты чего? Ездить на драконе — это ж легендарная привилегия, вы ж не кони крылатые…
— Да ну тебя, — я уже научился различать его смущение под золотистой чешуёй. Сейчас он пунцовел до кончиков ушей. — Чего уж там…

Я только головой покачал.

— Сир, — подал голос Санч. — Я бы на вашем месте принял его предложение…
— Ладно, ладно, уговорили, — я снова вздохнул. — Санч, скажи придворным, что я буду работать до ночи, чтоб не тревожили. К вечеру вернусь — хватит для первого раза.
— Отлично! — просиял Ноэль, убирая морду из окна. Санч только согласно кивнул.

— Ну, давай, ящерица, прояви чудеса аэробатики, — криво усмехнулся я, подходя к окну и забираясь на подоконник. Ноэль быстро произнёс заклятье, делающее меня невидимым для посторонних.
— Прыгай, король-самоубийца, — патетически воскликнул он, отцепляясь от стены и тут же подлетая поближе.
— Лови! — я оттолкнулся ногами и через миг оказался на драконьей холке, намертво вцепившись руками в его чешую.

Сделав круг почёта вокруг башни, чтобы дать нам обоим освоиться, Ноэль стал забирать на север.

— Не тяжело? — поинтересовался я, перекрикивая шум встречного ветра.
— Да ничего… Я просто в первый раз с грузом летаю.
— Зато каким ценным… А куда летим-то?
— Тебе понравится, не трепыхайся… — впрочем, я и так подозревал, куда мы направляемся.

Через полчаса, за которые я успел закоченеть, мы опустились на склоне холма рядом с руинами Донсальского замка. Сползя по золотистому боку на траву, я сделал пару шагов на негнущихся ногах и вдохнул вечерний воздух, чувствуя, что впервые за много месяцев — а может, даже лет — дышу полной грудью. Здесь всё было как восемь лет назад: бескрайняя равнина, волны в густой траве, поросшие диким вьюном стены — символ триумфа природы над человеческими творениями…

Ноэль за моей спиной шумно улёгся на землю.

— Красиво, да? Тебе нравится?
— Ага, — согласился я.
— Тогда иди сюда, полежи немного на солнышке.

Я обернулся. Ноэль лежал на боку и смотрел на меня серьёзными глазами без тени смущения. Поколебавшись немного, я плюхнулся на траву рядом с ним, особо не заботясь о сохранности королевской мантии, и примостил голову прямо на его золотистую лапу.

— Тебе удобно, горе моё? — саркастически поинтересовался дракон, но лапу не убрал.
— Вполне, — ответил я. Он замолчал.

Глядя на степенно плывущие по небу облака, я чувствовал всем своим существом, как один за другим рассасываются спазмы на моём несчастном королевском мозгу. Мне вдруг стало так легко, что казалось, сейчас сам взлечу подобно моему крылатому другу… Через какое-то время я задремал.

***

— Уф, ну вот и всё на сегодня, — я откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. — Ты молодец, Рон. Я в твои годы бумажной работы шарахался как чумы.
— Да всё нормально, пап, — мой сын посмотрел на меня серьёзными серыми глазами, там напоминавшими его деда. — Я тоже буду королём, так что надо учиться…

Несмотря на свою стервозность, Терция оказалась великолепной матерью наследника и воспитала его, как подобает истинному принцу. В тринадцать лет он понимал в политике, экономике и стратегии больше, чем половина моих советников, вместе взятых. Жалко было его погубленного таким образом детства, но дети королей вообще счастливым детством не часто могут похвастать…

— Я хочу стать таким как ты, пап, — помолчав, добавил Рон.
— В смысле?
— Ну, чтобы меня уважали все, и чтобы дворецкий был полковником… И невесту свою от дракона спасти. Только я драться-то не умею…
— Хм, — я смешался. Когда-нибудь я обязательно расскажу ему правду про Ноэля и меня, но… не сейчас. — Драться — дело не хитрое, всегда успеешь начать. Когда тебе исполнится шестнадцать, я сам тебя научу.
— Правда? — просиял он.
— Слово короля!
— Слово короля железно, — радостно согласился он, поднимаясь из своего кресла. — Ну, я пойду?
— Иди. И не читай много на ночь — глаза испортишь.
— Хорошо, пап…

Когда он ушёл, я подошёл к окну, за которым начинало смеркаться.

— Ноэль, ты тут?
— А где ж ещё? — в окно просунулась знакомая золотистая морда.
— Ну, как он тебе?
— Отличный у тебя сын, — авторитетно заметил он. — На тебя очень похож.
— Это чем это?
— Да всем понемножку…

Что-то с ним сегодня было не так, как обычно.

— Слушай, с тобой сегодня всё в порядке? — осторожно поинтересовался я.
— Да, конечно. Хотя… — на драконьей морде было написано сомнение, но не относительно моего вопроса, а из-за чего-то ещё. — Скажи, а ты помнишь, сколько лет мы знакомы?
— Тринадцать? Нет, четырнадцать скоро.
— Точно. Тогда такой вопрос: ты знал, что драконы помимо обычной формы могут ещё принимать человеческую?
— Э, слышал, да.
— А тебя никогда не интересовало, как я выгляжу в людском обличье?
— Если честно, я тебя всегда воспринимал, как дракона… — я упорно не понимал, куда он клонит.

Вздох Ноэля едва не разметал по всему кабинету сложенные на столе бумаги.

— Отвернись, а?

Я послушно развернулся на сто восемьдесят градусов. Какое-то время за спиной ничего не происходило, потом раздался треск срываемых с гардин занавесок. Мысленно сосчитав до трёх, я обернулся.

У окна кабинета, завёрнутая в мою занавеску, будто в экзотическую римскую тогу, стояла незнакомая барышня с огромными чёрными глазами, умным личиком и покрытой золотистым загаром кожей. Ростом она была примерно на голову ниже меня, пепельно-серые волосы достигали чуть ниже ушей, кокетливо завиваясь кончиками наружу.

— Ноэль? — упавшим голосом спросил я.
— Она самая, — звонко расхохоталась барышня.
— Четырнадцать лет…
— …ты по собственному скудоумию считал меня мужиком, — Ноэль насмешливо показала мне язычок, подходя поближе.
— Но…

Я был в изрядном затруднении и не знал, что ещё сказать, но этого, похоже, и не требовалось. Быстрыми шагами подойдя ко мне, Ноэль обвила мою шею руками и с жаром поцеловала в губы. Я много целовался в своей жизни, но это было как небо и земля…

— Я тебя люблю, Ваше Величество, — сообщила она, на секунду отстраняясь, — и желаю узаконить наши отношения.
— Но… я же женат, у меня сын… — только и смог проблеять я.
— Ну, как же, любому уважающему себя королю требуется высокородная любовница, — безапелляционно заявила Ноэль. — А я очень высокородная. Ты хоть знаешь, сколько моему роду лет?

Я не знал, сколько лет было её роду. Но я знал совершенно точно, что в моей жизни начинаются весьма весёлые времена…
Вторник, 29 Апреля 2008 г.
18:57 Смеху ради
...выкладываю свою коллекцию пародий на знаменитый арт по Kannamiko. Если у кого есть еще - присылайте.

Current music: Foggy - Come (Into My Dream)
Настроение: как всегда








Пятница, 23 Февраля 2007 г.
14:28 Мой trench coat
Давно хотел похвастаться своим "окопным пальто", но только сейчас получились фотки приемлимые.

Current music: Angela - Asu e no Brilliant Road
Настроение: хорошее


Четверг, 17 Августа 2006 г.
22:38 Все тот же тест
Будучи философом-психологом с небольшим, но весьма сумбурным стажем, изредка перечитываю собственные посты на дневе и впадаю в меланхоличную апатию. Сегодня в который раз перечитал пост почти годишной давности - воистине гениальный, до такой степени паршивого настроения у меня с тех пор ни разу не было, а под конец забрел на уже известный некоторым тест...

Вынужден отметить, что с прошлого раза я изрядно изменился, но моя нынешняя версия себя, любимого, нравится мне куда больше прежней. Наверное, я с тех пор твердо усвоил, что недостатки только подчеркивают положительные качества общей картины - если, конечно, не преобладают над ними.

В моем нынешнем себе кавайнейшим образом сочетается тревожная неуверенность в себе по отношению к другим людям, которые мне ничем не обязаны, и некоторая, я бы даже сказал, жесткость ко всему от меня зависящему - в первую очередь, разумеется, к неодушевленным и абстрактным конструкциям, но и к людям под моей ответственностью это тоже относится. Тешу себя надеждой, что некоторым из них это даже нравится...

Еще хочу заметить, что за эти два года у меня изрядно расшатались нервы - или, может, я просто начал больше внимания уделять этому биологическому прообразу интернета... Так или иначе, латентная депрессивность, эмоциональные конфликты и шизоидная психопатизация - все это имеет место быть, как не прискорбно. Я их успешно скрываю, но получается не всегда...

Кстати, у меня появляется классная традиция - каждый август тестировать себя на этом сайте и вывешивать на дневе. Если честно, в прошлом году я его тоже прошел, но так засмущался выкладывать результаты, что ограничился сессией самоанализа...

Current music: Naoki Satou - ex Dream
Настроение: да как вам сказать...

ЗЫ: Да, кстати, зайдите, кому не влом, на мой сайт и скачайте там чего-нибудь, плиз... Я там себе счетчик поставил и созерцание роста цифирь на нем почему-то оказывает на меня умиротворяющее воздействие...

ЗЗЫ: Вот здесь есть частичная расшифровка двухбуквенных сокращений:

http://proisk.livejournal.com/25420.html?thread=183628
http://www.pearsonassessments.com/tests/mmpia.htm
Суббота, 6 Мая 2006 г.
14:31 Dreamfall: Первые впечатления
Итак, свершилось то, чего я ждал долгих два с половиной года. Да, не шесть лет, как некоторые, но все же...

К The Longest Journey у меня отношение особое. Я считал и по-прежнему считаю, что TLJ - величайшая компьютерная игра всех времен и народов, а все остальные были созданы исключительно для того, чтобы TLJ выделялся на их фоне. Если бы не было Эйприл Райан, вся индустрия виртуальных развлечений была бы бесцельна и бессмысленна. Если бы не было Старка и Аркадии, то их надо было бы создать.

Надеюсь, теперь понятно, почему я, как настоящий фан, перестал читать игровые ресурсы в день релиза Dreamfall'а и не буду читать, пока не пройду его до конца.

Итак, самые первые впечатлением было небольшое разочарование. Да, красиво, да, классная музыка... Но Касабланка слишком жизнерадостна, чтобы быть частью Старка. Слишком много цветов. Плюс наложились некоторые изменения в интерфейсе и игровом концепте со времен первой части... Но постепенно, об этом как-то забываешь, особенно когда Зое за полминуты предстоит взломать систему наблюдения патрульного робота, a la Satsuki Yatoji... И когда на экране телевизора (выключенного!) появляется сами-знаете-кто в антураже Самары Морган, и в подкорку намертво впечатывается бессмертное "Find her... Save her..." Навязчивее, чем "Elda Taluta!", знаете ли!

А потом начинается наше, родное... Ньюпорт, Венеция, старые друзья, знакомые места... Хочется плакать, на все это глядючи. Постепенно проясняется, что такое Collapse, история Эйприл в изложение непосвященного - чудо как хороша, а потом... И вот тут-то я и остановился по независящим от меня причинам.

В общем, несмотря на первоначальные впечатления, Dreamfall - достояный продолжатель дела TLJ. Да и те, наверное, появляются исключительно потому, что в Касабланке не так выдержан оригинальный стиль...

Ах да, чуть не забыл добавить: у Зои стальные нервы. Эйприл бы уже раз шесть в истерику впала бы (ну, по крайней мере, та Эйприл, которой она была в первой части), а Зоя - ничего так, вполне сомнабулически все вопринимает. Вот что значит - депрессняк. =)

PS: В аттаче - та самая фотка, которую нам не дали рассмотреть в первой части.

Current music: Leon Willett - Dreamfall Menu Theme
Настроение: отличное
Вторник, 11 Апреля 2006 г.
22:14 Hall of Mirrors
Опробовал данный мод для Max Payne II и сильно впечатлился. Выглядит потрясающе, однако возможностей пока что немного, к сожалению... Для тех, кто не в танке, поясню, что Hall of Mirrors - это total conversion mod, добавляющий в игру возможность делать ган-кат a la John Preston, Equilibrium.

Имеется в наличии ряд зрелищных комбо, однако поскольку большинство из них бьют только в двух направлениях, требуется постоянно очень четко прицеливаться. Единственное приятное исключение - самая неочевидная из кат, вызывающаяся тремя кнопками (какими - не скажу) и выносящая четверых противников, если оставаться на месте. Если не оставаться - то больше. Кроме того, имеется этакий стационарный вариант bullet time combo, то есть когда от пуль уворачиваешься, а с места не двигаешься, и улучшенный вариант этого самого bullet time'а. Про прыжки с расстрелом всех и вся с воздуха я говорить не буду, ибо выглядят они неплохо, но эффективность не потрясает (кроме прыжка назад с переворотом).

Вообще же, интереснее всего расстреливать сразу группу противников, ибо одного выносишь первым же движением, а перестрелка с собратом-клириком на третьей минуте начинает надоедать. И еще очень важен тайминг, чтобы плавно перетекать из одной каты в другую. В общем, если создатели усилят воздушные атаки (по крайней мере, увеличат радиус поражения), добавят более впечатляющий melee и пару новых кат в широким радиусом поражения - будет вообще фантастика.

Ах да, скачать можно здесь, если кто заинтересовался. Или вот еще True Matrix Mod для первой части - критики ругаются, а мне понравилось. Правда, я играл в более старую версию, может, напортачили чего...

PS: Ну и раз уж пошли откровенные goodies, вывешу еще и картинку прикольную. Кавайная BloodRayne - не мечта ли идиота? %)

Current music: KOTOKO - Second Flight
Настроение: лучше некуда
Четверг, 30 Марта 2006 г.
14:24 Madlax
Прошу прощения, но начиная с восьмого абзаца, в тексте присутствуют серьезные спойлеры сериалов Tenkuu no Escaflowne, Noir, X TV, Shoujo Kakumei Utena и самой Madlax.

Минус три в моем списке.

Наверное, планируя Madlax, Bee Train хотели создать второй "Нуар". Или, да простится мне, просто сообразили, что фанатам Noir'а хочется не очередного продолжения SIGN'а, а "того же и побольше". В общем, какими бы не были причины, вторым Noir'ом "Мадлакс" не стала. К счастью ИМХО.

Первым делом, я хочу сделать официальное заявление. Я, присутствующий здесь Коверас, в здравом уме и доброй памяти, просмотрев более двух десятков из лучших представителей жанра аниме, признаю сериал Madlax авторства студии Bee Train лучшим аниме из всех мною виденных и, скорее всего, ВВиН. За свои слова я готов отвечать где угодно и перед кем угодно.

И я не шучу. Я в курсе, что меня можно обвинить в предвзятости к работам Bee Train'а, музыке Каджиюры и прочему юри, но здесь совсем другое. Здесь - чувство восхищения настолько полное и непреодолимое, какого не было даже после Tenkuu no Escaflowne. "Мадлакс" обошла "Эскафлон" по перфекционизму. На полкорпуса.

Вообще же, "добрая убийца" без имени и прошлого обошла все ныне существующее аниме на пару сантиметров, взявши от каждого только самое лучшее и превзойдя каждое на собственном поле. До сих пор у меня было пять абсолютных фаворитов на титул "Лучшее Аниме Всех Времен и Народов": Neon Genesis Evangelion, Noir, X TV, Shoujo Kakumei Utena и Tenkuu no Escaflowne. Все они выделялись из своего окружения, но не один из них не мог соперничать с другими четырьмя.

А теперь представьте, что будет, если взять психологически-мистические аспекты поиска самого себя, которыми так славится Ева, обволакивающую, мягкую, теплую атмосферу "Нуара", убийственную внутреннюю и внешнюю красоту персонажей "Икса", завораживающий сплав интриг и иррациональностей из Утены и филосовско-перфекционистский подход Эскафлона... Потом добавить отконвертированный в двадцатишестисерийный формат сюжет a la Fullmetal Alchemist, схватки в духе Gunslinger Girl, gun-каты из Equilibrium, развитие персонажей в лучших традициях Kimi Ga Nozomu Eien. Напоследок приправить все музыкой от Yuki Kajiura, в очередной раз превзошедшей саму себя и совместившей в одной мелодии очарование OST'ов Noir'a, .hack'а и чего-то совершенно нового, невиданного и неслыханного ранее... И смешать все вместе.

Что получится? В 99% случаев - бессмысленная каша, закономерный результат, когда пытаешься запихнуть все в одну корзину. И только в одном случае из ста все компоненты попадут в руки гения, который сможет смешать их в правильных - и единственно возможных - порядке и пропорции. И тогда получится Madlax. Сериал, о котором я узнал почти случайно и ждал просмотра долгих три месяца.

О чем сериал? О войне. Сразу вспоминается Exosquad, а вовсе не Noir, как следовало бы ожидать. В "Нуаре" не было ощущения тотальности, там убивали только в определенном кругу своих. В Madlax отнимают и рушат жизни, особо не глядя, чьи они. Но и Exosquad при ближайшем рассмотрении идет другой дорогой. Подчиненные лейтенанта Марша знали, на что идут, знали, за что воюют, были уверены, что иначе никак. Война же, описанная Bee Train'ом, изначальна бессмысленна. Потому что гражданская война всегда бессмысленна. А ведь по большому счету, любая война между людьми - гражданская. Подделка, бесцельная иллюзия, fake. Но жизни разрушает совсем как настоящая.

Ван Фанел бросает свой Эскафлон, когда необходимость в нем отпадает, когда его собственные способности, а не способности оружия становятся единственным, что может спасти Хитоми. Это - лучшая сцена в Tenkuu no Escaflowne. После нее я в восхищении хлопал глазами и аплодировал холодному экрану. Подобное я с тех пор испытывал только трижды, все три раза - в последних эпизодах Madlax.

Когда Мирель понимает, что Кирика не вернется, я плакал. Я не страдаю от комплекса мачо, но с тех пор я плакал из-за аниме и вообще фильма всего один раз. В конце 22-ого эпизода Madlax.

Камуи и Утена Тенджоу жертвуют своей жизнью, чтобы спасти Фуму и Анфи, несмотря на зло, что они им причинили. Мадлакс... Мадлакс же готова пожертвовать не просто жизнью, а собой, своей собственной личностью, душой, сердцем, чтобы искупить причиненную боль, чтобы выполнить свое обещание. Только вот Маргарет, мудрейшая из героинь аниме, эту жертву не принимает.

Куда я не смотрю, Мадлакс везде, в любом аспекте стоит на полкорпуса, на корпус впереди ближайших конкурентов. Как неоднократно стояла после очередной перестрелки - на самой высокой точке местности, убийственно красивая, уверенная в себе и без единой царапины. Теперь Аянами Рей не будет так одиноко в пантеоне богинь аниме. Вторую богиню зовут Мадлакс.

Когда смотришь первые серии, кажется, что все понятно: Мадлакс - это инкарнация Мирель, Маргарет - Кирики, вроде бы скучно. Но потом как-то понимаешь, что не все так просто. Совершенно не вписываются никуда Ванесса Рене, Кароссеа Дон, Эриноа Бейкер, Лимельда Йорг. Потом начинаешь понимать, что помимо внешности Мадлакс и Мирель мало чем похожи: Мирель была циничной, битой жизнью и усталой молодой женщиной. Мадлакс же, несмотря на свою профессию и преступления, осталась в душе ребенком, наивной идеалисткой, сохранив веру в лучшее в людях, в то самое, что проснулось в душе Мирель, лишь когда она вытянула Кирику из ямы-горнила.

Кирика же, милая девочка-склеротик, убивавшая без зазрений совести и потому дико страдавшая, оказывается прямой противоположностью Маргарет, девочки, которая сошла с ума, чтобы сбежать от одного единственного греха.

Помнится, я когда-то писал, что Noir стал для меня второй Евой, а один знающий человек заметил, что для него второй Евой стал RahXephon. Интересная аналогия - Evangelion-RahXephon и Noir-Madlax? Посмотрев десяток первых серий Madlax'а, я уверился, что наконец-то нашел достойную альтернативу "Нуару". Однако чем ближе действие подходило к концу, тем выше сериал поднимался в моих глазах, и я сам не заметил, в какой момент он перерос своего предшественника. Наверное, в конце все той же 22-ой серии.

В самом конце, когда пронзительность повествования росла ежесекундно, когда восхищение почти переросло в торжественный намаз, произошел последний скачок, короткий миг, в который все зависло между адом и раем, смертью и жизнью... А потом все закончилось, закончилось как в Noir'е, только лучше, проникновеннее и мягче. Именно так, как я люблю - на открытом хайвее, с ветром в лицо и умиротворением на сердце.

Впрочем, нет, закончилось не все, закончились только некоторые цепи событий. Остались вопросы, не играющие ключевой роли, но создающие неоднозначность, смазанность мира. Кто носил имя "Мадлакс"? Как выжил Кароссеа двенадцать лет назад? Кто написал священные книги? Но все эти вопросы - вторичны, их функция - оставаться без ответа. Именно та пропорция, мимо которой чуть-чуть промахнулись Bones в "РаЗефоне", здесь выдержана с алхимической точностью.

Ну, и что же сказать в заключение... Довольно странно, как бодро я написал этот обзор. Если помните, Noir я обозрел только после второго просмотра. Наверное, просто такое великолепие не может держаться внутри, несмотря ни на что. Оно рвется наружу, о нем хочется рассказать всем... Noir тоже был великолепен, но впечатления от него были "слишком личными", их надо было прятать от солнечного света, дабы сохранить первозданную красоту. Madlax же не боится ничего и никого - ни солнечного света, ни критиков.

В конце концов, она же богиня.

Current music: Fiction Junction YUUKA - Hitomi no Kakera
Настроение: никак в себя прийти не могу
Вторник, 24 Января 2006 г.
17:54 Редкий снимок
...Коверас (справа) командует сражением за Барселону, 21 A.B.Y. Поза у меня, конечно, как у имперского Гранд Адмирала... Так же на картине изображен специалист по баллистике под кодовым именем Бак (слева) и наводчик, неофициально известный как Длинный. Я ее, кстати, как обои себе поставил. %)

Current music: Rolling Stones - Satisfaction
Настроение: хе
Среда, 7 Декабря 2005 г.
12:17 Trinity Blood
Отдельные личности (не будем тыкать пальцем, вы и так, наверное, догадались) называют сие аниме "убийцей Хеллсинга". Не верьте им! Это не так, говорю как специалист. Сравнивать Trinity Blood с Hellsing - это всё равно, что сравнить Еву с Эскафлоном: вроде об одном и том же, а совершенно разные вещи. Хотя, признаю, сравнение неудачное - уровень не тот.

ТБ выезжает на сюжете, прорисовке и музыке. В рукавах у Хеллсинга - только динамика и (простите, я не повторяюсь?) музыка. Казалось бы - какая мелочь, сюжет... Но именно он выводит сериал на качественно иной уровень. Несмотря на все свои огрехи, имя коим - легион. Впрочем, и с этим "легионом" можно жить. Если уверовать в продолжение.

А продолжение определённо будет - даже если закрыть глаза на откровенный клиффхэнгер в последней серии, остаются не до конца понятными мотивации Авеля, а так же многих его коллег и "родственников". Не буду перечислять оных, ибо это будет спойлер. Кроме того, мой рассудок грозит поднять пугачёвский бунт против откровенного пренебрежения второстепенными персонажами: стюардесса из первой серии, например, мало чем отличалась (на первый взгляд) от той же Эстер. И тем не менее её забыли.

Вообще, сюжет Trinity Blood развивается вопреки всем общепринятым канонам: экспозиция продолжается чуть ли не первые двенадцать серий (из двадцати четырёх), кульминация происходит в самой неожиданной точке света, falling action'а вообще нет... Но, не поверите, это работает! Сюжет действительно развивается, несмотря ни на что! Всякие несуразности вспоминаются с огромным трудом, зато перед глазами легко всплывает сцена, в которой Императрица открывает свою тайну личности. И многие другие подобные повороты.

Ну, довольно о сюжете... Прорисовка заслуживает отдельных комплиментов. Персонажам далеко до глубины эмоций того же... ладно, про Еву не буду... того же X TV, однако смотрятся они хорошо. Просто отлично смотрятся, если честно! Горбатого могила исправит, так что я в первую очередь имею в виду женский состав: Ноэлле, Астарош (любимая героиня моя, кстати), Императрица Августа... даже Эстер пару раз умудрилась поразить больное воображение, хоть она и не совсем в моём вкусе.

Кроме того, что касается персонажей, то проводится куча параллелей между данным аниме и рядом других произведений. Например, - не смейтесь! - с творчеством Макса Фрая. Уже смешно? А теперь найдите десять отличий между Тайным Сыском и АХ. Вот, когда найдёте, сообщите мне. Впрочем, сам мотив подобной организации довольно распространён - вспомним тех же Obstinate Arrows из Scrapped Princess. Это хороший мотив, добрый - группа, где все тебя знают, ценят и любят. И если тебя не станет, им будет больно.

А уж коль речь зашла о Sutepri, то позволю себе высказать ещё пару мыслей. Прежде всего, "Принцесса" была первой моей ассоциацией с ТБ. И не зря: на первый взгляд, у обоих сериалов схожий сеттинг - постапокалиптический мир, в котором свирепствует паропанк с лёгким налётом "забытых технологий". Ну и всякая там нечисть вроде вампиров - сорри, Methuselah'ov! - и Миротворцев (тут, кстати, вспоминается и Эховзвод с его неосапиенами). А ещё ТБ со Scrapped Princess объединяет доброта. В сущности, это очень доброе аниме. Не такое доброе, как Эскафлонова сестрёнка, но всё же... Или мне просто так после Elfen Lied кажется?..

Но вернёмся к другим параллелям. Вспоминая, вот уже в третий раз, Императрицу, заметна удивительная схожесть её - средний спойлер! - с Девочкой-Королевой (Kindliche Kaiserin) из "Бесконечной Истории" Михаэля Энде. Интересно, читали ли её создатели Trinity Blood? Ну и ещё немножко нытья по поводу сюжета, на сладкое. Последняя битва (в смысле, финальное побоище) ИМХО должна была завершиться разрушением дредноута Кэмпфера. Дальше просто было неинтересно. Хоть и красиво. Вспоминая аналогичные концовки Exosquad'а и обоих Vandread'ов, надо признать, что отображение Войны, как Идеи авторам ТБ удалось не самым лучшим образом.

Напоследок несколько тёплых слов по поводу музыки. Она хороша. Как бы в ответ на шальной джаз-рок Хеллсинга, Trinity Blood завораживает по-каджиюровски - нет, по-сатовски! - пронзительными темами, которые мгновенно уволакивают зрителя куда-то далеко-далеко... И это хорошо.

В общем, смотрите все, только не ждите второго Хеллсинга. И вообще ничего не ждите - так проще будет проникнуться. Dixi.

Current music: Buck-Tick - Dress (Blood Trinity Mix)
Настроение: хорошее
Воскресенье, 30 Октября 2005 г.
21:17 Fahrenheit a.k.a. Indigo Prophecy
Я сегодня доиграл сию игру.

Не могу сказать, что она лучшая адвенчура ВВиН, но в этом году у нее конкурентов крайне мало. И спорить на тему, адвенчура це или нет, не желаю - для меня она адвенчура, и никакие аркадные элементы ее в экшн-адвенчуру (см. Outcast, Drakan, ZanZarah и иже с ними) не превратят. А ограничивать понятие "адвенчура" идейными последователями "классических квестов" я считаю подходом узколобым и недальновидным.

Надо отдать должное Фаренгейту - после него я впервые за долгое время (пожалуй, с самого просмотра Утены) почуствовал то самое ощущение, которое пытался описать еще в феврале: "что ты что-то потерял, что-то очень-очень важное, что тебе дали на время просмотра, попользоваться, а потом забрали обратно". Саспенс, ты ли это? Не знаю...

Немного о сеттинге и сюжете. И то, и другое очень забавно, ибо там намешано столько разных страхов человечества, что практически создается собственная, глобальная картина мира, отличного от привычной. И пусть эти страхи в большинстве своем - старинные клише, как-то: ядерная зима, тайные общества, кровожадные индейцы, компьютеры-атропофобы, инопланетяне, сатанисты, etc., вместе они выглядят на удивление хорошо. Важную роль, очевидно, играет дозировка - если бы авторы ушли еще глубже в аспекты используемых религий и прочих концептов, обязательно нашлись бы противоречия разрушающие шарм. А так, все нормально...

Отдельного теплого слова заслуживают экшн-сиквенсы. Сцена с первым арестом Кейна и побега из-под стражи безумно красива и заслуживает восхищенных возгласов по эту сторону монитора. Побоище на крыше отлично срежиссировано, но если убьют ближе к концу, очень обидно переигрывать. Зато последующая пробежка по стене с Джейд на руках - достойное вознаграждение за любые мучения.

Кстати, о. (Сейчас будет спойлер средней пробивной силы.) Не знаю, как вам, а мне очень жаль девочку. Чисто по-человечески. Как Аску. Хотя нет, чуть иначе. Аска в какой-то мере сама выбирала, что ей делать, а Джейд никто не спрашивал, чего она от жизни хочет. А у нее, может, тоже душа была, почище некоторых... Очень хочется верить, что она не умерла. Хочется.

В общем, кому хочется глобального впрыскивания адреналина в кровь и многокилограммового саспенса в душу - играть непременно. Меня торкнуло. Dixi.

PS: Хотелось бы надеятся, что экшн-сиквенсы Dreamfall'а покажут то же качество.

PPS: А, забыл дописать... Фраза Лукаса "That is not how I see the future" - это просто апофеоз. Нео спешно начинает курить. %)

PPPS (от 27.12.05): Более или менее полный OST можно скачать тут.

Current music: Theory of a Dead Man - Santa Monica
Настроение: странное


Понедельник, 17 Октября 2005 г.
20:39 Final Fantasy - Advent Children
Посмотрел вчера AC и готов признать его достойным продолжателем дела The Spirits Within.

Фильм классный, качество на порядок выше TSW. Т.е. прорисовки. Сюжет немного похуже будет, хотя в оправдание можно сказать, что AC - продолжение FF7. Это чувствуется на протяжении всего фильма. Подозреваю, что без знания перепетий сюжета оригинальной игры ну очень многое будет непонятно.

Зато выглядит сказочно красиво. Матрица со Star Wars могут идти курить в тамбур, до такого уровня живых актеров не натренировать. Жестокое побоище в церкви оставляет далеко позади знаменитые файт-сиквенсы Нео-Смит чуть дальше, чем дуэль Клауда с Сефиротом - Оби-Вана с Эникеем. А ведь это еще не все...

Очень поиздевались создатели над Тифой... ну, кто играл в седьмую и восьмую части, поймет. Ограничусь только намеком, что аутфит мне прежний больше нравился. Зато Аэрис - это нечто, хотя, полагаю, ее ничем не испортишь. =) Вывешиваю скрин с ее ликом... Кстати, озвучивает ее Майя Сакамото, она же - Хитоми Канзаки.

В общем, однозначно смотреть всем, кто играл. Кто не играл, тому смотреть в комбинации со Spirits Within - все равно, понятнее не станет, зато хоть видно будет, как все круто на самом деле. Да, кстати, вы знаете, что TSW был вторым по величине финансовым провалом в истории мировой киноиндустрии? %)

Current music: Carmina Burana
Настроение: хорошее


Среда, 10 Августа 2005 г.
00:45 Анекдоты
Зима. Петербург. На перекрёстке мерзнет милиционер. Останавливается "Тойота", из нее выходит японец и говорит:
- Комбанва, сумимасэн, омавару-сан, доко-дэ ватаси-ва коно юкитоси-ни Кока-Кола - но кан-о коубаймас-ка?
Милиционер:
- Простите, я не совсем вас понял. Вы спрашиваете, где можно в этом печальном заснеженном городе купить бутылочку... бутылочку чего?

--------------------------------

Шумахер с Хакинненом поехали на сафари. Утром Хаккинен высовывается из палатки, а вокруг бегает Шумахер. За ним по пятам гонится огромный лев.
- Михаэль, он же тебя сейчас догонит!
- Фигня, я его уже на два круга обошёл!

Current music: Genitorturers - Lecher Bitch
Настроение: хорошее

PS: В аттачах - редкий снимок живого linuxus rossicus (линукс русский) и картина "Админы за работой", лубок, XIX век.


Суббота, 30 Июля 2005 г.
22:25 Еще праздник
Дамы и господа! Что ж вы мне не напомнили?.. И не поздравил никто.

Вчера весь день мучался, будто забыл что-то. Тоска какая-то была. Почти суицидальная. Все из рук валилось, делать ничего не мог... И никто даже не заметил. Зря я, что ли, уже больше года Архитектор драконьего сайта?..

Вчера же День Системного Администратора был. Эх, люди, люди...

Current music: Yuki Kajiura - Canta Per Me
Настроение: обиженное
Воскресенье, 24 Июля 2005 г.
12:57 Концерт Within Temptation
Вчера на него ходил. А сегодня еле встал - болели ноги, руки, а больше всего - шея. Ибо было весело.

Пришел я туда за час примерно до начала выступления WT, послушал немецкую группу Juli (она и сейчас у меня играет) - это как бы не только их концерт был, а этакий рок- и металл-фестиваль, зовется "Das Fest" (оригинально, правда?) и продолжается три дня, зато каждый год. В основном выступают немецкие группы, так что монстры мирового масштаба вроде Within Temptation - гвоздь программы.

В общем, когда появились Sharon & Co., я уже успешно влился в дружный коллектив одноклассников моего брата, наглядно доказав теорему о том, что фанаты - существа бесполые и безвозрастные. А почему именно брата, а не моих - потому что мои уже взрослые и на gothic metal не покупаются.

Потом было полтора часа неуклюжих, но старательных подпрыгиваний на месте, размахиваний руками, головой (отсюда и ломота в шейных позвонках) и попыток подпевать. Слава богу, меня никто не слышал... Впрочем, там никто никого не слышал, как всегда. А что касается подпрыгиваний, то тут всех перещеголяла сама Шейрон ден Адель - я не представляю, как можно так бойко двигаться в платье, которое весит едва ли не больше ее самой? Напоминает лондонского "террориста", скакавшего в зимнем пальто через турникеты... впрочем, это уже из другой оперы.

Короче говоря, описывать, что творилось на концерте не имеет смысла - во-первых, это надо видеть и слышать, а во-вторых, вы все уже наверняка были хоть раз на подобном эвенте... Скажу лишь, что это был первый концерт такого масштаба, который я посетил, и что мне очень понравилось. Within Temptation Rulezz Foreva!

Current music: Juli - Die Perfekte Welle
Настроение: хорошее

PS: На фотках изображен вид на сцену и зрительный зал с той точки, где я стоял. На первой - почти самое начало концерта, потому качество страдает, не приноровился еще. Вторую снял мой брат, повезло - подстерег пиротехнику (хм, все же Раммштайнушки серьезно повлияли на мир шоу-бизнеса...). На третьей - наш зрительский ответ на пиротехнику организаторов.




Пятница, 15 Июля 2005 г.
21:54 Gunslinger Girl
Досмотрел сегодня сабж. Вставляет. Вотакенный фитиль, причем прямо в мозг.

Безусловно, очень сильная вещь - половина серий, особенно поначалу, просто отправляет сознание в while-цикл с заведомо невозможным условием выхода "пока не найдешь решение". В последний раз такое фиксировалось медиками во время форсированного просмотра Cowboy Bebop (эксперимент пришлось остановить по техническим причинам на 13-ой серии). В GSG (не 9) получило свое продолжение идея названная Стругацкими "психологический кризис киборгов".

И вообще, что-то в этом есть... Поначалу казалось, что Кирика в пяти инкарнациях - это перебор, но потом ничего, прокатило. Наверное, потому, что никто из девчонок не задумывался над своей личностью в той же мере, что и несравненная Юмура. Вы не поверите, там даже Мирель есть? Не совсем она, но очень похожа... Как и BT из .хака. Популярный типаж или просто родня?..

После первых серий GSG я, наконец, понял, что такое настоящая брутальность - та, которая без кровищщи и мозгов веером по стенам. А я-то думал, что Нуар в этом смысле - референц... Тарантино нервно курит в сторонке.

Сильная тема - про Эльзу и ее наставника. Проняло. Наводит на мысли... разные. Так же хорош момент, когда стрелялась Генриетта. Очень, знаете, ли люблю, когда героя действительно могут убить напрочь, и сюжету от это никакого вреда не станет. Причем, такое ощущение, что меня уже не колышет, убьют его на самом деле или нет... Хотя Кирику было бы безумно жалко.

Вообще если честно, любимый персонаж у меня в GSG - Триела. Ибо рулит. Она из них всех самая разумная и ответственная, посему с ней никогда не случаются всякие пакости. Уверен, что по стопам Эльзы она бы в любом случае не пошла. Да и застрелиться не пыталась бы. И вообще, она еще и умна не по годам - для полного совершенства.

И еще хочется сказать про музыку. Я такого культурного шока давно не испытывал - пожалуй, с Евы. Матричный экшен под что-то (я, к сожалению, не разобрал что с первого раза) из Моцарта и Бетховена - это превыше комментариев. Надо отдать должное (то есть, кланяться в ноги) саунд-дизайнерам сериала за отменное чувство вкуса. Каджиюра присматривает удобное местечко рядом с Тарантино. Хотя нет, Каджиюра - это святое, землячка ведь.

Вот только последняя серия слегка отдает недосказанностью. Зачем только они вырезали второе и третье четверостишье "Оды"?.. "Küsse gab sie uns und Reben, einen Freund geprüft im Tod..." Эх, лучшая строка во всей песне... Хотя, наверное, правильно. Я и так начал наяву морем LCL грезить начал. Пора лечиться. Но все же, кто не знает, под какую мелодию Нагиса Кавору открывал Врата Небес?..

И при всем при том, ни капли эпичности. Все крайне незначительно, персонажи даже Европы не покидают, как их коллеги из Noir'а. И все равно вставляет. И сильно. Постоянно напрашиваются аналогии с Хеллсингом, но он не тянет - калибр не тот. Короче, смотреть всем. Dixi.

Current music: Eric Clapton - Knoking on the Heaven's Door
Настроение: хорошее

ЗЫ: Скажите, только честно, кто-нибудь вообще мои ревьюшки на аниме читает? А от у меня тут появилась просто идея - скомпоновать все свои впечатления в один список, по два-три предложения на нос. Чтоб все сразу понятно было...