ev
jmot
дневник заведен 24-03-2012
постоянные читатели [31]
3 CaHuTaPa, Alexandria_, Alterra, Amaeth, Das schwarze Tier, Federika, In fanta, Iollorri, Kukushka, Larisa_, Marjerri, Mikes madness, MilediBlack, moxnatii slon, nut, Paytina, Russa_mirs, Stamina, tureen, Wind of Sorrow, writing_tomcat, yuyuyu13, Альтаир, Белый, Жужанна, Катиш, Порядковый номер, Рэй, Тень в сумерках, теперь, Украдка
закладки:
цитатник:
дневник:
хочухи:
Вторник, 16 Апреля 2024 г.
10:26
Вновь попался на бессонную удочку. Стоять у двери в жизнь, но любезно отказаться войти. Женщина идёт бок о бок с моей болезнью. На угол привинтили полочки для поделок. Импровизированная раздевалка за книжным шкафом. Потрёпанный мешок со сменкой затягивается синими верёвочками натуго. Малыши сели в линеечку спортзала и переговариваясь ждут учителя. Сухой в теле возрастной преподаватель подтягивается на турнике, пока мы бежим по кругу малого зала. Пыльная тяжёлая ширма разделяет наши желания надвое. В одной мы резвимся и играем, а другая нервно достаёт из нас силы перед сдачей нормативов. Колёса велотренажёра отвалились от рамы и теперь лежат на паркете вместе с цепью. Задуть перед сном все свои силы и вдыхая ароматный дымок от фитиля души поспешно сбежать со школьной лестницы в сторону начинающегося под окнами дождя. Ветка умирая билась о мокрое стекло кабинета математики, когда время на контрольную работу подходило к окну. В искусственной темноте неосвещённого должным образом коридора попарно дрались парни из чужого класса. Плакать и валить всё на низкие плечи моего напарника по несчастью. Пытаться загладить свою несуществующую вину перед всей аудиторией столовой. Случайно опрокинуть поднос одного из посетителей буфета и смеясь от неловкости ему за глаза быстро сойти с рельс психики в одинокий боксёрский угол при университете.
Задаваться вопросами сложными по своей громоздкой сути и потерявшись в преобразовании дробной звезды к общему излучателю лечь спать при свете кухни. Тяжесть в височной доле после бессонницы не поддавалась на утешения боли внутренними уговорами и становясь сильнее по убеждениям выгоняла из простительной психики все намёки на возвышенный голос. Пойти на сделку с этим неаккуратным уличным злодеем и вынести наклейки в стопке для обмена между этажами. На кусты струями льётся высотный дождь и я решаюсь обождать случившееся в квартире, чтобы лёжа на ковре невинно смотреть в светлый потолок. Луна встала над макушками многоэтажек в позе милого согласия на близость. Звёзды провалились в мягкое небо и согревшись в глубинной синеве уменьшили свечение. Пройти к доске между парт и огрызнувшись в сторону этой легкомысленной девушки взяться за указку, чтобы вести по кривой выученной горной реки. Ждать ухода домой и коротая жаркие минуты урока возле приоткрытого окна заглядывать за смоляную поверхность крыши. Нежно мечтая огладить гладкий подоконник кабинета и волнуясь перед вновь грянувшей контрольной новостью смотреть в вылетающее из мыслей небо не глядя. Рассеянность в ожидании перед сном после бессонницы превращалась в тревогу. Ложиться в тревоге и пугая своей неуправляемостью мать, вскакивать повторно с кровати, чтобы тихо примкнуть к оклеенной обоями стене с полками для книг. Стадион темнел, но для было важным оставаться в центре, чтобы цепляться за минуты после закатного нисхождения. Забиться в кусты, чтобы оплакивать любовное поражение луны в заигрывании с солнечным любовником на пике световой карьеры. Ложиться спать с непокрытым мыслями рассудком, который будет самостоятельно брыкаться над подушкой в отчаянной попытке спрыгнуть с бессонной темы. В окне больше не виднелись чужие балконы и весь лунный округ был планово обесточен с небес.
Звёздный переключатель заискрился над моими закрытыми глазками молниеносным лучом и погаснув ознаменовал приход осеннего утра с видимостью звёзд, которые ещё старательно держались за клейкое белое небо. Зайти за дома, чтобы переждать брань этого кричащего за головами футболиста. Нечаянная встреча в музыкальном магазине со своим обидчиком из заводского лагеря. Сделать вид, что мне уже не больно и весело поприветствовать женщину из-за ворот, чтобы сделать слёзный порыв из недр души невозможным. Тонко скучающее над этажами небо без света становилось разнеженным до ласк ветров, которые по родственному налетали на своё чадо, чтобы приучать чувствовать их настроение при встрече на границе дождевой ненависти. Лежать во время бессонницы без сердца и поправляя душу по линейке весов терять поминутно мысленные миллиграммы зла. Сойти по расписанию с небес ангел не успел и поэтому был осмеян надзирателями у ворот рая, чтобы сиротливо сбросить от усталости тяжёлые крылья и плакать над озером вместе с дождём. Вместить в душу слишком много судеб и листая полный список найти в нём своё исчезнувшее при свете луны имя. Толчком с кровати тянуться до упавшей ложки рукой и едва не достав до кончика указательным пальчиком бессильно съехать вместе с простынёй на жёсткий деревянный пол. В душной кухне мама выпекает тонкие блины, а я только залетаю на чай, чтобы уследить за сухостью и поджаристостью сторон. Подбить комок подушки под сердцем, чтобы было не так больно падать рассудком в мякоть сновидений. Тихо застонать сжатыми губами над собственным телом, которое ещё не успели удалить подобравшиеся на цыпочках цифровые сновидцы из вирусной ленты звёзд. Чувствую, как меня из-за спины жалят обидными словами незнакомые девушки без лиц и отметин в груди, которые часто зовутся душами. Сидеть без брата над озером нашей тёти и отдыхая в тени грушки обернуться, чтобы видеть, как к беседке подтягиваются художницы с капризными детьми без талантов. Всегда смуглое лицо этого молодого муженька плохо пахло при утреннем сближении и не вдаваясь в дружеский поцелуй под солнечным мерилом звёзд отталкивало своей противностью. Тарелка с дольками апельсина упала в пыль и не разбилась под ногами. За сеткой в тени берёз пели под сопроводительные мелодии ручья соловьи. Вырасти в почве общества без чувств и поднявшись над собой рассмотреть всю флору окружающего меня низменного пейзажа. Скверно вертящаяся на проигрывателе пластинка классика сбилась с иголочки как раз в момент, когда преподавательница языка уже хотела сбежать из класса в учительскую. Строители в белой пыли обстановки пытались приподнять громоздкую дверцу из пластика, чтобы перенести от стены в направлении, которое я не стал изучать, потому что не глядя проследовал к аптеке. Стихи плавно ложились с песчинками снега на приподнятый перед мокрым столом дрожащий в руке лист бумаги. Раскрыть все свои карты перед санитаром и проситься первым на укол от дождевой сыпи, если сердце вдруг будет вздрагивать от удара капель о крышу рассудка без защитного зонта. Согнуть колени после отбоя и не суметь вернуть их в исходное положение после дозы лекарственного паралича, чтобы хоть как-то уснуть. Войти в приёмную и увидеть на стуле одиноко сидящего отца, который видимо меня уже ждал и пришёл заранее по наставлению лечащего врача. Протянуть отцу фотографию с которой я поступил в отделение и которая помогла мне выдержать все муки от расставания с иллюзиями.
Понедельник, 8 Апреля 2024 г.
08:53
Утренний рано проявляющийся зной выгоняет косцов в поле и мы приходим по горячим следам, чтобы смотреть на их старческие худые тела. Истёртый кожаный пояс на его осунувшемся животе с пряжкой. По-моему он пил тогда молоко во время передышки и смотрел на нас упадническим взглядом человека, который пожелал бы пригубить, пока зелёное солнце не спрячется за его спиной. Колючие лучи скользили по голым плечам и неощутимо создавали ожоги под кожей, которую к вечеру нужно было протирать кремом или кислым молоком. Старательно плыть по дорожке бассейна и теряя порой равновесие, тревожно уходить на глубину, чтобы в панике цепляться за разделительную полосу. Сильнейший дождь сбивает черешенки вместе с листьями и роняя на асфальт несёт к воротам по течению ручейка. Город давно оставлен нами на лето и я не могу собрать своё кричащее от избитости сердце воедино, чтобы предъявить женщине. Стайка ласточек в унисон ветру курсирует над крышей нежилого дома, чтобы одиночными нападками влетать в расслабленный рассудок приходящего прохожего. Грустно подойти к кладбищу в выходную ночь, когда отпуск оканчивается ничем. Лунные сады покрылись звёздным инеем. Подготовленный поцелуй в щёку и неловкое пояснение с расставанием. Её мать сигналит во дворе из автомобиля, чтобы девушка побыстрее вернулась и оставила все глупости связанные с безлюбовными узами. Кисломолочный завтрак в больнице и хохот под дверью палаты от этого дурно пахнущего одеколоном паренька. Он практически выбивает вторую дверь в мою палату и самовольно без спроса проводит экскурсию для женщин из палаты соседней. Идти к лесу или подъехать на такси к темноте прямой почти неосвещённой дорожки. Таксист жмёт мне руку и укоряет на прощанье за тонкость кисти. Водитель грузовичка взял меня к себе под крыло, чтобы провести сегодняшний вечер в поиске магазинов по накладной на его руках. Устало плестись по улицам рядом с лечебницей и не находя исхода ожидать от тела капризного фокуса в карте здоровья. Полоса леса замерла в синеве ночи и не подпускала меня ближе обычного к своей молчаливой силе. Родители вновь решили прокатить моё тело по достопримечательностям округа, чтобы укачивая отброшенную на задние сидения тень пытаться уговорами загнать в угол. Усесться на возвышенности реки, когда отовсюду на берег неслышно опадает тополиный пух. Чуть ближе к краю сидит повёрнутый на компьютерной игре очкарик, чтобы без плача умоляюще смотреть мне в глаза. Я стою над стиральной машинкой и выслушиваю его не проходящие мысли по поводу головной боли перед большим праздником. Уютно согреться в центре комнатного круга и отвлекаться от приятности только глядя, как в окне пушинками кружится уже не первый снег. Под лапочкой в кухне пьяно кружились крупные садовые мухи и одинокая бабочка. Сломить сопротивление под шёпот чьей-то нескончаемой боли в душе и под сердцем. Перед кризисом зайти в женскую палату, чтобы читать свои сочинения из царапин на красной странице тетради. Фиолетовый голубь сел на тяжёлую ветвь под чёрным снегом и входная дверь в душу примёрзла к порогу. Из двери быстрым шагом бежали в направлении магазина страдающие от похмелья больные. На козырёк упала шайба масла и разбилась о твёрдую смолу покрытия. Мешки под глазами курящего на крыльце выдавали на лице сдавленные страдания от грызущей легочные доли болезни. За бетонным забором слышались писклявые голоса санитарок, которые переносили в корзине выглаженное бельё для пациентов. Выученный стон из уст в адрес родителей был не так ярок и слышался хуже, чем раньше. Выронить учебник из руки на траву и не поднимая смеяться весне в жёлтое лицо. Сорвать неподдающийся лист клёна и тереть в ладони до дыр. С небес сыпались звёзды и гасли под пение птиц в утреннем водоёме. Вся пыли от дороги прибилась к тротуару и чёрные муравьи тащили крошечки сахара к дырочкам в линии стыка. Возиться с луной в гараже и потуже зажимая звёзды на небе пытаться завести ночное светило с помощью писательского ручника. Рассудок гнал звёздную пыль по ночному шоссе души и мне приходилось хвататься за подходящий луч, чтобы перенести не растеряв весь блеск звезды в дневник небес. Все пациенты собрались в квадрате помещения и столпившись по приказу медсестры у входа в процедурный кабинет ожидали каждый своей дозы лекарств. Те кто ещё находился в общей палате могли выйти только с разрешения и только конкретно с приходом своей очереди по журналу. Играть в карты под действием бессонницы, которая сделалась продолжительнее и уже требовала вмешательства со стороны медиков. Напрашиваться на укольчик с успокоительной дрянью и для этого состроить истерическую ситуацию прямо в приёмном покое. Родители держат меня за плечи, пока санитары уносят моё тело в палату, чтобы привязать к койке. Медсестра в очках склоняется над моей веной и щелчком сбив с иголки давление вонзается в нежный кровяной ручей левой руки. Растрескавшиеся квадраты на стеклянной стенке этажа видимо не собирались меняться администрацией и поэтому многие больные обзорно приближались к суицидальной картине, чтобы пальцами прощупать остроту случившегося. Шторм над палатами стал невыносим и санитар подорвался в палату с отмычкой, чтобы наглухо захлопнуть все окна, которые уже буйно обливались струями дождевой воды. Ещё пребывать в колдовской убеждённости своей исключительности, которая вилами ощупывает души за слоем сухого сена и не находит твёрдости, чтобы признать своё отсутствие. Собрать за рубашкой пыльные осколки от соломы после активной игры на убранной поляне. Беспрепятственно ложиться спать в кровать не приняв перед этим душ и без зуда в душе погрузиться в глубоки сон до утра. Субботние занятия становятся с каждым годом трудны и плохо переносимы. Иногда нам ставят контрольную по математике и подготовиться к ней у меня в пятницу не хватает сил. Жевать с ухмылкой снег, чтобы потом целовать её в тёплые губы. Под потолком игрались с деревом мутные пятна от цветомузыки и голова от запрокидывания вверх до лба наливалась румяным соком.
Он касался любовной темы, хотя был старше меня и мы сидя на колонке у входа сошлись во мнении, что девушка из деревни всё же привлекательно танцевала в кругу. Скрыться в своём дворе под палящим солнцем и босиком ступая по траве приблизиться к сараю покрытому землистой тенью. Вялый пёс в прохладе дощатой будки свесил влажный нос до земли. Леса сходились в ровный угол, который с приближением косился и иллюзорно уходил в точке под землю. Уже не боясь простудиться стоять в центре лужи кроссовками, пытаться развеселить её мать, которая пришла к нам, чтобы тягучим голосом давать М. рекомендации. Пёс неожиданно налетает и разрывая на поясе чёрный балахон рыжими лапами, валит меня на болотистую землю. Я встаю с ощущением стыда и не сумев справиться с переживаниями, душу в себе до горла плач, чтобы вернуться с опущенной головой к бабушке на кровать, где так хорошо просматриваются из окна огоньки на ферме.
Лечь спать в неположенное время и вычитывая из старой газеты запыленные заголовки ждать пока из груди выскочит ребяческий плач с обидами. Между нашими дворами водятся малые дети с мячом и побивая его по резиновым щекам толкаются у заборов, чтобы падать коленями на острый асфальт. Сосед видимо забыл выключить телевизор и теперь вместе с женой спит под гулким мерцанием всеохватывающего экрана. Карабкаться по гладкой стене небес к осколочной звезде и подобравшись ближе перерезать верный синий луч на часовой башне для обезвреживания. Сомкнуть в полёте ноги и ударившись сердцем о луну подвергнуться новой вспышке бессонницы. По солнцу пробегали тени от звёзд и головокружительно тая в оранжевой дымке поднимались всё выше и выше. Просто следовать по дороге на велосипеде не боясь из-за пыли встретиться с встречным автомобилем. Водитель бросился мне в глаза и кажется посигналил, чтобы я весь вечер неловко для души скрывался в доме. Дядя приопуская ветвь вишни недлинной рукой, вытягивает кислую из горсти вишенку пальцами. Завтра к нам придут гости и мы будем до темна сидеть за вынесенным столом во дворе. На одном из мест сидит седовласый брат деда и он всей своей фигурой будто бы поник над рюмкой и не желает продолжения этой празднично обрушившейся жизни. Мимо печи пробегает мама и из сеней в кухню залетает свет от приспущенной на проводе лампочки. Укрыться тонким одеялом и растянувшись до возможного предела на диване встретить попутный сон. Крики кошек за стенкой где-то под кустами цветов, что в огороде будят меня ещё до рассвета. Согнать со щеки назойливую муху, которая влетела из холодного окна и теперь билась о настенные лица спальни с надменным треском.
Воскресенье, 7 Апреля 2024 г.
12:25
Старательно подобраться к фигурке на столе и огладив фигурке крылья и губки сесть на стул, чтобы в вечернем тумане через окно осматривать крыльцо соседа. Задушить в себе поток или приостановиться в потоке? Я из магазина следую за рыжеволосой молодой мамой, которую иногда вижу с коляской у ближайшего дома. Она уже звонит кому-то, а я повторяю её путь без инициативы и даже ступаю на битое бутылочное стекло, только бы не сбиться с её шагов. Родительское несчастье становится явным и мои силы частично уходили, чтобы это не разборное горе раскрошить и собрать по новой. Вода в луже подрагивала под солнцем и к луже подошла чья-то собачонка, чтобы принюхиваться к поверхности, а затем резким касанием носа отскочить в сторону. Одуванчики возле люка взошли прелестнее и школьный хоровод перед каникулами радостной дымкой вскружил весь рассудок младшеклассника. Вступительная и окончательная речь директора на последнем звонке была размыта неожиданно врывающейся под небом музыкой. Низкий школьник с папкой на уровне груди представительным тоном ведёт линейку, а девушка рядом с ним срывая с губ свои расписанные цитаты, уходит в одухотворённые бредни. Лучше бы остаться здесь одному и желательно под луной, когда никто не вторгается в душу со своими неухоженными крыльями и не ицарапает заусенцами мне глаза. Подорваться к маме и без извинений зло высказаться о наболевшем. Сорванная ветром кепка покатилась по настилу травы и я не успев вовремя сомкнут ладонь, упустил из руки твёрдый козырёк. Всё время стоя под учительским балконом ждать, когда к окну подойдёт она, но разувериться в её существовании. Стены хаты были изнутри холодны и кое-где листья обоев после зимы раздулись. Приземистая нянечка хлопотала с бельём на залитой солнцем ветреной площадке. Я понимал, что ещё придётся ждать прихода родителей и поэтому лежал в кроватке молча, чтобы лишь иногда считать пузыри над губами рядом спящей толстушки. В спальной комнате было темно и уютно. Через шторы виднелись силуэты автомобилей, которые подъезжали к парковке у подъездов. Однажды в спальню зашла воспитательница, которая выходила лишь на подмену и подойдя к шкафу стала переодеваться так, что я мог видеть её чёрный бюстгальтер с застёжкой на спине. Ловко схватив меня за ухо она проволокла моё тельце между парт к столу и запоминающимся сверкающим взглядом вселила в неопытную душу несправедливый ужас. Сидеть под иногда прячущимся солнцем и ждать, когда же к полю подойдёт с бутылкой воды отправленный гонец. Невесомость того вечера и музыкальная жидкость проливающаяся из окон и неплотно закрытой двери. Клеточки из нитей покрывались скрепляющим клеем для чувств и нервная система оживала... Волны сменялись попеременно и выступая к берегу касались прибрежной травы. Город спал без меня и тревога на линии глаз загоралась оранжевыми вставками из окон. Вырасти в прихожей между книг и слушая, как твердит о глупости его мать приходить в своё собственное смятение. Встретить звёздную ночь ещё в саду и глядя в окно на мамин фиолетовый плащ не спешить улечься спать вместе со всеми. Прикоснуться к запястью спящей в кресле пациентки в надежде на тонкую близость. Возвращаться в палаты группой и вести с ним подозрительную беседу у которой не будет продолжения. Родители заставляли чувствовать меня униженным и не достойным свободной жизни. Водить меня с собой почти за ручку и демонстрировать перед всеми мою беспомощность. Теперь же я ощущаю их безоговорочную неуверенность перед миром и несвободу. Посадить Игоря на жёсткий стул и упиваться своими пустыми ссорами, чтобы ребёнок видел всю окружающую мерзость. Неумение держать свои слова в руке и только общий сценарий под потолком в детской для нас с братом. Выбираю полуобщий... Качусь в овраг тупости и не индивидуальности под мерзкий смешок дураков из группы заочников. Смотрю на пустую траву, которая смята после зимы. За решёткой теннисный корд под воздушным навесом. Он промчался на старенькой бордовой иномарке, чтобы все видели его посадку в грязную кабину. Взрослый в тщедушном теле курящего ребёнка поддерживает тему глупости и пустотелости во всём. Я вижу, как все плюют в чистейшую лужу под запыленными брюками и ботинками. К дверям подъезжает крупный джип преподавателя и уже выгодно паркуется у ступенек. Первым показался рыжий портфель из дверей, а затем уже худощавый физик в ветровке нарисовался в полный рост под крышей внедорожника. Непроницаемые стёкла очков и не снимаемая улыбка над подбородком. Сбегать в столовую и высиживать там, пока не кончатся деньги на мучное. К столику вплотную подходит парень со стороны и выклянчивает какие-то деньги. Тусклые прилавки и закуток где иногда можно купить пирожки со сгущёнкой. Высокие подоконники на которые мы забираемся, чтобы повеселее снять время, уж слишком узки и не предназначены для сидения. Заедающая внутри меня злость не может полноценно вылиться в стихотворную реку на берегу которой можно будет сидеть даже ночью, когда не спится. Звёздная копейка стремится упасть на дымоход дома, чтобы раствориться в исходящем тумане без озарений и зрителей. Усталость металла и приличная высота давно тянут звезду на подвиг. Крыша дедовской хаты проломилась под тяжестью берёзовой ветки, которую ветер весной сломив сорвал прямо на лист шифера.
Пятница, 5 Апреля 2024 г.
10:45
Громко плакать облокотившись на умывальник в лагере. Широкий коридор между палатами и я уже слышу доступный женский смех под покрывалами. Стайка девушек собралась у беседки за корпусами под раскачивающимся зарешеченным фонарём. Он обидно до ужаса обсаживает меня при всей честной компанией отряда. Палата наполнилась запахами потной футбольной формы! Мечтать поскорее выехать из этой мутной истории. Брат не глядя в мою сторону убегает на ночные гулянья. Мило подкрасться к калитке её души и глотками выпивая остатки чая, смотреть ей в глаза. Мелкие веснушки на её носике и преображающие при взгляде глаза над стремительным речным пересмотром детского течения влюблённости. Люди вокруг нас померкли и мне было крайне больно покидать её образ, который ещё пытался задержаться в прошлом своей приличной обязательностью. Ставни окон бились друг об друга рамами, когда тёплый ветер влетал в палату. Добиться утешения от этого противно шаркающего кроссовками по половикам парня. Выжигать себе горячим солнечным ключом весь рассудок, прячась на неприкрытом балконе. Горка листьев укрылась снегом и в марте ещё не тая подсвечивалась зрительно ярким свечением звезды. Лунный свет прокатился тенями по полю скрипучего под ботинками снега. В небо упирались оголёнными твёрдыми нитями одиноко меркнущие в ночи придорожные деревья. Выйти из безвыходности души к полю и кутаясь глазами в лунное светло молиться при звезде на сон. Из кустов валил плотный дымный посыл от печной внутренности соседствующего во дворе сожителя этой вдовы. Свободным шагом без оглядки к магазину двигался в распахнутой куртке не пьяный ещё колхозник. Лист рябины в её пышной после шампуня русой макушке был мной замечен и с позволения снят. Зеркала в клубе отражали наши с ней профили и я волнительно вонзался невесть откуда взявшимся складным ножичком в мягкую обивку кресла. Возрастная сестра подменила собой меня и отгородив моё сердце от её сердца важными позабытыми репликами завершила внутри меня детство. Коснуться линии её талии будто невзначай и увидеть как она при этом улыбнулась в ответ. Двоюродный братец, чтобы оставить своё появления незамеченным ударяет сапогом в бок старую овчарку. Она выругав его за этот нечеловеческий поступок вновь замолчала и я присмотрелся к блёсткам под её глазами и красной укороченной до пояса курточке. Мы идём ночью по насыщенной дороге между деревнями и я всё стараюсь выспросить подробности её возмутительной встречи в машине с этим недальновидным знакомцем. Выловит из ледяного пруда малюсенькую рыбёшку рукой, но не собравшись упустить в течении с плеском обратно. Мы будто бы ударяемся на тракторе с прицепом в давящее на возвышении солнце, чтобы встретившись вплотную с огненным шаром уйти до головокружения в сизую тень запыленного от работ кладбища. Вплотную глядя мне в глаза он параллельно помогает нам выгружать песок красными жилистыми руками и постепенно его взгляд над мокрыми румяными щеками становится дотошно неприятным. Зима выдавалась из общей картины буро окрашенными плывущими пятнами над сухими угрюмыми облаками между лип. На двор выскочил под ударный треск дверей об обивку стены скорый сосед и вприпрыжку пройдя между луж до сараев исчез во мгле вспаханного по осени поля. Земля на ощупь сердца была холодна и все внутренности под одеждами вымерзали от собравшейся сырости, чтобы с паром проводить ищущий дух в клокочущую воронью высь над пульсирующей до красна звездой. Выдержать ещё денёк, чтобы не позвонить ей по заслуженному номеру и сойдя на балконе под бой подсвеченного ночной очередью дождя с кнопки вызова - взорваться от переизбытка чувств. Там нет души - там только недорогие розовые кости!
Четверг, 4 Апреля 2024 г.
09:28
Сомнительная женщина возле обувного бутика возможно оказалась бы мужчиной, если бы я дождался, когда она отвлечётся от шнуровки и во весь рост вытянется у дверей. Человек протирает свои лакированные крылья, чтобы вызваться первым к поединку над морем. Небо усердно трудилось над спасением ребёнка в сердечном обличье подростка. Встретиться с ней в коридоре на незапланированном школьном свидании с любовью. Шагающие в сонную яму тени от людей, задерживались у подъезда, чтобы проститься с никотиновой невинностью. Погрузиться с ванной до носа так, что линия воды начиная двигаться всё выше и выше выйдет за пределы берегов. Улечься на песчаной горке и осматривая кусты крапивы над лужей задремать в утренней дымке. Зайти в серый отдел и ещё не ступив на лестницу запрятать пропуск в кошелёк с визитками и перепроверив своё горло на предмет неудобств войти в само помещение. Стукнуться коленом о кафель посеребрённой печки в зале и не сразу прочувствовав болевой эффект успеть присесть на затвердевший диван, чтобы от удара без звуков приоткрыть розовый оскаленный рот. Идти по погашенному в освещении коридору только на ощупь и видя, как в углу иллюзорно шевелятся сваленные в металлическую кучу носилки и каталки, наполниться терзающим душу медикаментозным ужасом. Проникнуться завершающимся сном и за оградками участка мозга усмотреть бордово цветущие грядки мыслей. Застыть перед кабинетом в ожидании результатов и не выдавая внутреннюю поспешную дрожь скатиться душою без удобной шинели в тревожный окоп из снега. Мысленно приподнять над шеей заостренный воротник и таким образом ускорить своё отхождение в сон. Ночью пробудиться, чтобы испытывая жажду пойти на кухню за кувшином выстоявшейся из-под крана воды. Крошась от стеснения перед понравившейся девушкой сойти с этапа притирки и невольно избегая встреч, делать вид беззаботности во всём и перед всеми, кто ни пожелает насладиться моей притворной улыбкой. Городская скамейка всю ночь обивалась каплями давно знакомого дождя. Розы в клумбе стойко терпели нападки низменного ветра и лишь со временем роняли одиночные лепестки на сухую окрошку почвы. Деревня цвела под звёздами и все пышные розы домов скользящими световыми углами переворачивались в тень лунного поля. Ступеньки усыпались тёплым инеем и солнечная вода в непокрытом колодце изменчиво затягивалась сказочной белизной. Лестничные проходы больницы и бинтованные больные стягиваются к буфету на первый этаж. За стёклами приёмного покоя слышны сильные цитаты из уст медсестёр, которые ещё параллельно беседе спешно заполняют бланки поступающего в расположение. Чистое лицо в зеркале после поспешного сброса энергии поблекло в красноте белков и осунулось по коже щёк. Избитый во время матчей мяч стал от травы зеленовато-серым, а в сумеречной атмосфере стадиона попросту ускользал из вида. Под небом было спокойно и тепло, когда неподалёку из клуба доносилась подходящая музыка и чьи-то голоса в сопроводительной манере приветствовали грехопадение липкого звёздного дождя под нетронутой луной. Влажные сады женской психиатрии скрывались в спячке и выцарапанные ногтями до корки клеточные полы в фойе кружились в бессонно-настольной головоломке. Просёлочный перекрёсток у деревенской школы уводил меня под тень цветущей липы, где был так недосягаем открытый полевой зной над сухим травяным стадионом. Вести опрометчивые разговоры подо льдом приличия. Задавить весь гонор под сердцем и уткнувшись в свою же грудную клетку глазами пересматривать кадры своего прошлого, которые при солнечном освящении меркнут. Отвалиться от компании школьников, которые уже давным-давно въехали в школьный номер к намыленной луне на тонкой женской шейке. Его скорый попутный говор и движения ног уголком на фотоснимке были чрезмерно показательны.
Поспешно заходящее за лужайкой солнце ещё нарывалось на приятности от лунного пряника. Оказаться в фиолетовой тени бессонницы между комнат чужого дома и не сумев приручить свою же произвольно танцующую на ниточке перед зеркалами душу оказаться отлучённым от солнца. Запоздалый ответ от сердца, ночью витал в пустоте глаз, но так и не попадался на разоблачение. Чувствительность до дрожи вонзалась в живот, пока я не спал и всё поглядывая на часы взбешённо пытался увернуться от ножевого проникновения. Автомобиль был подан к входу больницы и родители приодев усталое тело под руки сопроводили мой образ к заднему сидению. Смотреть в зеркальце палаты на сомкнутый проволокой рот, чтобы выковыривать кусками недавно употреблённую кашу. Пить без охоты мясной морс из трубочки у тумбочки. Пройти к тестированию с номерком и усевшись почти на первом ряду давать подсказки симпатичной девочке, что рядышком. Найти в зарослях берегов бьющий ключ с ледяной водой, который впервые был открыт для меня родителями моего близкого друга. Подсмотреть все жесты историка сквозь стеклянную дверь в аудиторию и на реакцию слушателей предмета, особенно женскую. Студентки ближе к стенке снотворно листали телефонные ленты и на историка внимания не обращали, как бы громка не была его фальшивая речь. Войти в долгожданный парк, но после упадка сил не суметь двинуться в направлении церкви на берегу Немана. Вода в зимнем пейзаже была как обычно черна и живо мчалась без оглядки на населённые берега к безлюдному причалу. Сердце под холодком морозного утра билось кнопками слаженней и успокаивая всю реальность под сбитыми с толку ножками младенца касалось всей Земли тупым остриём пишущей машинки. Задёрнуть зелёные шторки над распахнутым окном, чтобы вновь обратившись взглядом к её губам, приобнять за плечи в поцелуе. Веранда под небом и я облокотившись о спинку промятой тахты жду, когда магическое соитие между девушкой и братом в комнате завершится полной победой разлучницы. Рядом снуёт по касательной её троюродный брат и периодически подсматривая в свободный проём, как там обстоят дела в технике и глубине поцелуя. Нежданно на дорожку к колодцу посыпались чёрными точечками дождинки так, что можно было понять всё про нескончаемую длительность этой августовской напасти. Утром несмотря на ночные паводки стало тепло, а к завтраку небо просияло и наполнилось оранжевым джемом из солнечного фрукта. Сады стали оживать под лучами недостающего временами солнца. Вода в озере оставалась холодной, но хмельной гость всё же решил искупаться. Сесть на скатерть лавки в беседке и подбивая под столом пустую пластиковую бутылку слушать, как бьются под сводами берёз распушившиеся в драке воробьи. Сторонняя заводь у берега, где навязан злой пёс, который порой не признаёт даже хозяина. По парку часто гуляли студентки из медицинского института, когда практики в корпусе заканчивались или приостанавливались на перерыв. Столы были скудно накрыты и подвыпивший родственник в последний раз тянулся за колечком лука в белой тарелке с рассолом. Затем поднесли самодельную пиццу из духовки, которая слоилась и сыпалась на штаны прежде чем попасть в рот. Жёны по краям стола молчали и беседа между гостями клеилась плохо, а если темы совпадали своё грубое слово, словно огромная ладонь великана клала всем на сердце мать моего историка. Окна покрывались к вечеру непроницаемой серостью и только под этими окнами можно было непринуждённо мечтать без чтения или уличного шатания под звёздами. Аттракционы у стен музыкального училища привлекали меня под вечер, когда улицы темнели, а все движения города становились по-ночному хаотичными и самопроизвольными. Осенью листья постепенно опускались в кустарники и там до весны угасали под разрозненными снегами. Смотреть в синеватую линию света над высокими ивами, пока ещё хватает сил удерживать снотворные берега под контролем, чтобы не быть пристыженным братом или его поплечником по веселью. Обегать деревню в компании парней постарше меня и как всегда сходить с дистанции первым, полагаясь на брата. Исходящая из сердец мещан злость уже висела в воздухе при точном приближении к границе соседней деревни, которая пролегала через школьный парк. Выбиться этой ночью из сил и глотнув от луны свежего света ещё минут десять стоять у подвала и через натянутые провода над крышей множить попарно звёзды. Застрять в коридорной мгле и коричневатой обставленности палат, где ушедшие больные собираются к утру, чтобы отрицательно высказываться о здешнем лечении и жизни вообще. Жена с пакетами подходит к мужу на койке и присаживается рядом, чтобы охать над его щетинистой сединой на голове. Она не выглядит обиженной и вполне себе ухожена. Койкой ниже у дверей всю ночь задыхается больной другого профиля, а псоле завтрака собирается с силами, чтобы спустившись к улице курить в окружении санитарок. Ночная головная боль отворачивает меня к стене и заставляет ощупывать холодную краску лбом в поиске утешения. С поста на меня искоса посматривает сексапильная медсестра со стрижкой каре, а потом сидит с ухажёром на стадионе в расслабленной позе хотения. Я пытаюсь выродить из себя всё напряжение прямо под ноги, но туман обволакивает мой дух и я припадаю к коленям, чтобы сбить желчную рвоту. Достать этой ночью до луны и ощупав на ней все запрятанные лучи, стянуть с небес и поставить в клетке на тумбочку вместо лампы. Наведываться к врачу множество раз и стеснительно напрашиваясь на очередной бесплатный приём смотреть себе в заплаканные от тревоги глаза. Помнить обивку передней дверцы в её машине, но отходить от воспоминаний его черт. Глаза как-то рассеянно поставлены в потолок и он двигается по палате размашисто, но нервно. Парень приходя засыпает под покрывалом и всё никак не может отделаться от диплома, который повисает по времени где-то в наготовленной бездне копилки.
Среда, 3 Апреля 2024 г.
09:23
Ещё одно пробуждение к имеющемуся ряду. Пойти на кухню, чтобы испить минеральной звезды. Кое-где в девятиэтажке напротив сквозит свет. Жёлтые окна словно луны поместились в проёме. Прохожие идут около подъездов под дождём. Задеть её за душу, пока рядом следует напарник. Картинно упасть на траву стадиона, чтобы все школьники смеялись. Вылить свою чёрную чашку симпатии ей на влажную в майке грудь. Тихо смотреть сериал в углу потрёпанного дивана. Сердце зажило своей отдельной от тела жизнью и теперь нещадно билось под звёздами в ночном бессонном полёте. Городская пыль поднималась над пейзажем и все деревья около домов отбрасывали полосатые тени на мокрый асфальт. Цветы впитывали влажный свет от луны и приподнимали бутоны к небу для лучшего обзора картин. Цех был изнутри серебрист и скользкие масляные парты пачкали локти курток, если ученик неумело прикладывался к письму или расчётам. Весьма неприятное окружение на комбинате всячески отталкивало от себя адептов из школ, которые обязаны были посещать эти бестолковые занятия. Мы часто простаивали в коридоре в ожидании преподавателя, а иногда просто сбегали домой в состоянии ещё большего отвращения. Плохо идущий по старым рельсам текст оставлял за собой жёсткий хвост из проволочного веника, который царапал металл сна на протяжении всего пути. Пробудиться в спальне и в лунном озарении сделать повторяющийся круг из звёзд на магическом стекле. Накрыть скатерть на столе, предварительно расправив её неподатливые углы по всему периметру. Урок плавания, к счастью завершён и я с мокрым венком на голове иду по коридору в кабинет геометрии. В раздевалке беснуются одноклассники, но я не хочу, чтобы прекращался окружающий меня хлорированный смех.
Сослаться на болезнь, чтобы в последний раз завершить походы к репетиторам по ненавистной физике. Злостно уцепиться одной рукой ей в шею, чтобы она изогнулась в фигуре и припала к парте щекой. Одними и теми же словами копаться в состарившейся вместе с воспоминаниями истории, которая уже физически не может получить продолжение к солнцу. Зима уже соскочила с календарей и месячные девчонки болезненно прекратились во время шопинга. Трудно идущие по глубокому снегу первоклассники продолжали смотреть на прячущееся в облаке солнце, пока мама готовила в духовке звёзды, чтобы поспеть до заката. Игры в мяч на травяной площадке с уклоном к кустам болот. Световой шлейф над ивами пронёсся в небе стрелой, чтобы запрятать живой закат за постройками соседа. Хозяйка любовного дома пускала нас вечерами к себе погостить, а меня даже поила звёздным чаем из индивидуальной кружки с причудливыми записями на английском. Все кроссовки промокли под дождём, но обращать на этот недостаток внимание по-детски не приходилось. Символический дождь стал теплеть и небо над деревней прояснялось до видимости звёзд в сумраке полночи. Листья к рассвету осыпались с кустов, пока мы устало плелись к дому, чтобы припасть к подушкам. Солнце в августе остывало быстрее обычного и скопившаяся после лета усталость несла нас к школе в предчувствии некой любовной магии. Туманное восхождение в тёмный двор и поскрипывание собачьей цепи где-то в области сарая, а затем последующая сонная попытка открыть просевшую к ступенькам дверь хаты. Озеро в лесу не было мной найдено и я вернулся в дом без впечатлений. Солнце выбивалось из туч как могло, пока не растеряло все свои закатные лучи на вынужденном подъёме. Мысли после бессонницы беспробудно ныли под потолком рассудка в натянутом поиске родительницы всего свёртка. Щелкнуть звезду по золотистому ободу до степени головокружительного рассеивания лучей по всей поверхности койки. Звёзды бились краями о солнечную расписную тарелку, пока свет под небом не исчезал в тени престарелой луны.
Волны тепла уходили в глубины тела плачущего младенца, пока мачеха прикасаясь ложкой к кипятку ласкала на плите компот из яблок. Задеть молодого прохожего плечом на переходе, чтобы специально присмотреться к его симпатичной спутнице и с ненавистью одарит его пронизывающим взглядом соперника. Забить на последнюю пару, которую хриплым голосом ведёт седовласый преподаватель. Он совсем и не против разойтись с нами эти вечером, но при условии, что мы не будем трепаться по университету о расставании. Преподаватель вырисовывает за монитором чертежи и с улыбкой приветствует нас на входе. Он бережно обрисовывает ситуацию перед парой, но при этом он уж слишком обходителен, чтобы справиться с группой заочников. На задней парте выкручивается сосед с воспалёнными щеками, а ему в помощь смеётся низкорослый недоросль из магазина инструментов. Я опаздываю на экзамен и прикладывая тонкий ускользающий листок к краюшку парты стараюсь исписать все его доступные участки до не читабельности между текстами. Встать холодным утром после ночного залога перед сном и спустившись со ступенек к накрытому столу беседки обмолвиться о плохом самочувствии отцу. Пить из маминой кружки, которая уклончиво стоит на мягком подлокотнике дивана и тревожно проливается во время того, как я пытаюсь привстать, чтобы вновь опуститься на провал подушки. Вещание из плазмы не прекращалось с течением ночного времени и я всё же набрался решимости, чтобы просто зайти в сестринскую спальню и аккуратно попросить выключить всенощный ящик. Эмоционально убаюкивающая звёздная круговерть над колыбелью выносила все сложные мысли пациента на балкон до следующего утра, когда жильцы соберутся на учёбу и уже приоткроют входную, но вспомнив о замёрзшем потоке мыслей обернутся, чтобы найти отложенный свет. Племянница спала прямо на пуфике, пока брат собирал в сумочку необходимые документы и бродил ещё по кухне в поиске набора ключей. Я проснувшись, застал этого вытянутого словно аист наркомана в туалете за прикуриванием сигареты. Сидел он на умывальнике для полоскания ног и смотрел на меня своими широко распахнутыми глазами без моргания и пояснений. Наркоман не проронил ни слова! За окнами виднелись высоченные этажи соседнего корпуса, а кое-где даже по коридорам ночью двигались санитары или одетые в голубые пижамы больные. Запахи от сумасшедшего в стационаре были отвратительны и представляли собой смесь маринованного табака и щетинистой потливости из узкого рва карантинной палаты. Идти по улице с племянницей, которая сама напросилась на прогулку и теперь задаёт множественные вопросы на природные темы.
Вторник, 2 Апреля 2024 г.
10:30
Еду привычным маршрутом, а скатываюсь в абзац при школе, где снуют и роются гласные оборвыши из букв. Лес был совсем рядом, чтобы до него можно было в жаркую пору не дотянуться. Брат уснул дневальным сном, пока бабушка возилась на кухне у плоской чёрной сковороды. Картошка выставлена на уличный стол и я гляжу в поле под высокие берёзы, которые качают сплочённое голубое небо. Разбить свою душу на осколки и бросить в затянутое тиной болото до наступления ночного субботника. Школа истощилась для воспоминаний и затянулась солнечным паром так, что рассмотреть все подробности её жизни стало невозможным. Урок физкультуры в младшей школе проходил в отдельном мягком зале с уложенными на полу белыми матами и гимнастическими стенками за по-девически хрупкими позвонками. Зал был прилично освещён и отбрасывал в мою пятничную душу стрелы блаженства. Я был ещё не знаком с городом и общественный транспорт пугал меня своей скученностью. По парку медленно гуляли мамочки с детишками, которые всегда стремились выйти вперёд на несколько шагов, неумело управляясь своей походкой. В окошко ларька с мороженым стучались низкорослые школьники, но безуспешно осознав всю тщетность воздействий отходили в сторону. Острое воздействие музыки на ранимый организм плохо сказывалось на самочувствии. Ночь медленным шагом входила в русло рассвета и над телевизионным ящиком прояснялись белые полосы воздушного шоколада. Противным солнечным клубком свет ударялся в глаза после бессонного путешествия по бессмысленному шару из звёзд. Остановиться в ночном центре двора, чтобы уловить тихонькое общение между соседями, где-то у калитки на подходе к подъему асфальта. Резкий рывок до небес, а затем стремительное падение в омут водородной звезды. Покорить эту женщину своей глупостью и надменностью, чтобы излиться при всей родне про любовь, которая сошла с ладоней подоконника и теперь мёртвой мухой бьётся за рамами. Подходя я вижу, что горячие ставни окон в зале открыты и занавески развеваются в стороне огорода по ветру. Я был всё же влюблён и казалось, что в этот раз связь станет крепче и сложатся отношения несмотря даже на существенное расстояние.
Он сел на свободный стул, чтобы показать присутствующим своё серьёзное положение и молчанием подтвердить всю значимость. Со смуглой шеи свисала цепочка с крестиком и оголённая грудная клетка излучала сердечный пар при красном свете солнца из оконного проёма. Почти пустой стол на котором лишь конфетная ваза и иссушенные цветки искрошились на скатерти, чтобы неприкосновенно вылёживаться на краю. Ещё интересное времяпровождение за игровым столиком, где возложены все силы на обучение и глубинное проникновение под юбку просвещения. Поцеловаться невзначай между книг и по её инициативе. Отстраниться, толкнув её в плечи, чтобы ночью убежать к озеру и плакать без причины. Бросить тяжёлый синий портфель со слоганом на парту и поигрывая на перемене глазами с девочкой что помладше в приятном ожидании прийти к началу урока. Силы подходили к началу и словесность носилась на водной гладью до утра, чтобы подчеркнуть дождливой рябью всю мучительность смотрящего. На солнце натянули шаль и не дали ребёнку насладиться светом перед сном. Найденные часики во дворе были отобраны воспитательницей без объяснений, а мне осталось только плакать в деревянном домике, чтобы никто не видел моего мучения. Ощутимый изъян в слышимости имён раздражал компанию из молодёжи, которая не готова была принять меня в свои расслабленные ряды. Подняться к универмагу и гуляя по отделам рассеянно стремиться вновь оказаться в своей спальне для продолжения страданий. Смотреть фильм с родительской кровати и внушая себе уйти из душного дома к футбольному матчу затуманить свою рассудительную голову сомнениями. Сбежать перед парой за розой для этой женщины и дожидаясь её перед аудиторией нервно смотреть в университетское окно на площадку для сбора линеек. Разваленные казармы в розовой дымке утра казались ещё более покинутыми и только один строитель самозабвенно возился с досками у самого входа. Движения души были вяловато-вычурными и полезность обстановки была нулевой. По корпусу разбрелись студенты. У столовой аж до первичного коридора скопилась говорливая очередь из первокурсников. Метаться по личному кругу до ночи, а потом ожидать, когда луна растрескается в снотворном водоёме до звёздного нисхождения в железы ручья. Стекло звуков осыпалось частичками под обувь идущего к небу ангела. Отдалится от работы в тень стадиона и под крышей в паркой воздушности пейзажа ронять слёзы после разлуки с дождём. Достать из тумбочки металлический наган для игр с отвинченным барабаном, ручка которого холодна на ощупь. Не усомниться в игре и пройдя дальше по плавящемуся коридору выйти чёрным выходом к корпусу на стоянку. Ожидать прихода диспетчера и умильно общаясь с водителем разглядывать обстановку детской площадки под клёнами у близлежащего дома. Хотеть присесть на лавочку прежде чем приблизиться к входу, но увидев сколько окурков содержит в себе урна не обращая на усталость ног пойти дальше. Туманность рассудка в выходные становилась катастрофической и стоило бы мне только сесть за компьютер к дневнику она бы рассеялась вместе с печалью под действием души. Чёрно-белый перрон на киноленте и встреча лиц под парами вагона. Аромат дыма перелетал через полотно и стоя на остановке я мог чувствовать его смолистые останки, пока обращал внимание на фиолетовый корпус безоконного помещения в низине улицы.
С капризным сердцем подъезжать к университету и дрожа на подходе к домофону отдела достать из бумажника заветный пропуск. Солнце уже просуществовало до заката и люди вышли в блеске от стеклянной башни, чтобы пробиваться к автобусу всеми своими разрозненными силёнками. Люди застыли на остановке и сотрудник мок под ливнем никак не укрывая свою лысую голову. Провалившийся в снег горячий камень от луны испарял световой пар, который курился под звёздами и оставлял в тёмно-синем небе после себя молочный шлейф. Город как-то скучно освещался всеми цветами иллюминационной радуги и от этого по ощущениям вселял печаль в сердце от скорого расставания. Приложиться одним ухом к подушке, чтобы закрыв голубые глаза пугливо не вглядываться в чернеющий оконный проём в поиске злодеев или воров. Молча сидеть за столом у окна и не пытаясь возобновить беседу ковыряться всеми силами в своём же сердце. Излюбленное самоедство подъедало душу без огласки и туманя весь рассудок своими волнами топило всю благоразумность глубоководной мысли. Поглаживать плотную клеёнку стола и думать вскользь чужого потока без поддержки и сопровождения. Под сердцем скреблись лисы и болезненно царапая нежный дёрн лапами вырывали из сердца всю живость. В темноте окон можно было рассмотреть трудоёмкое дерево над всем участком, которое без шума и движений действовало на душу устрашающе. Стоять в пристройке и видя как скатываются с окошек капли влаги беседовать с братом. Красивая девушка уселась на диван и чёрными глазами устремилась разглядывать побеленную стенку печки. Сложно было вытянуть из неё хотя бы слово, но так увлекательно было всматриваться в минипейзаж лица, когда она просто тихо помалкивала под присмотром всей компании.
Уплотниться в фигуре, чтобы переезжая с места на место не растерять вес в обществе. Собачий вой стихал с приближением утра и уже не раздражал нашу ночь догадками о причине звуков. Звёзды не падали ей под ноги и красота не озаряла все черты её лица. Грудь в бюстгальтере и белый гольф в облипку подчёркивал правильность форм. Ветер несущий к корпусу настроения угадывал моё прошлое и с одобрением похлопывал меня по плечу куртки. Сесть на скамейку для созерцания и неловко оглядываясь на свою жизнь смущённо отвлекаться от набора на клавиатуре. Улечься на бок и чувствуя как щекотливо бьётся сердце в простыне вновь открыть от дискомфорта глаза, чтобы слушать и выслушивать все намёки или капризы из груди. Лунный стан был привлечён к танцу в небе и нежным касанием звёздного маятника окутывался свечением летнего тумана. Деревня утомлённо спала под холодильной изморозью крыш и звёзд, которые втирались в доверие рам и застывали на стекле до рассвета. Пристёгнутые к телу ощущения колкостей и выдумок от природного чутья всего происходящего под луной и за её пределами. Солнце катилось по пшеничному цветению, когда мы возвращались в деревню в утомлённой и мокрой форме душ после проигрыша в футболе. Настигнуть свой сон лишь перед чертой к рассвету и следя за движением сновидений неудачно сойтись в поединке с тревогой у которой отняли последние средства к существованию. Вынести рассудок на мокрой спине и бессильно дотянув в бессоннице до обеда скормить ему несколько строк из чужой сказки для умопомрачения. Утомлённо припасть к спинке дивана и в молитве без слов взглянуть в жидкость небес, чтобы рассмотреть повисание звёзд над дрожащими берёзами в полевой дымке. Мелким шрифтом литература въедалась в стенки рассудка, пока все школьники тяжело спали под картинным оловом небес... День уже почти завершен и торт вдохновения доели сумасшедшие поглотители сигарет на площадке балконов. Проёмы в бетонной стене предназначались для улетучивания дыма под потолком и благодаря циркуляции воздуха бельё на балконе сохло быстрее. Изогнуть его двор вместе с подъездами и уже видя, как синеет сосновый парк втянуть тонкий поток воздушного тления в грудину. Пожилой посетитель рысцой бежит по дорожке мимо старушек и мне на встречу от его тела прилетает морозный аромат свежести. Беседка из брёвен исписана чёрным маркером до потолка...
Четверг, 28 Марта 2024 г.
15:24
Осмотреть все скамейки на предмет недавней покраски и выбрать предпоследнюю дальнюю. Провести ладонью по гладкой поверхности, чтобы убедиться в сухости жёлтой доски. Город распускает молодёжь по парку и вменяемо одаривает любовью в поцелуе ищущего губами спутницу. В одинокой невысокой ели заплутал дёргающийся на ходу человек, который всегда рыщет по парку в поиске чьего-нибудь пинка. Рабочий в спецовке с инструментами одиноко копается в яме фонтана, чтобы видимо устранить все погрешности перед весенним пуском воды. Остаться в чёрном кинозале до окончания фильма и чувствуя, как шуршат конфетными бумажками зрители на всём протяжении сеанса, нервничать и внутренне порываться уйти. Выйти через вход на бетонную лестницу и в холоде осени глотнуть из пластиковой бутылки остатки вспененного напитка. Тут же уходят по парам собравшиеся в город молодые люди и с хохотом обсуждая фильм заставляют меня отчего-то смущаться. Я отлучившись в уборную, долго не могу отыскать обратный путь и по ошибке заглядываю за ширму ещё в один зал, который по сути оказывается малым. Где-то под ухом раздаётся злобный окрик руководительницы, когда я тревожно порхаю по незнакомой сцене в гамме прожекторов и меня уже почти физически устраняют из спектакля. Картонные стенки декораций с выцарапанными расшитыми окошками почти уже опрокинулись в тень галёрки. Девочка с нежным личиком и стройностью ещё не сложившейся фигуры заставляла меня при соприкосновении в постановке смотреть ей в глаза и находить сходство с моими ещё недавними терзаниями по поводу оборвавшейся связи с большим городом без влюблённостей.
Среда, 27 Марта 2024 г.
12:20
Проспаться у порога луны и выйти из спячки в грязное положение перед близостью. На солнце вскарабкалась вертящаяся звезда и растворившись под ободом полилась лепестками лучей на землю. Проникнуть в окружённый лесами участочек на возвышенности которого высоким камнем воздвигнут дворец пионерии. Такси не подкатывает к самому входу и я рассчитавшись ещё идут пешком с гитарой в чехле к центральной лестнице. Внутри суетятся родители с неугомонными детьми, а под потолком висят разноцветные шары на верёвочке. Не подать вида, что страх воцарился в душе и уже прикусывает краюшек сердца, чтобы я поникнув не мог расслабиться у телевизора. Кто-то с треском о косяк двери барабанит костяшками пальцев, чтобы мы утихли в квартире предварительно прикрыв все внутренние рты и только тогда уже отец сможет тихонько прижаться к глазку ресницей для обзора. Сойти с ночной дороги на рыхлый синеватый песок пшеничного поля, чтобы с трудом продолжить путь до кладбища и не быть замеченным из несущегося с криками автомобиля. Стричь куст на границе со стадионом и наблюдать издалека, как из медицинского училища к солнцу вылетают белые студентки в халатах, чтобы усевшись группой на трибуне пить фруктовую воду и заедать радость мучной сдобой. Поскорее сдать учебники в библиотеку и без доплат отправиться на каникулы вместе с братом. Луна стала скрытной и мне пришлось изолировать свой ещё в недавнем прошлом освещённый дом от постороннего вмешательства с небес, чтобы стать наконец солнцем. На перемене толкаются плечами потные школьники, а с высоты этажа я вижу как у подъезда к столовой толпой курят продрогшие любимчики девушек. Мы выстраиваемся в ряд, чтобы получить лыжные принадлежности со склада и уже пробуя на ощупь проложенную колею навернуть первый круг вокруг школьной ели. Крикливое дитя толкает своего пьяного отца в живот на ступеньках, пока свадебная процессия входит под музыку в здание училища и уже пропускает эту картинку из виду, чтобы найти своё место за длинным столом. Закат выверено опускает над деревней свои золочённые крылья, чтобы приземлиться с рыжей тенью в блестящее поле травы. Стадион плывёт летним днём, словно в жаровне, но из деревни сюда уже подтягиваются девочки и парни, чтобы встретить нас смущёнными оскорблениями за глаза. Первые дни сентября выпадают на холодные выходные, но грусть всё же немножко тревожит сердце предвкушением жаркого учебного года. Смотреть из окна учебного кабинета куда-то вдаль магазина, где маленькими солдатиками снуют прохожие. Притихнуть над тетрадкой в ступоре и не мочь больше проворачивать дроби в смекалке, положить тетрадь на плаху удовлетворительной гильотины. Оставить сердце в плену и умчавшись в пустую ночь фиксировано застрять на жёсткой постели под счёт часов. Вырасти в этом солнечном зале и потакая своей чувствительности ходить за ручку с братом на приозёрную вечеринку. Вода под вечер стала покойно прятаться под кустарные берега и только кое-где слышно было, как лягушки плюхались с кочки в поверхность. Ласкаться к девушке сидя на полочке подоконника во время урока, пока в коридоре стояла пыльная тишина. На уроке литературы перед всей мёртвой аудиторией сочинять свои первые разговорные пьесы и уходить к парте обратно только по окончании урока. Прижаться щекой к мерзлому стеклу после ночи и оттягивать начало контрольной искусственным потиранием дрожащей фигурки по голому пузику.
Выйти из агрессивного окружения с вырванной на горле пуговицей и потирая румяные щёки стать в стороне на Олимпе опустевшего стадиона с ощущением при людного стыда. Прибежать как всегда третьим, удерживая свою душу в лакомой бронзе. Опустошённая грудная лёгкость на излюбленном уроке классики в тёмном кабинете с не солнечной стороны школы. Они тащат на локте портфель и куртку одновременно, чтобы в мокрой от пота рубашке следовать по тропинке к ларьку за жвачкой.
Девочки с мамами испачкав белые колготки ныряют во влажную траву у школы со смехом и плачем одновременно. Засучив рукава вылавливать из речки лёгкие камешки по течению, чтобы смеясь солнцу бодро выпрыгивать на колючий берег со жменькой драгоценностей. От мостика остались лишь балки, которые во время преодоления могли съехать в воду вместе с проходимцем. За мостиком начинался сад, куда я лично ходил лишь однажды с родителями и бабушкой, чтобы собирать яблоки за деньги. Проторенный к утру путь до её калитки вёл меня вечером к знойной ревности в комнатке сердца без света и тепла. Пройти по лунному канату через поле до леса, минуя трансформаторную будку в которой уже давно приопустили солнечный рычаг для обогрева здешней пшеницы. Уютный зал пропускал через окна лишь умеренный свет и от такой фильтрации на душе веселились пьянющие ангелы.
Понедельник, 11 Марта 2024 г.
09:55
Мещанин под пьяной фуфайкой и в одном резиновом тапке упал на уличный асфальт. Мы с отцом принялись поднимать этот экземпляр, чтобы привести его тело в чувства. На воду сел грозовой дым и на козырёк моей кепки посыпались дождинки от реки. Залететь в шумный класс не своего кабинета и хохотнув робко удалиться. Раздражительное предъявление своей непривлекательности прямо на паре и постороннему человеку, который никоим образом не сможет переправить природный недостаток в лицевом зеркале. Поставить высокий воротник, чтобы противостоять ночному ветру, который сплошь состоит из разорванного изнутри холодного потока туч. Песок стал мокрым, а к утру покрылся тоненькой коркой зеленоватого льда. Пройтись к деревне полем, где уже зреет в беловатой траве среди васильков рожь. Поодаль расположился плывущий на возвышенности в жаре причал леса. Окрики детей где-то возле реки слышатся сегодня на протяжении всего дня. Тощая линия человека отходит от меня в противоположную сторону деревни к не отопленному дому, где ещё доживает в постели его старенькая продрогшая мать. Выбросить в траву размагниченные и разбитые кассеты из картонной коробки, стенки которой изрядно изогнулись вовне и теперь не держат форму. Дядя входит в дом аккуратно придерживая дверь, чтобы не разбудить бабушку, которая ещё не окрепла после болезни. Ловя момент он заглядывает в каморку, где на дощатом полу уже давно выстаивали трёхлитровые банки с противными ворсистыми кусками засоленного сала. Дядя ищет спиртные припасы и сало его не интересует, поэтому он сопя себе под измятый нос открывает тонкие дверцы над фанерной столешницей, чтобы увидеть хотя бы пустую бутылку и разочароваться. Солнце взошло так высоко, что белый подоконник от лучей стал горячим до неприкосновенности. Камыши почти полностью ушли под воду разлившейся по сенокосу реки. Женщины весело сновали по полю, а мужчины поднимая к солнцу косы поглаживали клинок снопом свежей травы. Стать на росистом мостике, чтобы вникать в звёздные загадки из летнего журнала. Пройти два стадиона, чтобы воспоминаниями о юности затуманить школьный рассудок. Придумать плоскую картинку с сексуальными вырезками, которая поможет остановить мысленный поток перед тревожным погружением в сон. Мамочка придерживает руками за подмышки курточки ребёнка, чтобы тот не съехал по скользкой траве в любопытную лужу. Рядышком под турниками стоит новенькая коляска с белым накрытием, только вот пустует сидение, а родители отлучились в поликлинику, пока ребенок у стойки для пеленания возится с телефоном.
Раскрыть фиолетовую тетрадь в линеечку, чтобы выцарапывать лезвием с полей многочисленные сухие пятнышки от яблочной кислоты. Сгореть от неприятности вместе с партой в присутствии классной оравы, которая только и нацелена, чтобы развеять по школьной крыше мой пепел. Прижаться к шторе в кабинете географии, чтобы суметь дотянуть до окончания урока и не быть съеденным уже почти оскалившимся перед опросом журналом. На смолистой крыше в знойной дымке мая вертится не утихающий вентилятор, который кажется единственно привлекательной задумкой на последнем школьном этаже без возможности обзора площадки перед входной лестницей. Смыть гарь с рук в одной из ряда раковине на подходе к столовой. Сушить руки и вглядываться в худое лицо своей физиономии через залитое солнцем зеркало. Встретить здесь преподавательницу, которая передала мне чёрного кота, чтобы нервировать уставшую мать, когда та приходит с работы и чует женским носиком аромат шерсти. Кинуться приятелю на спину и потом сползти с его плеч на тёплую траву. Жаркий дневной урок физкультуры и весь класс по высотной лесенке с помощью одних только рук ручейком преодолевает подъёмы и спуски конструкции. Клумбы с бархатцами в прохладном воздухе сентября отдаются терпким ароматом, который окружает школу по периметру. Коленки в шортах мёрзнут, но линейка только-только началась и необходимо из деликатности отстоять бумажный праздник, чтобы увидеться уже в классе и разойтись до завтра. Хмельное соитие тел в ночной виноградной беседке без присмотра родителей, которые уже спят в фиолетовой комнате с подсветкой, чтобы можно было не искать включатель на ощупь и ступая на ледяную плитку пола идти на кухню или в туалет без столкновений о стенки или двери. Стать под душ, чтобы не умея ещё засыпать смыть с кожи весь выпускной травматический блеск, который слоями лип к невидимке-звезде пока душа не могла обращаться к небесам напрямую. Деревня превратилась в прямоугольную фигуру из памятников и домиков на карте, где никто не хлопочет по хозяйству и только проезжая техника может ненадолго колёсами расшатать линии сложившейся судьбы. Я собрал горелые сучья в ладонь и бросил с песчаной высоты в овраг из полыни. В канаве из бурной воды покачивались тельцами утки в оперении цвета зеленоватого металлика и не смотря на сложность дождливой ситуации птицы были безмятежны, казалось они даже дремали в сбивающемся от волн потоке. Все мышцы превратились в деревянные слепки и мозг устало сидел под холодильником, чтобы пялиться в сырое хитросплетение лип над дребезжащей по ветру створкой ворот соседа.
Вторник, 27 Февраля 2024 г.
14:13
Затянутое слоем дыма болото за салатовыми кустами осоки. Маленький комбайн за речной полосой тянет колёсную установку и земля за ней становится шёлковой. Ленивый велосипедист уклончиво съезжает с просёлочной дороги, чтобы приблизится к лесочку на песчаной возвышенности. Обнаружить красноватую полянку с лисичками и подосиновиками под слегка примятой муравьями листвой. Подойти к оврагу, чтобы вспомнить времена своей юности и ещё любовные встречи без поцелуев. Пить каппучино приготовленное на огне и взявшись за руки танцевать вокруг сосен до головокружительного упадка сил.
С визгом на травяном подъёме мотоциклист рыхлит землю и с дымом из-под седла вновь поднимается к открытому солнцу. Укрыться от переписки под бумажным покрывалом из перемолотой лунной щепы. Еловые плечи ужались, чтобы я увидел картинку с узорами для звёзд над кладбищем. Остаться на гладкой лужайке не доходя до ворот и в поиске на втором конце деревни огонька радостно обнаружить его в окне у предпоследней старушки, которая явно смотрит телевизор. Натянуть на себя тонюхонькую простынь и в не спящем ещё режиме вздрогнуть от улёта души из тельца. Вишенки колыхались на срединной ветке под фонарём и с теневым треском падали иногда на подсвеченный асфальт.
Завёрнутый на своей печальной книжке человек без прочитанного перед сном содержания вышел к воротам и запланировано втягивая сюжет подпрыгнул к ветке липы, чтобы снять хрупкий цветок текста и сомкнуть в ладони аромат от белой строки. Неизвестные птицы кружились над соседским огородом и темнота по нечеловеческой оговорке ещё сохраняла совестливую видимость над горизонтом.
Берёзы же, как бы они не были белы, померкли и зрительная нить, если бы не спасительная луна, казалось,вот-вот лопнула бы звездой. Город гипнотически рухнул в ночной подъезд и проспавшись под холодным потолком вышел к запёкшемуся на стыке с луной весеннему огню. Карабкаться по листве и пропустив последний урок ухватиться за корень учебника, чтобы заправить снотворные двойки на подступе к лунной четверти. Противная серёжка с крупным магнетическим камнем раскачивалась в ухе училки над моим носом и все нагрудные помарки её ароматической ручкой в моей содрогающейся душе приобретали перечёркнуто-красноватый оттенок эротической любезности.
Понедельник, 26 Февраля 2024 г.
10:02
Тревожные разговоры до ночи и тоническое опьянение в пластиковой корке. Залить луну мутной жидкостью и растереть большим пальцем.
Хочется, чтобы луна пропала без вести или вместе с ночью погрузилась в линию морского горизонта. Зайти по колено в сухой снежный сугроб и провалить душу в холод. Бегать вокруг деревни и отбирая вытянутые из кепки бумажки со званиями продолжать выискивать сержантов. Шлёпнуться перед дверью и чудом не сломать весь свой корпус. Учительница излучает аромат раскуренного мешка с табаком, который случайно залили травяным одеколоном из деревенской лавки. Я поставил крест на своей сердечной фигуре после неудачной любовной задачи без доказательств и расчётов. Город притягивал перед новогодней ночью к своим тёмным крышам звёздные горящие украшения из лунного камня. Лунный перстень упал на подоконник и я не успел его поднять, хотя очень спешил этой ночью к свету. Листва шумела под окнами и при сильном порыве ветра билась с ветвями о стёкла. Утренний подлец вселившись в сердце после бессонной ночи, пил за завтраком все мои силы и плевался с балкона крепким чаем из гущи мыслей. Взять томик мелкой прозы и стараться вчитаться в его неподдающиеся сюжеты через снотворную вуаль из алфавитного хаоса. Я приду к ней сегодня вновь и она не протянет мне руку в знак согласия, чтобы на улице прочувствовать всю прелесть дождливой череды событий через её прикосновения. Досидеть дома до обеда и накрутив себя до разногласия текстовой воронки с линией сюжета всё же одеться, чтобы извернувшись у подъезда шагнуть к дальнему магазину с правомерными намерениями. Остановиться у притягивающей к себе синюшной стены из сосен, но чувствуя как за спиной маячат суетливые больные сойти с точки, чтобы быстрым шагом отыскать укромное место для одиночества. Кружусь вороном вокруг этого вытоптанного до грязевой бездны стадиона, который уже не используют для игры в сумасшествие. Больной в потной майке и с чёрным кислым вареньем в душе полирует все повороты отделения или засиживается в чужой палате до обеда, чтобы клянчить хлеб или сладости. Шагать по оранжевой листве и бьющим ударом поднимать воздушную желчь перед собой. Из солнца на широкую площадь стадиона спадают лучики, которые принимают на себя ещё белые фигурки из женского заговорённого в траве серебра. Скошенная трава за ночь иссохла, но мы без приказа не двинулись с места, чтобы граблями прижать её к жаркому краю пастбища. Казалось, что стрекозы повисали над речкой только для того, чтобы внимательно осматривать людей, которые бестолково присутствовали на берегу и улетая пересказывать всей округе жужжанием повестку заготовительного полдня. Мошкара над камышами и над дикой зеленью яблони неприятно липла к потной майке, а ещё спешила к затягивающему от перегрева сердечному водовороту, чтобы погибнуть. Родители катают меня словно в катафалке по округе больниц и я снова раскладываю перед ними в домино свою взбешённую, но умирающую от не стыковок душу. Не находить выхода и спешить усесться в раковине, чтобы печально есть мандарины под горячим цитрусовым дождём из-под бесплатного душевого автомата. Вернуться по той же дорожке и к тому же самому закрытому люку, которым меня ближе к жилому дому опять обогреют по заснеженному носу отвратные сходы от канализационного ущелья. Пройти мимо кирхи и засмотревшись, как за оградами небрежно сложены пыльные горстки из разбитого кирпича нечаянно ступить башмаком в лужу. Приподнять на цыпочке к звёздам и сладко застонав вылететь вместе с одеялом в оконный проём. Чихающая звезда прижалась к лунной щеке, чтобы сотворить лучевой поцелуй в её выжженное добела плечо. Луна не издавала звуков, а только мило следила за пышным подъёмом своей груди к звёздной паре. Фонарщик случайно коснулся факелом звезды и ожёг ей нижние лучи так, что звезда всхлипнула от мгновенной боли. Упрямо стать в высчитанном центре поляны под умирающей от печёночной желтизны луной и молиться не спуская с её сексуального блика глаз. Потом вернуться в веселье дома и под парами от каши из печки смотреть выдрессированный на горячей плите телевизионный сериал. Мама проводит ладонью по моим волосам, но я не пытаюсь расслабиться, даже скорее напрягаюсь от переизбытка чувственного белья под подушкой души. Вонючие кружевные тряпки я первым делом выношу из сеней и бросаю на запыленный снег где-нибудь у будки коротко навязанного под крышей сарая пса. Ставший на задние лапы пёс едва не опрокидывает полную грушу бабушкиной фигуры на опилки возле подвала. Я ухожу от полевого полотна из одуванчиков мимо не засаженного огорода и попадаю в кадр объектива, который брат неожиданно приблизил к моему заспанному лицу. Целовать бессонную пыль и взбивая руками каменистый песок лежать на дороге так тихо, чтобы никто не успел меня здесь обнаружить. Старая женщина оставляет в миске корм для собак и с куском чёрного хлеба направляется к курятнику. С дороги я слышу только взмах крыльев петуха на калитке и собачий лай в углу двора. В яркой синеве кладбищ я оставляю свой курительный след из горячей горловины, которую обняли зимние опоясывающие морозы и заставили вновь дышать. Постель к сожалению уже смята и солнце не обогреет содержанку-луну в её купленном за несколько звёзд ночном интерьере. Фишки дождя осыпаются с листвы в кромешный туман над топорищем оврага. Ласточки по цветочной схеме щекочут крыльями жадную до слёзного вспенивания лунную полянку. Бороться на подходе к подъезду с мельницей снега, которая посылает мне в бледное лицо очередь из дробного секущего порошка. Сойтись у домофона с отцом, который освободив шею от длинного шарфа теперь едет со мной на один этаж. Город купается в солнечной душевой и из окон на улицы сыплется лучистое зерно для обогрева дорог и тротуаров.
Вторник, 20 Февраля 2024 г.
10:19
Укрываться от сопротивления в тёплой ямке твоей зацелованной щеки. Яблочный жом из мокрой марли высыпается в мусорное окно без стыда. Я пью засыпая сладкий кефир из экстренной соски под телевещание новостной женщины. В этот тёмный вторник так не хочется идти в детский сад, но сон мой уже прервали и вытянув меня из кровати повели к кухонному столу. Отец ставит передо мной сладкую рюмочку с кофеином и я глотаю напиток при тусклом озеленении кухни люстрой. Череда детей с родителями подходит к калитке сада, а мы с папой ещё должны преодолеть два пролёта ступенек с крутым положением спуска к скользкой земле.
Всегда трудно заходить в группу и знать, что отец вот-вот меня оставит. Я только гляну из окна ему на прощанье и он поспешно выйдет за пределы сада, чтобы напоследок помахать мне из-за ограды рукой. Майское поле усыпано спелыми одуванчиками в зелёном озере из трав и весь воздух в округе школы от вишнёвой солнечности пропитан цветущим ароматом. Мы часто сбегаем в ближайший магазин за жевательной резинкой или шариковой карамелью на палочке. Я нащупываю в кармашке пиджака несколько сотен от сдачи и покупаю апельсиновый напой в бутылочке под 0,5. Я вызываю этого простуженного господина на бессонный флирт, чтобы потом просто извиниться под мелко сыплющимся за плечи муравейным дождём. Птицы прислонившись к мерцающему огарку тучи тут же сорвались вниз под лунное сооружение из деревьев и звёзд. Найти не занятую скамейку в чужом дворе и осматривая пустую детскую площадку, думать о временном избавлении от сопроводительного кашля на своей удобной кровати под телевизором. Опавшие листья ушли под воду и теперь шевелились в волокне водорослей у нагромождения камней. Молодой ещё человек шёл по берегу вприпрыжку и будто бы тянул за собой высокие резиновые сапоги до колен, которые казалось были ему великоваты.
Под белыми колоннами дорожного моста я встретил его уже со знакомым рыбаком и успел заметить лишь как они обменялись пожеланиями, чтобы разойтись в два ручья. Маляры скоблят заостренными черенками стену коридора и все опилки и пыль слетают на спец-костюмы и волосы женщин, а также на кафель пола. Центр города галстуком из дорожной ленты натуго затянут до асфальтированного подбородка паром из свежеуложенной щетины тротуаров. Я прошусь выскочить из маршрутки на холод, потому что мне не достаёт кислорода в этой людской сутолоке из секущейся лжи. Бескислородный монолог в моей азартной душе завершается проигрышем золотого запаса слов и я вновь заперт в книжном колодце с бодрящим бензином для согрева мыслей. Холодный фонарь теперь отдавался одиноким светом на растерзание всей округи, потому что ещё продолжал мысленно возиться со своей дохлой мошкарой за стеклом толстого плафона. Испугаться своей собственной луны, которая по шагам нагоняет меня со спины, чтобы ударить перевёрнутым светом в глаза. На болотистое дно озера не до предела упала берёзовая ветвь и теперь она отличительно сияла в вечереющей мгле над поверхностью своей отменной белизной. Сидеть под грушей и кустом папоротника, чтобы унять язвительную рябь в измученной до покраснения ночи душе. Утренний сборный стол окружён детьми, которые тянут из ваз все шоколадные конфеты с орешками и вафлей внутри. В ванной шумит ударяющийся поток и сестра выходит на кухню с мокрыми прядями, которые одновременно из руки взбивает салатовым полотенцем. Укутанный тряпками малыш на печке стоит и смотрит в мамины глаза, которые спокойно и уверенно греют ему сердце. Неповоротливым шагом возвращаться из лужи домой и ждать от бабушки криков и взбучки, которые обязательно загонят меня и отвернут к спинке расправленной кровати в обездвиженной позе виноватого манекена. Солнце продолжало уклончиво ронять свет на жёлто-синюю вагонку длинной стены от улицы, чтобы лечить мой уставший глаз компрессом из красот природы. В огороде мама ударяет тяпкой в сухую землю, чтобы разгладить весенние швы затвердевшей почвы для плавного восхождения тюльпанов. На заборе повис локтями старик в старомодной шляпе и готовится петь нам песни своим рыкающим после курения хроническим голосом. Пропустить папин жест за столиком для завтрака и потом всё утро проплакать под блоком с игрушками на коврике для слёз. На дверь спальни ложится тень нянечки, которая уже расставляет посуду с молочным супом и ложками на столы. Сонными краснючими глазами девочка осматривает весь зал и неловко ступает босыми ножками на холодный линолеум. Девочка умильно спит и пускает почти мыльные пузыри из губ себе под нос. Я наблюдаю за этой кривоногой куклой уже не одну ночь и удивляюсь откуда в ней столько неиссякаемой крепости для сна. Выйти пальчиками к воде и по-женски ощутить в животе дрожь от соприкосновения с возбуждающим приливом солнца. Везде по кухне слышались шорохи и отворив тяжёлую дверь они испуганно усилились под холодильником и сервантом. Ласточки кружились тенями на морщинистом овале бабушкиного лица. Ещё разок безуспешно дёрнуть не подающуюся дверцу маршрутки, но получить от водителя за смелость лишь горсть горькой брани в свой адрес. А потом с ненавистью смотреть на него в курительной компании пузатой шоферни. Звёзды ночами обыскивают обморочное солнце на предмет красок и оттенков для рисования гуашью в группе при утреннем освещении завтраков.
Понедельник, 19 Февраля 2024 г.
11:43
Ехать в маршрутке до ж/д вокзала, а потом через силу идти к университету дворами по скользкому тротуару. Идеально выложенный асфальт приятен и моя правая нога не пятится внутрь при ходьбе. Отсветы волн от воды бассейна колышутся на стене и шумами детей разгоняются до потолка. Городская суета во время праздника вливается в пивные бокалы и уносится с дымом от жаровен в хмельное облако над рекой. Студент засучив джинсы до колен идёт по линейке берега и готовится в уме к предстоящей пересдаче. Листья слетают с прибрежного берёзового лесочка в холодеющую к осени муть Немана. Делать постыдные звонки в её закрытый номер и будить своими криками родителей, которые легко уходят в потустороннее венчание со звёздными обломками от сновидений. Видеть эту женщину в столовой и в её худом облике обновить свою перезагруженную до привлекательной заставки печаль. Уронить чайный поднос на ляжки посетителя, чтобы потом виновато сбежать из столовой и дрожать в ярком углу аудитории. Его слишком откровенный смех и белые зубы на смуглом фоне лица. Уже проникающие в лекционный зал светлячки фонарей вселяют в забегавшееся сердце надежду на исход. Луна этим вечером уж слишком слаба, чтобы рассеять дымку от прикладной тучи. Уйти от румяной отчётливости взгляда человека, который был моим одногруппником. Скорее усесться на задние ряды маршрутки, чтобы не попасть в конфликтный сговор с заведённой фантазией в своей же схваченной на месте преступлений голове. Отсутствие переднего ряда зубов и плохой запах из полости всегда отталкивает от беседы, хоть бы и желанной. Он держится двумя руками за брусья и тем самым создаёт прохладную дистанцию между нами. Мои щёки и губы от долгого простаивания на месте покрывает свежий морозец и мне не хочется вновь лететь бегом по окружности, чтобы сбивать раз за разом тревожную наволочку с души. Он громко забивает все колонки аудитории своим трубным басом и ещё, словно лирический пловец машет руками над головой и перед собой, чтобы произвести видимо впечатление на студенток. Ненавистная пара и я оказываюсь у доски, чтобы долго покрываться потом и лицевой краской без возможности соскользнуть под парту и кукарекать под ней до рассвета, чтобы согнать ужас. Обойти супермаркет и трудно дыша на подходе к своему району прислониться к грязной ромашке подъезда, чтобы плакать от досады. Пожать ему руку, чтобы забыть все случившиеся обиды на любовном стадионе и открыв двери квартиры улечься в одежде на старый диван. Сильный ветер над озером и скованный желудочным напряжением торс перенаправляют моё тело в измерение между злобой на заутреннюю любовь без обжимания подушки и феерической бессонницей под звёздным пухом. Заведённый зимний дождь превратился в снегопад и от этого мои ресницы покрывались инеем, а миниатюрные глаза слепила стремительная холодная капель. Деревенский свадебный обход вокруг хат в сонливом одиночестве, которое вызвано было постоянным не уютом в окружении гостей. Облокотиться на спинку дивана, чтобы взяв книжку сказок без обложки листать только для того, чтобы просматривать коричневатые от солнца картинки. Где-то затерянные под деревенским шкафом удачно выведенные стихи на листке в клеточку. Тянуть пыльную коробку с солдатиками из-под кровати, чтобы сочинять новые сюжеты для боевиков у себя в голове. Обидеть двоюродного брата и вылететь с больной головой в стекло луны на гладкий бульвар осмеяния звёзд. Я часто вижу, как пожилой человек просто выходит из сеней, чтобы постоять у тёмного входа под вишнями и осмотреть свободное подворье соседского участка. Его сын, который пришёл домой затемно ещё спит, и мать осторожно приоткрыла окно над его взлохмаченной макушкой, чтобы из хаты вышел алкогольный запашок после принесённого им вчера в горле опьяняющего ветра. Пройти кладку через камыши речки и собрав в ладонь мягкий пух оказаться у самой фермы, где воет от жары техника и тупо мычат обложенные оградами коровы. Крестьянин демонстрирует матери свой исцарапанный у пупка живот и синеватый волдырь в месте укуса клеща, который по его словам перед сном зудит, но совершенно не беспокоит эмоционально. Усы его звенят во время беседы и отражают солнечное зарево, когда он голышом приподнимается с кровати, чтобы глянуть в окно без штор. Вся крыша его избы просела от густого слоёного мха до которого ему нет дел, потому что последнее время он встаёт только для того, чтобы испить воды из ведра после попойки, а затем снова бухнуться в грязную постель. Видно было, как ветки яблони просели над запертым колодцем и уже не было желания проникнуть в заросший лопухами двор, чтобы утолить ребяческую надежду на сочный фрукт. Приятель облюбовал старую будку с лавкой и матрасом, чтобы тайно курить без затяжек мимо рта в морщинистую ладонь. Вывернуть на душу всё содержимое от луны и в совестливой скачке за звёздами сойти с небес в психиатрическое лассо на прижавшейся к солнцу спутнице сердца.
Воскресенье, 18 Февраля 2024 г.
15:55
Противно писать сегодня, но внутренняя нищета загоняет моё сознание в треугольник стола. Исцарапанная ночными строчками тетрадка на поверхности и волнующая от безвыходности злость в её уплощённой сердцевине. Тревожная выходка поднимет меня перед сном вновь, чтобы в поиске ручки включить маленькую диодную лампу на полочке для видимости своей ребяческой улочки из словесной гальки. На тарелке для завтрака уже почти катается по ободу солнце из весеннего заголовка. Прошлая ночь и сегодня не стала последней в череде мучений, которые сковывают мою голову льдом под утро, чтобы за день она окоченела и уже не подавала признаков мысли. Выйдя на улицу толкаться плечами в воздушную подушку из взглядов пешеходов, которые уводятся псами на привязи от захватывающей атмосферы мультипликационного бреда в телефонной коробчонке. Поникший человек остался без головной боли и жены прямо на бетонной кладке у пивного ларька и не воспроизводил шума и движений, хотя я совершил круг и вижу его на том же месте уже второй раз. Один из подъездов окружён группой пьяниц и весь двор от этого наполняется натянутой речитативной бранью. Похороны под нашими окнами в зале и до девятого этажа долетают трескучие всхлипывания тарелок из оркестрового сопровождения. Похороны отвратительны и расстраивают мой желудок даже если пациент не связан со мной родством. Он пытается подловить меня в коридоре и вызвать на откровенный перезвон с моей закрыто ликующей душой, которая перестала нуждаться в победном сочувствии. В сальном воздухе палаты пациенты играют в карты на раздевание души, чтобы всю партию зудеть о не бьющемся заболевании в козырном рукаве. Жаркое лето противно раздувает всю комнату до телесного затмения и находиться в её кузове под слепящим сердцем не представляется возможным.
Я выхожу из тени группы и оказываюсь во дворце солнца к которому уже спешит красивая мама и воспитательница не прочь передать меня ей в руки. Настойчивость в первоклассном выходе к доске и неумение ловко управляться мелком сложились в индивидуальный талант. На возвышенности мелового карьера с лазурной до умопомрачения водой мы жарим копчёные сосиски и пьём тархун из пластиковой бутылки. Смельчаки из компании готовы броситься на меня с укорами, хотя умом они не опережают и ослов, которые как вкопанные остаются на одном и том же месте, даже после серии ударов кнута. Вернуться в свой двор из лагеря и идти с приятелем по той же дорожке к школе, чтобы всеми способами уклоняться от его прямого взгляда на мой воспалённый от прыщиков лоб.
Четверг, 15 Февраля 2024 г.
11:54
Капелька дождя села мне на кончик носа и скатилась в опустошённую после зимы безлиственную траву. Мёрзлые мосты уводят пенсионеров в глубинные парковые провалы. Дорожки ещё сохраняют на поверхности снега и город по привычке мужчины отталкивает все призрачные явления прилетающие от весенней богини. В небе по бритвенной царапине смещался звёздочкой пассажирский самолётик. Балансируя по трубе теплотрассы, я спускался к затянутому кустами берегу Немана, чтобы найти потерянный в детстве ключевой источник воды. Луна над подоконником всё сильнее холодела, чтобы ночью покрыться желтеющей манкой из туманной пыли. Луна тыквенного оттенка болталась под высоким забором огорода и привлекая вороньё набивала свой гниловатый живот останками от звёздной выпечки. Приоткрыть после бессонницы окно детской и направив все усилия на опережение усталости, упасть телом на фигурно ушками поставленную подушку своей кровати. Пепельница из лепестков стекла всю историю простаивала на блоке без сдвигов и без содержимого. Бутылка шампанского в руке отца брызгалась над столом от жёлтой пены и улыбка его в тот момент, словно лицевой кармашек с зубчатыми молниями расходилась в горизонтальном замке и натягивалась до предельной глубины уголков. Нижние этажи дома ушли в серость утренней посадки. Заводские крыши с линейками труб подпирали кареглазый горизонт над пятиэтажным носом моего чадящего дымчатыми ухмылками приятеля, который теперь и работает на том самом заводе. Водохранилище среди лесного участка перекрывалось зеленоватой пыльцой, а вся вода приобретала неживой оттенок из позднего осеннего зачатия. Творческая переигровка бессонницы состоялась при луне и я с закрытыми глазами и искрящимися подушками за шеей, катал по полю заряженное от USB ночное солнце. Варварски снесённые ворота теперь не мешали вспахивать поле и только одиночные низенькие елочки напоминали о счастливом времени без тревоги, когда мы заполняли своими разодетыми голосами это ещё свободное футбольное небо. Войти в столовую и гордо снять шапку у самой кассы, чтобы вытягивая подбородок из груди к меню не навалиться на девушку, которая ещё не завершила свой заказ. Идти под запретом к берегу карьера, но не сумев обойти напряжение только ступить в воду и чувствовать, как кто-то из родителей под невидимым надзорным деревом всё же стреляет мне в спину. Застрахованный психиатрический закос ушёл в стойкую ремиссию перед родителями, но мыслями продолжал метаться по циклу трамплина для велосипедистов, только без эластичной устали и падений коленями в пластиковый пол. Глупость возникает из-за боязни, что из окна я увижу сад в котором друг нежно обнимет за плачущую ветвь свою обломанную поплечницу по пропитанному кухонной экзотикой дивану.
Закрыть